Letters from Sweden

26 марта 2018

Ответы

Йоран Сёдерстрём

Вопросы

Настя Минасова

сли лю­ди не­иде­аль­ны, то за­чем это шриф­там? — раз­мыш­ля­ет Йо­ран Сёдер­стрём, осно­ва­тель сло­во­лит­ни с го­во­ря­щим на­зва­ни­ем Letters from Sweden. Йо­ра­н чуть бы­ло не стал му­зы­каль­ным про­дю­се­ром и в раз­го­во­ре о шриф­те вре­мя от вре­ме­ни при­во­дит му­зы­каль­ные ана­ло­гии, что­бы точ­нее объ­яс­нить свою мысль. У Йо­ра­на нет про­филь­но­го об­ра­зо­ва­ния, но он ра­бо­та­л в ди­зайн-сту­ди­ях и ре­клам­ных агент­ствах с 18 лет, а в 2011 го­ду от­крыл сло­во­лит­ню Letters from Sweden, где се­го­дня мож­но най­ти са­мо­быт­ную биб­лио­те­ку шриф­тов. Кста­ти, сайт сло­во­лит­ни в своё вре­мя на­де­лал не­ма­ло шу­му, по­то­му что там мож­но бы­ло вжи­вую те­сти­ро­вать шриф­ты и на­би­рать лю­бые фра­зы, хо­тя се­го­дня без функ­ции тест-драйв не­воз­мож­но пред­ста­вить се­бе ни один про­фес­си­о­наль­ный шриф­то­вой ма­га­зин.

С че­го всё на­ча­лось, как вы ре­ши­ли от­крыть соб­ствен­ную шриф­то­вую сту­дию?

Свой пер­вый шрифт я опуб­ли­ко­вал око­ло де­ся­ти лет на­зад в сло­во­лит­не Сан-Фран­цис­ко Psy/Ops, за­тем ра­бо­тал с Veer (США) и вско­ре ока­зал­ся в Fountain, един­ствен­ной швед­ской сло­во­лит­не на тот мо­мент. Про­ра­бо­тав па­ру лет с её осно­ва­те­лем Пи­те­ром Бру­ном (Peter Bruhn), с ко­то­рым мы сов­мест­но вы­пу­сти­ли пять шриф­тов, я за­ду­мал­ся о со­зда­нии сво­е­го соб­ствен­но­го ма­га­зи­на — мне про­сто ста­ло ин­те­рес­но, как у ме­ня это по­лу­чит­ся.

По­на­ча­лу я так­же про­да­вал свои шриф­ты че­рез MyFonts и FontFont, ведь поль­зо­ва­те­лям очень не­про­сто най­ти но­вые не­боль­шие сло­во­лит­ни. Бóль­шую часть вы­руч­ки я по­лу­чал от про­даж на MyFonts. Но вре­мя шло, в моём ма­га­зи­не по­яв­ля­лись но­вые шриф­ты, и в ка­кой-то мо­мент по­ку­пок в нём ста­ло боль­ше, чем на MyFonts. Это про­стая ма­те­ма­ти­ка — в своём ма­га­зи­не по­лу­ча­ешь 100% от про­да­жи, а дис­три­бью­те­ры все­гда за­би­ра­ют свой про­цент, что, ко­неч­но, спра­вед­ли­во. Но ко­гда мой биз­нес стал рас­ти, я ре­шил сфо­ку­си­ро­вать­ся толь­ко на нём и пе­ре­стал про­да­вать шриф­ты где-ли­бо ещё.

Пе­ред тем как от­крыть Letters from Sweden, я ра­бо­тал в швед­ском ди­зайн-бю­ро, ко­то­ро­му пе­ри­о­ди­че­ски за­ка­зы­ва­ли шриф­ты. Там я, на­при­мер, спро­ек­ти­ро­вал но­вый шрифт для ма­рок. Но этот за­каз, как и мно­гие дру­гие, принёс фир­ме я, по­это­му че­рез па­ру лет я ре­шил, что бу­дет ра­зум­нее осно­вать свою соб­ствен­ную ком­па­нию, раз кли­ен­ты всё рав­но об­ра­ща­ют­ся ко мне на­пря­мую. И сей­час я за­ни­ма­юсь про­ек­та­ми в двух на­прав­ле­ни­ях — шриф­ты для рын­ка и шриф­ты на за­каз.

Как мно­го вы ра­бо­та­е­те над экс­клю­зив­ны­ми шриф­та­ми?

До­ста­точ­но мно­го. Воз­мож­но, да­же боль­ше, чем над шриф­та­ми, ко­то­рые по­сту­па­ют в про­да­жу. Ка­жет­ся, это на­сто­я­щий тренд, всё боль­ше ком­па­ний по­ни­ма­ют, что иметь свой соб­ствен­ный шрифт — это цен­но. К то­му же, если ком­па­ния круп­ная, на­нять не­боль­шую шриф­то­вую сту­дию для со­зда­ния соб­ствен­но­го шриф­та мо­жет быть де­ше­вле, чем по­ку­пать ли­цен­зию на уже су­ще­ству­ю­щий. В ми­ре до сих пор мно­го огром­ных ком­па­ний, ко­то­рые каж­дый год пла­тят не­су­раз­ные сум­мы за ис­поль­зо­ва­ние Futura или Helvetica, и, на мой взгляд, это стран­ное вло­же­ние де­нег, ведь мож­но де­ше­вле по­лу­чить что-то са­мо­быт­ное. За­ка­зы на шриф­ты за­ча­стую при­хо­дят к нам че­рез ди­зайн-агент­ства, мы вме­сте со­здаём уни­каль­ный шрифт, ко­то­рый они и их кли­ент бу­дут ис­поль­зо­вать в брен­дин­ге. По­рой нас про­сят сде­лать что-то очень по­хо­жее на уже су­ще­ству­ю­щий шрифт, но мы от­ка­зы­ва­ем­ся, если не по­лу­ча­ет­ся уго­во­рить кли­ен­та по­ме­нять свой взгляд на про­ект.

