Интервью с Юрием Ярмолой

14 декабря 2017

Ответы

Юрий Ярмола

Вопросы

Рустам Габбасов
Евгений Юкечев
Геннадий Фридман

Фотографии

Диана Парасухина

Ин­тер­вью с Юри­ем Яр­мо­лой
об ин­стру­мен­тах шриф­то­во­го ди­зай­не­ра,
эф­фек­те фо­то­шо­па и FontLab VI

Это слу­чи­лось — по­пу­ляр­ный шриф­то­вой ре­дак­тор FontLab VI офи­ци­аль­но вы­шел из ста­ту­са бе­ты и на про­шлой не­де­ле был пред­став­лен пуб­ли­ке. На сво­ей стра­ни­це в фейс­бу­ке ви­це-пре­зи­дент ком­па­нии и ру­ко­во­ди­тель от­де­ла раз­ра­бот­ки «Фонтла­ба» Юрий Яр­мо­ла по­де­лил­ся этой но­во­стью, при­ве­дя ци­та­ту из Уин­сто­на Чер­чил­ля: «Now this is not the end. It is not even the beginning of the end. But it is, perhaps, the end of the beginning». Мы то­же впе­чат­ле­ны мас­шта­бом со­бы­тия и по это­му по­во­ду пуб­ли­ку­ем ин­тер­вью с Юри­ем, ко­то­рое мы за­пи­са­ли в про­шлом го­ду на кон­фе­рен­ции «Се­ре­бро на­бо­ра» в Моск­ве.

Ру­стам Габ­ба­сов: Для нас Юрий Яр­мо­ла и FontLab не­раз­де­ли­мы. Но ведь бы­ла жизнь и до «Фонтла­ба». Чем вы за­ни­ма­лись преж­де?

Од­ним из про­ек­тов, ко­то­рым я за­ни­мал­ся, был из­да­тель­ский па­кет Ventura Publishers — его тре­бо­ва­лось обес­пе­чи­вать шриф­та­ми. На дво­ре был, ка­жет­ся, 1990 год. Кро­ме то­го, мы пы­та­лись за­ста­вить го­во­рить по-рус­ски PageMaker, ру­си­фи­ци­ро­ва­ли опе­ра­ци­он­ные си­сте­мы и про­грам­мы вро­де Corel Draw. Ру­си­фи­ка­ция вклю­ча­ла в се­бя адап­та­цию пе­ре­но­сов, пе­ре­клю­че­ние строч­ных в про­пис­ные и про­чее, пе­ре­вод ин­тер­фей­са и шриф­тов в том чис­ле. Но ки­рил­ли­че­ских шриф­тов не бы­ло. Кро­ме шриф­тов «Па­ра­Тай­па» и бол­гар­ской ки­рил­ли­цы вну­три «Вен­ту­ры», у нас ни­че­го не бы­ло. «Па­ра­Тайп» рас­по­ла­гал пя­тью шриф­та­ми в фор­ма­те Type 3, ко­то­рые они уна­сле­до­ва­ли от НИИ­По­ли­граф­ма­ша.

В ка­кой-то мо­мент мне на­до­е­ло си­деть и по пик­се­лям от­ре­зать от бол­гар­ской ки­рил­ли­цы лиш­ние эле­мен­ты, и я ре­шил этот про­цесс ав­то­ма­ти­зи­ро­вать. Так, шаг за ша­гом, и по­лу­чил­ся пер­вый «Фонтлаб». Пер­вую вер­сию мы вы­пу­сти­ли в 1991 го­ду, по­ка­зы­ва­ли её чуть ли не в Лас-Ве­га­се. Вре­ме­на бы­ли ди­кие, и од­на из ком­па­ний ку­пи­ла стенд на «Комдек­се» и ре­ши­ла по­ка­зать рус­ский софт, в том чис­ле и на­шу про­грам­му. Мы пред­став­ля­ли ан­ти­ви­рус, па­кет ру­си­фи­ка­ций и «Фон­т­Ди­зай­нер».

Ин­тер­фейс про­грам­мы «Фон­т­Ди­зай­нер», 1991 год. Из лич­но­го ар­хи­ва Юрия Яр­мо­лы.

Ру­стам Габ­ба­сов: Что эта про­грам­ма уме­ла?

На «ма­ке» ра­бо­та­ло два бо­лее или ме­нее пол­но­цен­ных шриф­то­вых ре­дак­то­ра: Fontographer и FontStudio. При­мер­но в это же вре­мя гол­ланд­цы на­ча­ли экс­пе­ри­мен­ти­ро­вать с Python’ом. Вот толь­ко су­ще­ство­ва­ла ма­лень­кая про­бле­ма: ни у ко­го не бы­ло «ма­ков». В Рос­сию их не­льзя бы­ло офи­ци­аль­но экс­пор­ти­ро­вать из США. У всех бы­ли «пи­сю­ки», ча­ще все­го без Windows. По­это­му пер­вая вер­сия на­шей про­грам­мы бы­ла на­пи­са­на под DOS. C гра­фи­че­ским ин­тер­фей­сом, мы ри­со­ва­ли ок­на и про­чее.

