Новые книги Владимира Кричевского

2 октября 2017

Текст

Рустам Габбасов

Но­вые кни­ги Вла­ди­ми­ра Кри­чев­ско­го

В из­да­тель­стве «Арт Вол­хон­ка» вы­шла кни­га Вла­ди­ми­ра Кри­чев­ско­го (при де­я­тель­ном уча­стии Ге­ор­гия Рать­ков­ско­го) «Гра­фи­че­ские пре­ле­сти и курьёзы: кни­га для чут­ко­го ди­зай­не­ра». Но­вые этю­ды об оформ­ле­нии до­во­ен­ных со­вет­ских кни­жек по­яви­лись вско­ре по­сле квад­рат­но­го аль­бом­чи­ка о про­блес­ках «фор­ма­лиз­ма» во внеш­но­сти кни­ги в 1930-е го­ды.

Меж­ду не­боль­ши­ми по объ­ёму со­чи­не­ни­я­ми есть пе­ре­клич­ка в глав­ном — оба учат ви­деть чу­до в обы­ден­ном, от­се­и­вать лиш­нее, а так­же ис­сле­ду­ют при­ро­ду твор­че­ства. Но кон­цеп­ту­аль­но, в са­мом вы­бо­ре ви­зу­аль­но­го ма­те­ри­а­ла кни­ги от­ли­ча­ют­ся су­ще­ствен­но.

В «Про­блес­ках «фор­ма­лиз­ма» ис­сле­до­вал­ся по­гра­нич­ный к 20-м пе­ри­од — «мрач­ные и бли­ста­тель­ные» 1933–1937 го­ды, ко­то­рые при­ня­то счи­тать гра­фи­че­ски бес­плод­ны­ми, идео­ло­ги­че­ски враж­деб­ны­ми к аван­гард­ным по­сле­ре­во­лю­ци­он­ным го­дам. Вла­ди­мир Кри­чев­ский по­ка­зы­ва­ет, что му­зы­ка ре­во­лю­ции во вто­рой пя­ти­лет­ке всё-та­ки бы­ла ещё жи­ва и вдох­нов­ля­ла ди­зай­не­ров на от­кры­тия в книж­ной гра­фи­ке, не­смот­ря на гнёт офи­ци­аль­но­го ре­а­лиз­ма.

«Пе­чат­ный гра­фи­че­ский про­дукт се­ре­ди­ны трид­ца­тых всё же го­раз­до ин­те­рес­ней и свое­об­раз­ней, чем при­ня­то ду­мать и ви­деть. Бо­лее то­го, в ка­ком-то смыс­ле он со­дер­жа­тель­ней, теп­лее и да­же ху­до­же­ствен­но осно­ва­тель­ней по­точ­ных от­кро­ве­ний 20-х».

«Про­блес­ки «фор­ма­лиз­ма» вы­стро­е­ны как аль­бом с «ав­то­аль­ма­на­хом», сво­е­го ро­да днев­ни­ком-при­ло­же­ни­ем вну­три кни­ги, в ко­то­ром Кри­чев­ский вет­вит основ­ную те­му: вы­хва­ты­ва­ет све­том со­фи­тов по­чти за­бы­тые ны­не име­на ху­дож­ни­ков (на­при­мер, вы­да­ю­щу­ю­ся ле­нин­град­скую тро­и­цу Смир­нов—Крей­цер—Пя­ту­нин, все трое — Бо­ри­сы), вы­би­ра­ет под­те­мы, ко­то­рым мож­но бы­ло бы по­свя­тить и от­дель­ные кни­ги («Су­пер­об­лож­ка про­тив пе­ре­плёта», «Гар­ни­ту­ра Фа­вор­ско­го», «Эк­зем­пля­ры в пло­хом со­сто­я­нии»), на­ко­нец, щед­ро при­во­дит дю­жи­ну на­зва­ний не­на­пи­сан­ных книг для гра­фи­че­ских ди­зай­не­ров.