Сре­ди ва­ших шриф­тов для брен­дин­га я знаю лишь один брус­ко­вый, все осталь­ные — гро­те­ски. По­че­му имен­но они?

До­ста­точ­но мно­го шриф­тов мы не по­ка­зы­ва­ем на на­шем сай­те по раз­ным при­чи­нам — ино­гда про­ект ещё не вы­шел, ино­гда нас свя­зы­ва­ет со­гла­ше­ние о не­раз­гла­ше­нии. Но в основ­ном мне ка­жет­ся, что гро­те­ски близ­ки скан­ди­на­вам, это са­мый рас­про­странён­ный тип шриф­та во­круг. Гро­те­ски функ­ци­о­наль­ны, а на­ши кли­ен­ты ча­сто хо­тят по­лу­чить что-ни­будь гео­мет­ри­че­ское и чи­стое. Скан­ди­на­вы в прин­ци­пе лю­бят про­сто­ту, по­это­му гро­те­ски пре­крас­но со­че­та­ют­ся с тем ди­зайн-язы­ком, ко­то­рый нас окру­жа­ет. Боль­шин­ство за­ка­зов, ко­то­рые мы по­лу­ча­ем, — это гро­те­ски. Но, на­при­мер, для Tele2 я сде­лал брус­ко­вый шрифт и сей­час ра­бо­таю над ан­ти­квой для од­но­го за­каз­чи­ка, так что, воз­мож­но, что-то ме­ня­ет­ся.

Со­здать ин­те­рес­ный гро­теск — это да­ле­ко не так про­сто. Но всё же если по­ста­рать­ся, то мож­но при­вне­сти что-то но­вое в этот жанр, от­ли­ча­ю­ще­е­ся от уже су­ще­ству­ю­щих гро­те­сков. Это как пес­ня на трёх ак­кор­дах — воз­мож­но­сти без­гра­нич­ны. Шриф­ты очень чув­стви­тель­ны да­же к не­боль­шим из­ме­не­ни­ям, не­уло­ви­мые де­та­ли мо­гут со­здать со­вер­шен­но но­вое ощу­ще­ние.

Как ча­сто ком­па­нии, ко­то­рые за­ка­зы­ва­ют у вас шриф­ты, за­ме­ча­ют эти ню­ан­сы?

Мне ка­жет­ся, до­воль­но ча­сто. Мы все­гда очень тес­но со­труд­ни­ча­ем с кли­ен­та­ми. Как толь­ко вы на­чи­на­е­те го­во­рить с кли­ен­том о бук­вах, по­ка­зы­ва­е­те раз­ные спо­со­бы их про­ек­ти­ро­ва­ния, по­яв­ля­ет­ся ин­те­рес, всем хо­чет­ся узнать ­боль­ше. С дет­ства, с тех пор как мы учим­ся пи­сать, у каж­до­го свои осо­бен­ные от­но­ше­ния с бук­ва­ми. И ко­гда ру­ко­во­ди­тель ком­па­нии на­чи­на­ет по­ни­мать, что он или она мо­жет по­вли­ять на бук­вы — в них про­сы­па­ет­ся ребёнок. Мне очень нра­вит­ся ра­бо­тать над та­ки­ми за­ка­за­ми, и ка­жет­ся, что кли­ен­там то­же. Они с удо­воль­стви­ем участ­ву­ют в про­цес­се и це­нят де­та­ли.

Де­та­ли мо­гут очень силь­но по­вли­ять на ре­зуль­тат. Если вы хо­ти­те со­хра­нить серьёз­ный тон и функ­ци­о­наль­ность, при­су­щие клас­си­че­ским гро­те­скам, ста­рым или гео­мет­ри­че­ским, не­льзя ме­нять ри­су­нок слиш­ком силь­но. Иг­ри­вый шрифт слож­нее ис­поль­зо­вать, но если за осно­ву взять гро­теск, то не­кая серьёз­ность по­яв­ля­ет­ся ав­то­ма­ти­че­ски. Ком­па­нии, ко­то­рые за­ка­зы­ва­ют шриф­ты, ча­ще все­го хо­тят по­лу­чить что-то очень функ­ци­о­наль­ное со сво­им уни­каль­ным го­ло­сом. И что­бы ре­шить эту за­да­чу, при­хо­дит­ся при­дер­жи­вать­ся бо­лее серьёз­ной ча­сти спек­тра.

Вы счи­та­е­те, что ан­ти­к­вы иг­ри­вее гро­те­сков. Это за­ло­же­но в их фор­мах?