«Па­ра­Тайп» при­смат­ри­вал­ся к «Фон­т­Ди­зай­не­ру», но ра­бо­та­ли они на адап­ти­ро­ван­ном соф­те на ба­зе «Ика­ру­са», ко­то­рый на­зы­вал­ся «Фон­тэйн». И пер­вая биб­лио­те­ка шриф­тов «Па­ра­Тай­па» бы­ла на­ри­со­ва­на имен­но в нём. Свя­за­но это с тем, что в НИИ­По­ли­граф­маш ра­бо­та­ли на ад­ских ком­пью­те­рах в «Фонт­эй­не» и Ан­дрей Скал­дин адап­ти­ро­вал его под Mac. По­сле в Моск­ве и Пи­те­ре воз­ник­ло не­сколь­ко не­за­ви­си­мых групп, ко­то­рые ста­ли за­ни­мать­ся шриф­та­ми, как пра­ви­ло, ки­рил­ли­за­ци­я­ми. Ори­ги­наль­ные шриф­ты ри­со­ва­ли еди­ни­цы, мо­гу вспо­мнить толь­ко Иго­ря На­стен­ко, на­при­мер.

Где-то в 1991 го­ду мне в ру­ки по­па­ла книж­ка с опи­са­ни­ем стан­дар­та Postscript Type 1. По­мню, что на ка­кой-то вы­став­ке я за­ра­бо­тал 20 бак­сов (в 90-е это бы­ли хо­ро­шие день­ги) и от­дал их че­ло­ве­ку, ко­то­рый привёз эту книж­ку из Па­ри­жа. Я ре­а­ли­зо­вал экс­порт фай­лов из «Фон­т­ди­зай­не­ра» в этом фор­ма­те, по­сле че­го у про­дук­та ста­ли по­яв­лять­ся поль­зо­ва­те­ли. Кое-что эта стран­ная про­грам­ма уме­ла, хин­ты де­лать в том чис­ле.

Ру­стам Габ­ба­сов: В ка­ком на­прав­ле­нии вы ста­ли раз­ви­вать «Фон­т­ди­зай­нер»?

Ко­гда ста­ло по­нят­но, что это при­но­сит ка­кие-то день­ги (а вре­мя, на­по­мню, бы­ло ди­кое, и че­го толь­ко не по­яв­ля­лось на рын­ке — мож­но бы­ло про­да­вать ан­ти­ви­рус за 200 бак­сов), мы на­ча­ли де­лать сле­ду­ю­щую вер­сию под Windows (2.0 и по­сле 2.5) и то­гда же пе­ре­име­но­ва­лись в «Фонтлаб». До сих пор мно­гие счи­та­ют, что вер­сия «Фонтла­ба» 2.5.1 — это са­мый «пра­виль­ный Фонтлаб», а всё осталь­ное — ерун­да.

На кон­фе­рен­ции ATypI в Ри­ме, 2002 год. Из лич­но­го ар­хи­ва Вла­ди­ми­ра Ефи­мо­ва.

Ев­ге­ний Юке­чев: Был ли та­кой мо­мент, ко­гда вы по­чув­ство­ва­ли, что про­грам­ма ста­ла стан­дар­том в ин­ду­стрии?

До на­ча­ла ну­ле­вых эту роль иг­рал Fontographer. Это был стан­дарт, а «Фонтлаб» все­гда был вто­рым. Не­кий пе­ре­лом про­изошёл где-то в 2002 или 2003 го­ду, про­сто по­то­му что «Фон­то­гра­фер» пе­ре­стал раз­ви­вать­ся, а по­том мы его вы­ку­пи­ли. Та­ким об­ра­зом, у нас бы­ло не­сколь­ко ста­дий раз­ви­тия про­грам­мы: сна­ча­ла «Фон­т­ди­зай­нер», по­том «Фонтлаб» 2 и 2.5, по­сле 3-я вер­сия, 4-я и 5-я, на­ко­нец, сей­час го­то­вим к вы­хо­ду 6-ю вер­сию.

Ев­ге­ний Юке­чев: Тре­бо­ва­лись ка­кие-то ин­ве­сти­ции, что­бы сде­лать эти ша­ги?