В «Гра­фи­че­ских пре­ле­стях» та­кой аль­ма­нах и есть осно­ва кни­ги. Не­боль­шие очер­ки на­пи­са­ны с уча­сти­ем двух-трёх ха­рак­тер­ных при­ме­ров из об­ще­го чис­ла по­до­бран­ных для кни­ги об­ло­жек. И фор­ми­ро­вал­ся этот ряд по оста­точ­но­му прин­ци­пу — яд­ро «Пре­ле­стей» со­став­ля­ют объ­ек­ты, ко­то­рым по раз­ным при­чи­нам не на­шлось ме­ста в дру­гих кни­гах Кри­чев­ско­го.

Не­смот­ря на не­ко­то­рую услов­ность та­ко­го вы­бо­ра, «Гра­фи­че­ские пре­ле­сти» по­лу­чи­лись кни­гой, ко­то­рую мож­но сме­ло ре­ко­мен­до­вать тем, кто ещё не зна­ком с твор­че­ством всёче­ствен­ни­ка. Чи­та­тель-нео­фит по­зна­ко­мит­ся с не­про­стым, но вы­ра­зи­тель­ным язы­ком Кри­чев­ско­го, по­чув­ству­ет по­э­ти­ку за­го­лов­ков очер­ков, уви­дит спо­соб В. Г. «де­лать Ни­как» соб­ствен­ные кни­ги — это ка­са­ет­ся и вёрст­ки, и ве­ще­ствен­но­го, по­ли­гра­фи­че­ско­го во­пло­ще­ния из­да­ния.

Не­шу­точ­ный ритм вы­хо­да книг на ма­те­ри­а­ле до­во­ен­ных со­вет­ских гра­фи­че­ских объ­ек­тов на­тал­ки­ва­ет на мысль, что Кри­чев­ский про­ща­ет­ся с те­мой «дца­тых». В са­мом де­ле, в кон­це 2016 го­да вы­шла книж­ка об Алек­сан­дре Су­ри­ко­ве, сле­дом с не­боль­шой па­у­зой по­яви­лись «Про­блес­ки «фор­ма­лиз­ма», и вот сей­час пе­ред на­ми па­сьянс из не­охва­чен­ных преж­де взгля­дом В. Г. книж­ных об­ло­жек. Вспо­мним и тот факт, что сей­час Кри­чев­ский ра­бо­та­ет над кни­гой об от­те­пель­ной ти­по­гра­фи­ке.

Из бо­лее чем два­дца­ти книг Кри­чев­ско­го де­вять на­пи­са­ны не­по­сред­ствен­но на пла­кат­но-об­ло­жеч­ном гра­фи­че­ском ма­те­ри­а­ле эпо­хи со­вет­ско­го аван­гар­да. Ве­щи то­го вре­ме­ни в раз­ных кон­тек­стах про­яв­ля­ют­ся и в дру­гих кни­гах В. Г. Сто­ит за­ду­мать­ся, ка­кая без­дна (в по­ло­жи­тель­ном смыс­ле) яв­ле­на, вос­со­зда­на, где-то и до­мыс­ле­на Кри­чев­ским: он от­крыл име­на не­сколь­ких вы­да­ю­щих­ся ди­зай­не­ров, рас­кры­вал те­му толь­ко че­рез ил­лю­стра­цию и толь­ко че­рез книж­ную об­лож­ку, рас­смат­ри­вал и то, что пред­ше­ство­ва­ло фе­но­ме­ну 20-х го­дов, и то, что сле­до­ва­ло за ни­ми (упо­мя­ну­тые уже «Про­блес­ки «фор­ма­лиз­ма»).