Я не срав­ни­вал ан­ти­к­вы с гро­те­ска­ми. На­при­мер, Futura и Kabel — оба гео­мет­ри­че­ские гро­те­ски, но на про­ти­во­по­лож­ных кон­цах спек­тра. И мне ка­жет­ся, что эсте­ти­че­ски скан­ди­на­вам бли­же Futura, Kabel че­рес­чур вы­чур­ный для нас. Futura ней­траль­нее, а Kabel как буд­то хо­чет по­иг­рать. Он пе­ре­даёт со­об­ще­ние, но при этом до­бав­ля­ет «Эй, по­смот­ри на мою е, я не та­кой как все». Ко­гда я пы­та­юсь со­здать что-то свое­об­раз­ное, то ищу бо­лее тон­кий, не­за­мет­ный ­ход. На­при­мер, у брус­ко­во­го шриф­та Tele2 есть свой го­лос, он не­мно­го стра­нен, но всё-та­ки до­ста­точ­но серьёзен. Шриф­ты все­гда очень слож­но опи­сы­вать, я боль­ше ду­маю о том, как чув­ству­ет­ся этот шрифт, в ка­ком то­не пе­ре­даёт со­об­ще­ние. На­вер­ное, мож­но на­звать это ха­рак­те­ром шриф­та, у Kabel и Futura про­сто очень раз­ные эти ха­рак­те­ры.

В ка­кой-то мо­мент мне при­шлось уб­рать с рын­ка око­ло два­дца­ти сво­их шриф­тов, по­то­му что, ко­гда я толь­ко на­чи­нал со­зда­вать шриф­ты, я мно­го экс­пе­ри­мен­ти­ро­вал. Но с го­да­ми мои ра­бо­ты ста­но­ви­лись всё бо­лее ней­траль­ны­ми. На­вер­ное, мой по­след­ний шрифт бу­дет очень клас­си­че­ским, я по­ка та­ких не де­лал, что-то вро­де но­вой ва­ри­а­ции Гель­ве­ти­ки. Мо­жет, до это­го ко­гда-ни­будь и дой­дёт, хо­тя мне ка­жет­ся, что на рын­ке их уже слиш­ком мно­го.

Ваш по­след­ний шрифт — ан­ти­ква Ivar, пер­вая тек­сто­вая ан­ти­ква в ва­шей кол­лек­ции. Как вам ра­бо­та­лось над этим про­ек­том?

Ве­се­ло! Про­цесс от­ли­чал­ся от со­зда­ния гро­те­ска, но по су­ти спо­соб мыш­ле­ния тот же са­мый. Если эта бук­ва вы­гля­дит вот так, то­гда эта долж­на вы­гля­деть так — та­кая же по­сле­до­ва­тель­ная ло­ги­ка. Воз­мож­но, бы­ло да­же про­ще, чем я ожи­дал. Я с боль­шим по­чте­ни­ем от­но­шусь к ди­зай­не­рам, ко­то­рые спро­ек­ти­ро­ва­ли ве­ли­кие ан­ти­к­вы, — на­вер­ное, по­то­му что сам со­здал их не так мно­го и ду­мал, что это слож­нее. Но ока­за­лось, что не слож­нее, а про­сто по-дру­го­му. В кон­це кон­цов, шрифт — это все­гда шрифт.

Я ду­мал, что там долж­но быть боль­ше ра­бо­ты с де­та­ля­ми и боль­ше тех­ни­че­ской ра­бо­ты, по­то­му что, если из­ме­нить за­сеч­ку в од­ном ме­сте, придёт­ся по­ме­нять её вез­де. Но в чи­стом гро­те­ске го­раз­до боль­ше за­мет­на лю­бая не­бреж­ность в кон­ту­рах и де­та­лях, а в ан­ти­кве и так уже мно­го че­го про­ис­хо­дит в фор­мах зна­ков. Если вы хо­ти­те, что­бы гро­теск вы­гля­дел иде­аль­но, в нём прак­ти­че­ски всё долж­но быть иде­аль­но. А в ан­ти­кве вы мо­же­те се­бе поз­во­лить го­раз­до боль­ше. Там го­раз­до боль­ше ва­ри­а­ций: дли­на за­се­чек мо­жет раз­нить­ся, что­бы сба­лан­си­ро­вать фор­мы, кон­траст мо­жет не­мно­го ме­нять на­прав­ле­ние. Так как в ан­ти­квах есть это есте­ствен­ное дви­же­ние кон­трас­та и боль­ше слож­ных де­та­лей, то и не­боль­шие изъ­я­ны или да­же ошиб­ки не так за­мет­ны. Воз­мож­но, это да­же не ошиб­ки, а осо­бен­но­сти шриф­та. В гро­те­сках та­кое слу­ча­ет­ся ред­ко, в них бро­са­ет­ся в гла­за да­же са­мая не­боль­шая де­таль. По край­ней ме­ре, мне так ка­жет­ся.

По­сле Ivar ан­ти­к­вы ста­ли ин­те­ре­со­вать ме­ня го­раз­до боль­ше, так что на под­хо­де ещё не­сколь­ко. Сле­ду­ю­щий ре­лиз из со­вер­шен­но дру­го­го ми­ра, Ivar ухо­дил кор­ня­ми в Times и его пред­ше­ствен­ни­ков, а им­пуль­сом для но­во­го шриф­та по­слу­жи­ло на­ча­ло XX ве­ка.

Про дру­гой шрифт из ва­шей кол­лек­ции, Eksell Display, Пол Шоу в сво­ей ре­цен­зии на­пи­сал, что это «стран­ный шрифт во всех от­но­ше­ни­ях». Что вы ду­ма­е­те об этом мне­нии?

Это за­бав­но. На мой взгляд, он со­вер­шен­но не по­нял су­ти про­ек­та. Ка­жет­ся, Пол Шоу ре­шил, что я пы­тал­ся сде­лать ре­кон­струк­цию шриф­та Ол­ле Эк­с­ел­ля (Olle Eksell), не­кую со­вре­мен­ную вер­сию, осно­вы­ва­ясь на его шриф­те. Но всё бы­ло со­вер­шен­но не так. Мы по­лю­би­ли шрифт имен­но та­ким, ка­ким его со­здал Эк­с­елль, и про­сто хо­те­ли оциф­ро­вать его, воз­мож­но, не­мно­го усо­вер­шен­ство­вав, но со­хра­нив весь его ха­рак­тер и все осо­бен­но­сти. Eksell Display — один из бест­сел­ле­ров на­шей сло­во­лит­ни, оче­вид­но, что лю­дям он нра­вит­ся.

Я мо­гу по­нять бес­по­кой­ство По­ла Шоу: с точ­ки зре­ния тра­ди­ции в шриф­те Ол­ле очень мно­го стран­ных осо­бен­но­стей. Но это имен­но осо­бен­но­сти шриф­та, а не не­точ­но­сти. Пол Шоу это­го не по­нял, он хо­тел пре­па­ри­ро­вать шрифт, что­бы тот впи­сал­ся в его кар­ти­ну ми­ра. В ре­зуль­та­те по­лу­чил­ся бы про­сто ещё один шрифт вме­сто че­го-то по-на­сто­я­ще­му уни­каль­но­го, осно­ван­но­го на по­тря­са­ю­щем во­об­ра­же­нии и иг­ри­во­сти Ол­ле. Пол при­над­ле­жит ака­де­ми­че­ско­му ми­ру и, ско­рее все­го, срав­ни­ва­ет всё с тра­ди­ци­он­ны­ми шриф­та­ми, в то вре­мя как мы опи­ра­лись лишь на по­тря­са­ю­щие ри­сун­ки Ол­ле Эк­с­ел­ля. Что-то по­доб­ное мог­ло про­изой­ти, если бы му­зы­каль­ной те­о­ре­тик клас­си­че­ской шко­лы по­про­бо­вал оце­нить по­след­ний аль­бом Кен­дри­ка Ла­ма­ра.

Но вы всё-та­ки не­мно­го из­ме­ни­ли ри­сун­ки Ол­ле Эк­с­ел­ля, к то­му же со­зда­ли че­ты­ре на­чер­та­ния из од­но­го ори­ги­наль­но­го.

Да, сна­ча­ла мы про­сто оциф­ро­ва­ли зна­ки, но по­том я по­ме­нял не­ко­то­рые про­пор­ции, по­то­му что мне по­ка­за­лось, что про­пис­ные бы­ли ши­ро­ко­ва­ты, а строч­ные слиш­ком уз­кие, я их не­мно­го сба­лан­си­ро­вал. В вер­сии Ол­ле бы­ло мень­ше кон­трас­та, чем, на мой взгляд, мог­ло бы быть, по­это­му я по­про­бо­вал до­ба­вить кон­трас­та, и вы­шло за­ме­ча­тель­но! Ду­маю, что на­чер­та­ния Large и Medium, в ко­то­рых кон­трас­та чуть боль­ше, чем в ори­ги­наль­ных ри­сун­ках Ол­ле, рас­кры­ва­ют этот шрифт с его луч­ших сто­рон. По­то­му что в них за­мет­нее дви­же­ния пе­ра Ол­ле. Тра­фа­рет­ная вер­сия — это про­сто не­боль­шой экс­пе­ри­мент: кон­траст вы­рос на­столь­ко, что «ра­зо­рвал» бук­вы.

Я на­чал ри­со­вать ки­рил­ли­цу для Eksell Display, и она по­лу­ча­ет­ся со­вер­шен­но су­ма­сшед­шей. Мне бу­дет очень ин­те­рес­но по­чи­тать рус­скую ре­цен­зию, если я всё-та­ки ко­гда-ни­будь вы­пу­щу этот шрифт.

Как вы на­ча­ли ра­бо­тать с ки­рил­ли­цей для сво­их шриф­тов?

Ки­рил­ли­ца ме­ня все­гда за­во­ра­жи­ва­ла. Я прак­ти­че­ски ни­че­го не знал о ней, а бук­вы вы­гля­де­ли как пе­ревёр­ну­тые ла­тин­ские, что очень ин­те­рес­но с точ­ки зре­ния ди­зай­на. По­сте­пен­но я на­чал уз­на­вать всё боль­ше и боль­ше и, ко­неч­но, сей­час так не счи­таю, но пер­вое впе­чат­ле­ние бы­ло имен­но та­ким. А со вре­ме­нем мне за­хо­те­лось на­учить­ся ри­со­вать ки­рил­ли­цу по-на­сто­я­ще­му.

Впер­вые я вклю­чил ки­рил­ли­цу в сво­й шриф­т, ко­гда кли­ент ку­пил боль­шую ли­цен­зию и за­хо­тел до­ба­вить гре­че­скую и араб­скую пись­мен­но­сти и ки­рил­ли­цу. То­гда я ре­шил, что всё-та­ки по­про­бую её одо­леть. На­чал ри­со­вать, но на са­мом де­ле со­вер­шен­но не по­ни­мал, что я де­лаю, смот­рел на мил­ли­о­ны дру­гих шриф­тов и пы­тал­ся най­ти ка­кую-то ло­ги­ку, но са­мо­сто­я­тель­но так и не смог. В кон­це кон­цов я по­про­сил Ма­рию (Ма­рия До­ре­ули) мне по­мочь. Я от­пра­вил ей шрифт и спро­сил, нуж­но ли в нём, на её взгляд, что-ни­будь по­ме­нять. А она вер­ну­ла мне ПДФ с огром­ным ко­ли­че­ством ис­прав­ле­ний и пред­ло­же­ний — про­сто по­тря­са­ю­ще! Мы пе­ре­ки­ды­ва­лись фай­ла­ми, я изу­чал её за­ме­ча­ния, пы­тал­ся улуч­шать бук­вы, по­ка Ма­рия не оста­лась ими до­воль­на, и в то же вре­мя пы­тал­ся че­му-то на­учить­ся.