«У нас не бы­ло трак­тор­ной про­мыш­лен­но­сти. У нас она есть те­перь». Бла­го­да­ря Вла­ди­ми­ру Кри­чев­ско­му мы мно­гое зна­ем о ди­зайн-про­цес­се, ко­то­рый впол­не мог на­все­гда ис­чез­нуть в тем­но­те про­шед­ших лет. Ко­неч­но, круп­ные име­на и зна­ко­вые про­ек­ты оста­лись бы как в ис­сле­до­ва­ни­ях, так и в вы­ста­воч­ных за­лах га­ле­рей. Но о пе­ри­фе­рии гра­фи­че­ско­го ми­ра той по­ры (ко­то­рая обер­ну­лась на де­ле цен­тром!) рас­ска­зал толь­ко Кри­чев­ский. Всё ма­лое, на­ив­ное, сию­ми­нут­ное, не­ред­ко и ди­ле­тант­ское, при­чуд­ли­вое, эфе­мер­ное в гра­фи­че­ском ди­зай­не уви­дел толь­ко он. Так в на­ши буд­ни про­ник­ла пуль­си­ру­ю­щая, энер­гич­ная гра­фи­че­ская эпо­ха, а не про­сто «на­прав­ле­ние в ис­кус­стве», скуч­но за­фик­си­ро­ван­ное в мо­но­гра­фи­ях ис­кус­ство­ве­дов.

Не­ве­ро­ят­но, но «Гра­фи­че­ские пре­ле­сти» на­чи­на­лись как кни­га о но­вей­шей оте­че­ствен­ной ре­аль­но­сти. Ис­то­рия бес­слав­но­го кон­ца это­го за­мыс­ла опи­са­на Кри­чев­ским в пре­ди­сло­вии с не­из­мен­ным скеп­си­сом и со­жа­ле­ни­ем. И по­это­му «Пре­ле­сти», ко­то­рые на­зва­ны на­ми сим­во­ли­че­ской точ­кой, ста­вят боль­ше во­про­сов, чем да­ют от­ве­тов.

На­при­мер, по­че­му не­воз­мож­на кни­га о со­вре­мен­ном рус­ском ди­зай­не? А мо­жет быть, ар­те­фак­ты 20-х толь­ко ка­жут­ся нам ин­те­рес­ны­ми из-за серьёз­ной вре­мен­нóй ди­стан­ции и точ­но та­кая же ди­стан­ция нуж­на для вы­ра­бот­ки аде­кват­но­го язы­ка, ко­то­рым мож­но го­во­рить про се­го­дня, а не про вче­ра? Или де­ло в том, что то­гда кни­га бы­ла пе­ре­до­вым «ме­ди­а­ка­на­лом», аде­кват­ным вре­ме­ни, а сей­час нуж­но со­сре­до­то­чить­ся на пе­ре­крёст­ках жан­ров — ве­бе, мо­биль­ных при­ло­же­ни­ях, до­пол­нен­ной ре­аль­но­сти? Или всё по­то­му, что не су­ще­ство­ва­ло та­кой про­фес­сии «гра­фи­че­ский ди­зай­нер» с её са­мо­огра­ни­че­ни­я­ми и кни­гу оформ­ля­ли ху­дож­ни­ки, ар­хи­тек­то­ры и те­ат­раль­ные де­ко­ра­то­ры, при­вно­ся в об­лож­ку све­жие идеи, рас­ко­ван­ные ре­ше­ния? А мо­жет быть, со­вре­мен­ные точ­ные по­ли­гра­фи­че­ские ма­ши­ны пре­вра­ща­ют лю­бые не­точ­но­сти кон­ту­ра, стран­но­сти цве­та и ком­по­зи­ции в фарс, а не в та­лантли­вые на­ход­ки?

Вла­ди­мир Кри­чев­ский и Ге­ор­гий Рать­ков­ский за ра­бо­той над кни­гой об Алек­сан­дре Су­ри­ко­ве.
Моск­ва, 2016•Фо­то: Вла­ди­мир Оре­хов.

Суть не в этом. По­про­бу­ем уяс­нить глав­ное, что есть в «Гра­фи­че­ских пре­ле­стях» и дру­гих кни­гах В. Г. о «дца­тых». Они до­ка­зы­ва­ют, что бы­ла эпо­ха, ко­гда ху­дож­ни­ки, офор­ми­те­ли, гра­фи­че­ские ди­зай­не­ры (на­зы­вай­те их как угод­но) и об­ще­ство на­хо­ди­лись во вла­сти вдох­но­ве­ния. Му­зы­ка ре­во­лю­ции, в ка­кие бы ди­кие ато­наль­ные виз­ги она ни пре­вра­ти­лась уже к на­ча­лу 30-х, ра­ди­каль­но об­но­ви­ла со­вет­скую при­клад­ную гра­фи­ку вслед за ли­те­ра­ту­рой, ар­хи­тек­ту­рой, те­ат­ром. It all goes together.