MTG Sans c ис­прав­ле­ни­я­ми Ма­рии До­ре­ули.

На са­мом де­ле мне ка­жет­ся, что она так и не бы­ла пол­но­стью удо­вле­тво­ре­на мо­ей ра­бо­той, но ре­зуль­тат опре­делён­но по­ло­жи­тель­ный. В ка­кой-то мо­мент, ко­гда за­ме­ча­ний ста­ло по­мень­ше, я по­ду­мал: «Окей, этим уже мож­но поль­зо­вать­ся», и от­пра­вил эту вер­сию кли­ен­ту. По­сле это­го про­ек­та я кон­суль­ти­ро­вал­ся с Ма­ри­ей каж­дый раз, ко­гда мы до­бав­ля­ли в шрифт ки­рил­ли­цу. А в по­след­ний раз я ра­бо­тал над шриф­том на ма­стер-клас­се Ма­рии и Кри­сты (Krista Radoeva) в Швей­ца­рии.

Чест­но го­во­ря, все луч­шие идеи в ки­рил­ли­це Trim при­над­ле­жат ей. Она на­ри­со­ва­ла от ру­ки не­сколь­ко на­бросков, пред­по­ла­гая, ка­ки­ми мо­гут быть фор­мы са­мых слож­ных зна­ков — Д, Лб, д и л. И эти на­брос­ки ре­ши­ли мно­же­ство про­блем. Прак­ти­че­ски всё, что я знаю о ки­рил­ли­це, я знаю бла­го­да­ря Ма­рии. Мне по­встре­чал­ся блог Cyrillicsly, ко­то­рый ве­ли Ма­рия с Кри­стой, и у ме­ня со­зда­лось впе­чат­ле­ние, что они — мо­ло­дые, по­зи­тив­ные ди­зай­не­ры шриф­та, го­то­вые по­мочь кол­ле­гам (а нам дей­стви­тель­но нуж­на по­мощь с ки­рил­ли­цей). До это­го я с та­ким под­хо­дом не стал­ки­вал­ся. По­сле раз­го­во­ра с не­ко­то­ры­ми ди­зай­не­ра­ми со­здаёт­ся ощу­ще­ние, что они не хо­тят де­лить­ся зна­ни­я­ми о ки­рил­ли­це, но я убе­ждён, что зна­ни­я­ми нуж­но де­лить­ся.

Вдох­но­ве­ни­ем для Trim по­слу­жи­ли бук­вы дат­ско­го ар­хи­тек­то­ра Кну­да В. Эн­гель­хар­д­та (Knud V. En­gel­hardt). В со­от­вет­ствии с его на­зва­ни­ем (trim — «под­ре­зать, уби­рать лиш­нее») в этом шриф­те всё под­ре­за­но: и диа­го­на­ли, и округ­лые зна­ки, и кон­це­вые штри­хи. В Trim вхо­дит боль­шое ко­ли­че­ство на­чер­та­ний раз­ных на­сы­щен­но­стей, тра­фа­рет­ная вер­сия и на­чер­та­ния для пла­ка­тов.

По­ми­мо ки­рил­ли­цы в ва­ших шриф­тах встр­еча­ют­ся гре­че­ская и араб­ская пись­мен­но­сти.

Да, но их ри­сую не я. У ме­ня есть та­лантли­вый кол­ле­га, Эрик (Erik Moberg), ко­то­рый про­ек­ти­ру­ет араб­ский, а те­перь ещё и гре­че­ский. А по­на­ча­лу гре­чи­цу для нас ри­со­вал Па­нос Ха­рат­зо­пу­лос (Panos Haratzopoulos).

До­бав­ляя ки­рил­ли­цу, араб­ский и гре­че­ский, вы остав­ля­е­те це­ну на ва­ши шриф­ты оди­на­ко­вой, не­за­ви­си­мо от ко­ли­че­ства язы­ков, ко­то­рые этот шрифт под­дер­жи­ва­ет. Это сво­е­го ро­да по­зи­ция?

Да, так как я сам из Шве­ции, ма­лень­кой стра­ны, мне по­нят­ны про­бле­мы ма­ло­го биз­нес­а. Пред­ста­вим се­бе, что вы рус­ский сту­дент и вам нра­вит­ся Trim, ла­ти­ни­ца сто­ит €40, а па­кет с ки­рил­ли­цей — €80. У ме­ня бы воз­ник­ли во­про­сы. По­че­му ки­рил­ли­ца сто­ит боль­ше, чем ла­ти­ни­ца? По­че­му ла­ти­ни­ца — нор­ма, а ки­рил­ли­ца — не­кое до­пол­не­ние? Мне ка­жет­ся, что с точ­ки зре­ния по­ку­па­те­ля они долж­ны сто­ить оди­на­ко­во. Так что да, это по­зи­ция и в то же вре­мя про­сто де­мо­кра­ти­че­ский взгляд на опыт по­ку­па­те­ля. Шриф­то­вой ры­нок дол­жен быть до­сту­пен во всех угол­ках ми­ра, а не толь­ко в Ев­ро­пе и Аме­ри­ке.

Lab Grotesque про­ек­ти­ро­вал­ся для швед­ской ди­зайн-сту­дии Stockholm Design Lab, а в 2015 го­ду шрифт вы­шел в от­кры­тую про­да­жу. Ки­рил­ли­ца в Lab Grotesque — по­ка са­мая ка­че­ствен­ная ра­бо­та сту­дии с ки­рил­ли­че­ской пись­мен­но­стью. Кон­суль­тант про­ек­та — Ма­рия До­ре­ули.

По­хо­же на со­вре­мен­ный и очень швед­ский об­раз мыс­лей. Вы пы­та­е­тесь со­здать ра­вен­ство для всех, в то вре­мя как, на­при­мер, у не­ко­то­рых дру­гих сло­во­ли­тен ку­пить ки­рил­ли­цу без гре­чи­цы не­воз­мож­но.

Да, и то­гда вам при­хо­дит­ся пла­тить од­но­вре­мен­но за ла­ти­ни­цу, ки­рил­ли­цу и гре­чи­цу. Мне ка­жет­ся, что мно­гие «нор­мы» шриф­то­во­го рын­ка по­сте­пен­но из­ме­нят­ся, так как не­боль­шие иг­ро­ки вро­де ме­ня и дру­гих ма­лень­ких сло­во­ли­тен вли­я­ют на не­го всё силь­нее. На­ша до­ля рын­ка уве­ли­чи­ва­ет­ся каж­дый день, и я ве­рю, что, если мы на­чнём что-то ме­нять, боль­шим иг­ро­кам придёт­ся под­стра­и­вать­ся.

Как вы от­но­си­тесь к дру­гим мо­де­лям про­да­жи шриф­тов? На­при­мер, арен­де.

Все на­ши шриф­ты до­ступ­ны на Fontstand, это изу­ми­тель­ное при­ло­же­ние. Но мне ка­жет­ся, что луч­шее в нём — это воз­мож­ность про­те­сти­ро­вать шрифт на ко­рот­кий пе­ри­од. Я не уве­рен, что мо­дель арен­ды очень удоб­на, если вы ре­ши­ли, что хо­ти­те ли­цен­зию на пол­ную вер­сию. По мо­е­му опы­ту, лю­ди про­бу­ют шрифт в Fontstand, по­рой арен­ду­ют на па­ру ме­ся­цев, а за­тем при­хо­дят к нам, что­бы ку­пить его. По­то­му что, ко­гда вы арен­ду­е­те шрифт, вы по­сто­ян­но при­вя­за­ны к кон­трак­ту, и мно­гим это не нра­вит­ся, им хо­чет­ся один раз за­пла­тить, по­лу­чить фай­лы и за­ни­мать­ся сво­и­ми де­ла­ми.

В ва­ших шриф­тах обыч­но не так мно­го на­чер­та­ний: па­ра раз­ных на­сы­щен­но­стей, кур­си­вы к ним и всё. По­че­му?

На мой взгляд, на­чер­та­ния, ко­то­рые ис­поль­зу­ют боль­ше все­го, ле­жат меж­ду Light и Bold. Слиш­ком жир­ные на­чер­та­ния со­вер­шен­но ме­ня­ют ха­рак­тер шриф­та, по­рой они ста­но­вят­ся прак­ти­че­ски ко­мич­ны­ми. Мне нра­вит­ся оста­вать­ся в уме­рен­ном диа­по­зо­не на­сы­щен­но­стей, на­вер­ное, это то­же не­кий скан­ди­нав­ский под­ход. Моё лю­би­мое на­чер­та­ние в лю­бом шриф­те — Medium. У не­го очень при­ят­ная чер­но­та. На­до ли де­лать два­дцать на­чер­та­ний, про­сто по­то­му что мы мо­жем ин­тер­по­ли­ро­вать? Поль­зо­ва­те­лям дей­стви­тель­но нуж­но это? Со­мне­ва­юсь. Са­мые по­пу­ляр­ные и ча­сто ис­поль­зу­е­мые на­чер­та­ния — Bold и Regular, так за­чем мне де­лать край­ние на­чер­та­ния, если они мне са­мо­му не очень нра­вят­ся?

Что вы ду­ма­е­те о но­вых тех­но­ло­ги­ях, Variable fonts, на­при­мер? Вы ис­сле­ду­е­те но­вые воз­мож­но­сти?

Мне ка­жет­ся, что по­ка боль­шин­ство ра­бот с ни­ми — это про­сто экс­пе­ри­мен­ты. Де­мошриф­ты с этой тех­но­ло­ги­ей, на мой взгляд, за­хо­дят не­мно­го да­ле­ко­ва­то, они ско­рее по­хо­жи на не­кую ди­ко­вин­ную но­вин­ку, чем на удоб­ный ин­стру­мент. Ка­жет­ся, что боль­ше все­го от этой тех­но­ло­гии вы­иг­ра­ют оп­ти­че­ские на­чер­та­ния для раз­ных кеглей. Ко­гда тех­но­ло­гия бу­дет пол­но­стью под­дер­жи­вать­ся при­ло­же­ни­я­ми и бра­у­зе­ра­ми, а лю­ди ста­нут её ис­поль­зо­вать, я, ко­неч­но, вы­пу­щу Ivar с тре­мя оп­ти­че­ски­ми на­чер­та­ни­я­ми в од­ном шриф­те, и это пре­крас­но. Но это все­го лишь тех­ни­че­ское ре­ше­ние, ни­че­го боль­ше.