Со­вре­мен­ное об­ще­ство се­го­дня ли­ше­но та­ко­го вдох­но­ве­ния, и па­фос ро­ман­ти­ки ему чужд. Про­цес­са­ми управ­ля­ет праг­ма­тич­ный под­ход: ре­аль­ность по­чти все­гда тре­бу­ет от ди­зай­не­ров ба­зо­вых зна­ний и уме­ний, про­зрач­но­го ре­зуль­та­та и аде­кват­но­сти. И по­это­му при­ме­ры яр­ко­го, «ак­ту­аль­но­го» ди­зай­на в со­вре­мен­ной Рос­сии нуж­но ис­кать не в плос­ко­сти соб­ствен­но ди­зай­на. Ве­ро­ят­но, как и в дру­гих сфе­рах ис­кус­ства, эн­ту­зи­азм и ак­ту­аль­ность в ди­зай­не скры­ва­ют­ся глу­бо­ко в под­по­лье на пе­ре­се­че­нии не­по­хо­жих яв­ле­ний жиз­ни: по­ли­ти­ки, ак­ту­аль­но­го ис­кус­ства, ис­то­ри­че­ских ис­сле­до­ва­ний, бла­го­тво­ри­тель­но­сти и так да­лее.

Книги Владимира Кричевского, упомянутые в обзоре

  1. Графические прелести и курьёзы: книга для чуткого дизайнера. При участии Г. Ратьковского.
    М.: Арт Волхонка, 2017.
  2. 1933–37: проблески «формализма» в оформлении советской книги. При участии Г. Ратьковского.
    М.: Кучково поле, 2017.
  3. Александр Суриков: очерк графического стиля. М.: Кучково поле, 2016.

  4. Печатные картинки революции. М.: Типолигон-АБ, 2010.

  5. Обложка: графическое лицо эпохи революционного натиска 1917–1937. М.: Самолёт, 2002.

  6. От модерна до ежовщины: 107 замечательных обложек. М.: Контакт-Культура, 2006.

  7. Модерн(ъ) в печати. При участии К. Благодатских. М.: Типолигон-АБ, 2010.

Кри­чев­ский В. 1933–37: про­блес­ки «фор­ма­лиз­ма» в оформ­ле­нии со­вет­ской кни­ги. При уча­стии Г. Рать­ков­ско­го. М.: Куч­ко­во по­ле, 2017.

Эта ха­рак­те­ри­сти­ка спор­ная, но так у ав­то­ра. — Р. Г.

В. Кри­чев­ский. Алек­сандр Су­ри­ков: очерк гра­фи­че­ско­го сти­ля. М.: Куч­ко­во по­ле, 2016.

О чём В. Г. объ­явил на кон­фе­рен­ции Typetersburg в ав­гу­сте это­го го­да.

Кри­чев­ский В. Пе­чат­ные кар­тин­ки ре­во­лю­ции. М.: Ти­по­ли­гон-АБ, 2010.

Кри­чев­ский В. Об­лож­ка: гра­фи­че­ское ли­цо эпо­хи ре­во­лю­ци­он­но­го на­тис­ка 1917–1937. М.: Са­мо­лёт, 2002.

Кри­чев­ский В. От мо­дер­на до ежов­щи­ны: 107 за­ме­ча­тель­ных об­ло­жек. М.: Кон­такт-Куль­ту­ра, 2006.

Кри­чев­ский В. Мо­дерн(ъ) в пе­ча­ти. При уча­стии К. Бла­го­дат­ских. М.: Ти­по­ли­гон-АБ, 2010.

Колонка
642