Прой­дёт ещё мно­го вре­ме­ни, преж­де чем эти тех­но­ло­гии на­чнут по-на­сто­я­ще­му ис­поль­зо­вать. Мно­гие ведь до сих пор OpenType-фи­ча­ми не поль­зу­ют­ся. Ну серьёз­но, как мно­го лю­дей ис­поль­зу­ют OpenType-фи­чи и аль­тер­на­тив­ные зна­ки в шриф­тах? Ко­гда фор­мат опен-тайп толь­ко по­явил­ся, все бро­си­лись про­ек­ти­ро­вать при­чуд­ли­вые ли­га­ту­ры, по­то­му что по­яви­лась воз­мож­ность, но лю­ди край­не ред­ко ими поль­зу­ют­ся, и то же са­мое мо­жет про­изой­ти с ва­ри­а­тив­ны­ми шриф­та­ми. Мне ка­жет­ся, поль­зо­ва­те­лю хо­чет­ся на­пе­ча­тать текст, вы­брать шрифт и что­бы всё сра­зу вы­гля­де­ло пре­крас­но. Воз­мож­но, ко­гда-ни­будь это из­ме­нит­ся, не знаю. Тех­но­ло­гии — это хо­ро­шо, но ди­зайн и функ­ци­о­наль­ность шриф­тов все­гда бу­дут на пер­вом ме­сте.

Вы ча­сто со­труд­ни­ча­е­те с дру­ги­ми ди­зай­не­ра­ми, как в этом слу­чае вы­гля­дит про­цесс со­зда­ния шриф­та?

В боль­шин­стве слу­ча­ев те, с кем я ра­бо­таю, при­сы­ла­ют мне ре­фе­рен­сы, а я ри­сую шрифт. В про­цес­се они те­сти­ру­ют его и по­сто­ян­но при­сы­ла­ют мне за­ме­ча­ния и ком­мен­та­рии, это по­хо­же на тен­нис­ный матч. Я прак­ти­че­ски пе­ре­стал сам ис­поль­зо­вать шриф­ты, по­это­му для ме­ня очень важ­на обрат­ная связь от поль­зо­ва­те­лей. Ка­кой тон у это­го шриф­та, как он смот­рит­ся и как се­бя ведёт? У ме­ня есть фай­лы, при по­мо­щи ко­то­рых я те­сти­рую шриф­ты, но они всё рав­но огра­ни­че­нны. Очень цен­но ви­деть, как твой шрифт ис­поль­зу­ет кто-то ещё, — сра­зу ста­но­вит­ся по­нят­нее, как его мож­но улуч­шить. С са­мо­го на­ча­ла те, с кем я со­труд­ни­чаю, по­лу­ча­ют бе­та-вер­сии шриф­та, по­рой лишь с клю­че­вы­ми зна­ка­ми, а за­тем я по­сы­лаю им ап­дейт за ап­дей­том. Этот про­цесс об­ме­на фай­ла­ми и кор­рек­ти­ров­ки мо­жет да­же по­ме­нять пер­во­на­чаль­ную идею, и я от­крыт к это­му.

Кол­ла­бо­ра­ции с дру­ги­ми ди­зай­не­ра­ми — пре­крас­ная воз­мож­ность че­му-то на­учить­ся, осо­бен­но если со­труд­ни­ча­ешь с гра­фи­че­ски­ми, а не шриф­то­вы­ми ди­зай­не­ра­ми. Шриф­ты на за­каз — все­гда кол­ла­бо­ра­ции с та­лантли­вы­ми людь­ми, спо­соб­ны­ми вы­да­вать пре­крас­ны­е иде­и. Мно­гие про­ек­ты Letters from Sweden на­ча­лись имен­но с идеи гра­фи­че­ско­го ди­зай­не­ра или арт-ди­рек­то­ра.

Вы ри­су­е­те зна­ки сра­зу на ком­пью­те­ре или сна­ча­ла де­ла­е­те на­брос­ки на бу­ма­ге?

Ни­ка­кой бу­ма­ги. Мне ка­жет­ся, что это лиш­ний шаг. Шрифт — циф­ро­вая вещь, по­это­му я сра­зу ри­сую его на ком­пью­те­ре. Я, ко­неч­но, ино­гда мо­гу за­ри­со­вать что-то руч­кой, что­бы не за­быть идею, но не бо­лее. У каж­до­го ди­зай­не­ра свой под­ход, он очень лич­ный, про­сто для ме­ня на­брос­ки не име­ют зна­че­ния.

Вы ко­гда-ни­будь про­бо­ва­ли за­ни­мать­ся кал­ли­гра­фи­ей?

Да, па­ру раз. Не­дав­но я участ­во­вал в ма­стер-клас­се Ма­ри­ан Пе­тер­сон-Су­улд (Marianne Petterson-Soold), швед­ско­го кал­ли­гра­фа. Ма­стер-класс был изу­ми­тель­ным, но всё-та­ки это не для ме­ня. Кал­ли­гра­фия увле­ка­ет ме­ня на па­ру ча­сов, но боль­ше я не мо­гу уси­деть на ме­сте. К то­му же я со­вер­шен­но не мо­гу кон­тро­ли­ро­вать ин­стру­мент. Мне ка­жет­ся, кал­ли­гра­фия — не моё, мне нра­вит­ся стро­ить бук­вы и бес­ко­неч­но их кор­рек­ти­ро­вать.

А са­ми вы пре­по­даёте ди­зайн шриф­та?

Я пре­по­да­вал ка­кое-то вре­мя в Södertörn University. Имен­но там я встре­тил Эри­ка Му­бер­га (Erik Moberg), ко­то­рый стал мо­им кол­ле­гой в Letters from Sweden. Я пе­ри­о­ди­че­ски по­се­щаю раз­ные шко­лы, рас­ска­зы­ваю о сво­ей ра­бо­те, но не пре­по­даю ис­то­рию шриф­та или ти­по­гра­фи­ку. Ещё ино­гда про­во­жу ма­стер-клас­сы, в те­че­ние ко­то­рых мы со­здаём все вме­сте бы­стрый шрифт. Ко­неч­но, эти ма­стер-клас­сы — не на­сто­я­щее обу­че­ние шриф­то­во­му ди­зай­ну, они про­сто по­мо­га­ют по­нять, что шрифт — это не что-то за­га­доч­ное и не­по­сти­жи­мое, его не на­до бо­ять­ся.

Как вам ка­жет­ся, ин­те­рес к ди­зай­ну шриф­та в Шве­ции растёт?

Не уве­рен. На­вер­ное. Ка­жет­ся, что во­круг ста­ло боль­ше мо­ло­дых лю­дей, за­ин­те­ре­со­ван­ных в шриф­то­вом ди­зай­не, но, воз­мож­но, с тех пор как я от­крыл соб­ствен­ную сло­во­лит­ню, они про­сто ко мне ча­ще об­ра­ща­ют­ся. Сей­час у нас в сту­дии есть стажёр из Forsbergs School of Design, ко­то­рый при­хо­дит раз в не­де­лю. Мы об­су­жда­ем его шрифт, ком­мен­ти­ру­ем, а в осталь­ное вре­мя он сам ра­бо­та­ет над ним до­ма. У нас по­ка бы­ло толь­ко два стажёра, вско­ре мы опуб­ли­ку­ем шрифт Ми Лон­гли (My Longley), мо­ло­до­го швед­ско­го ди­зай­не­ра, ко­то­рая не­дав­но вы­пу­сти­лась из Konstfack.

Рас­ска­жи­те, по­жа­луй­ста, о своём про­ек­те с Östbergaskolan.

Му­зей Сток­голь­ма пла­ни­ро­вал вы­став­ку об од­ном из рай­о­нов го­ро­да, Östberga. Да­ни­эла Киш Ювалл (Daniela Kisch Juvall) взя­лась её про­ек­ти­ро­вать и хо­те­ла по­ра­бо­тать с людь­ми, ко­то­рые как-то свя­за­ны с Östberga, а я вы­рос в этом рай­о­не. По­это­му она свя­за­лась со мной и по­про­си­ла со­здать шрифт для вы­став­ки. Вы­став­ка долж­на бы­ла от­крыть­ся в мест­ном fritidsgård — это ме­сто, ку­да де­ти при­хо­дят по­сле шко­лы по­иг­рать и по­учить уро­ки.

Мы об­су­ди­ли про­ект и ре­ши­ли, что мож­но по­про­бо­вать дать са­мим де­тям сде­лать свой шрифт. Идея всем очень по­нра­ви­лась, и мы устро­и­ли ма­стер-класс — при­не­сли мно­го бу­ма­ги, по­ло­жи­ли на пол и раз­да­ли де­тям огром­ные мар­ке­ры. По­про­си­ли их на­пи­сать ал­фа­вит и циф­ры, как им взду­ма­ет­ся. В ре­зуль­та­те бу­ма­га за­кон­чи­лась очень бы­стро, во­круг нас бы­ло мо­ре букв, и всем бы­ло очень ве­се­ло. За­тем мы от­ска­ни­ро­ва­ли зна­ки и уже в Glyphs бы­стро со­зда­ли шриф­то­вой файл. Я и Да­ни­эла ото­бра­ли бук­вы, при­год­ные для шриф­та, но прак­ти­че­ски ни­че­го не ме­ня­ли. Мы по­ста­ра­лись ис­поль­зо­вать мак­си­маль­ное ко­ли­че­ство зна­ков, по­это­му в шриф­те мно­го аль­тер­на­тив. Шрифт Östberga мож­но бес­плат­но ска­чать и ис­поль­зо­вать. Им бы­ли оформ­ле­ны две вы­став­ки, и весь про­ект ока­зал­ся очень успеш­ным, о нём мно­го пи­са­ли. У рай­о­на не са­мая луч­шая ре­пу­та­ция, и ме­ро­при­я­тие очень по­зи­тив­но по­вли­я­ло на неё, а сей­час де­ти да­же но­ми­ни­ро­ва­ны в ка­ком-то ди­зайн-кон­кур­се.

На­де­юсь, они его вы­иг­ра­ют.

Я то­же.

В ва­ших ин­тер­вью вы ча­сто го­во­ри­те, что пы­та­е­тесь сде­лать свои шриф­ты «не столь со­вер­шен­ны­ми». Это спо­соб до­ба­вить ин­ди­ви­ду­аль­но­сти или об­раз мыш­ле­ния?

Спо­соб до­ба­вить ха­рак­те­ра шриф­ту. Мож­но срав­ни­ть его с людь­ми — лю­ди не­иде­аль­ны: у од­но­го огром­ный нос, у дру­го­го щер­бин­ка меж­ду зу­ба­ми. Мне нра­вит­ся это в лю­дях, и хо­чет­ся до­ба­вить ха­рак­те­ра и по­доб­ные ин­ди­ви­ду­аль­ные осо­бен­но­сти в шрифт. Мно­гие гар­ни­ту­ры так по­хо­жи друг на дру­га, как буд­то им всем сде­ла­ли пла­сти­че­скую опе­ра­цию. Ко­гда шриф­ты по­лу­ча­ют­ся слиш­ком иде­аль­ны­ми, ста­но­вит­ся скуч­но.

Интервью
Шрифт
3003