Да, вто­рую вер­сию мы ещё де­ла­ли са­ми, по­том под­клю­чил­ся ин­ве­стор, Тед Хар­ри­сон, ко­то­рый дол­гое вре­мя был пре­зи­ден­том про­ек­та. Он по­мо­гал нам до тех пор, по­ка «Фонтлаб» не стал тем «Фонтла­бом», ко­то­рый мы зна­ем.

Ру­стам Габ­ба­сов: Ше­стой «Фонтлаб» — это про­дол­же­ние пя­той вер­сии с уче­том всех не­дочётов и но­вых функ­ций или что-то прин­ци­пи­аль­но но­вое?

Я пы­тал­ся сде­лать со­вер­шен­но но­вый ре­во­лю­ци­он­ный про­дукт с со­всем иной идео­ло­ги­ей вза­и­мо­дей­ствия с поль­зо­ва­те­лем, иным под­хо­дом к ин­тер­фей­су. Из это­го ни­че­го не по­лу­чи­лось. И по­след­ний год мы за­ни­ма­лись тем, что де­ла­ли ше­стой «Фонтлаб» как про­дол­же­ние пя­то­го. Те­сти­ро­ва­ние по­ка­за­ло, что поль­зо­ва­те­ли те­ря­ют­ся, не мо­гут со­ри­ен­ти­ро­вать­ся в но­вых ре­а­ли­ях ин­тер­фей­са. И по­сколь­ку я не ри­сую шриф­ты еже­днев­но, не яв­ля­юсь про­фес­си­о­наль­ным шриф­то­вым ди­зай­не­ром, я не счи­таю се­бя впра­ве дик­то­вать лю­дям то, как они долж­ны ра­бо­тать. По­это­му мы ре­ши­ли не­мно­го от­ка­тить­ся и вер­нуть­ся к бо­лее при­выч­ным фор­мам. Мо­жет, в даль­ней­шем мы бу­дем все но­ва­ции по­сте­пен­но воз­вра­щать и вне­дрять.

Ве­ре­с­ко­вый шрифт (Heather Type) Юрия Гор­до­на, cкрин­каст с iPad Pro под iOS 11. Юрий ра­бо­та­ет эп­плов­ским ка­ран­да­шом (Apple Pencil) в FontLab VI, ис­поль­зуя Astropad Studio. Из лич­но­го ар­хи­ва Юрия Гор­до­на.

Ру­стам Габ­ба­сов: Это идеи, ко­то­рые вы раз­ра­ба­ты­ва­ли вме­сте с Юри­ем Гор­до­ном?

Нет, это от­дель­ная ра­бо­та, но ка­кие-то идеи из неё мы ис­поль­зо­ва­ли. Смысл глав­ных из­ме­не­ний в ше­стом «Фонтла­бе» мож­но опи­сать очень про­сто: мы пе­ре­ста­ли смот­реть на кон­тур как на си­сте­му раз­дель­ных то­чек. В пя­той вер­сии ра­бо­та все­гда опи­ра­лась на вза­и­мо­дей­ствие с точ­ка­ми. Точ­ки со­еди­ня­лись в не­кой по­сле­до­ва­тель­но­сти, об­ра­зо­вы­ва­ли по­ли­гон, из ко­то­ро­го фор­ми­ро­вал­ся кон­тур. Ше­стой «Фонтлаб» всё вре­мя пы­та­ет­ся по­нять, что это за кон­тур, ана­ли­зи­ру­ет его клю­че­вые ме­ста и с по­мо­щью по­лу­чен­ной ин­фор­ма­ции упро­ща­ет не­ко­то­рые опе­ра­ции.

Если пя­тый «Фонтлаб» — это ин­стру­мент вро­де от­вёрт­ки, то ше­стой нам ви­дит­ся как ас­си­стент, по­мощ­ник. Ему мож­но по­ру­чать раз­ные за­да­чи. Глу­бо­ко ре­а­ли­зо­вать это не по­лу­чи­лось, по­сколь­ку за­да­ча чрез­вы­чай­но слож­ная, но эле­мен­ты этой за­дум­ки там при­сут­ству­ют.

Ру­стам Габ­ба­сов: 
Ге­орг Зай­ферт, раз­ра­бот­чик про­грам­мы Glyphs, в од­ном из ин­тер­вью ска­зал, что свою про­грам­му за­ду­мы­вал не как мас­штаб­ный па­кет для со­зда­ния шриф­тов, а ско­рее как ин­стру­мент для ри­со­ва­ния букв. Но, ска­жем, Robofont — это кон­струк­тор, ко­то­рый мож­но со­брать и как ин­стру­мент для ри­со­ва­ния, и как мощ­ный ге­не­ра­тор шриф­тов. Мож­но ли ска­зать, что FontLab объ­еди­ня­ет все эти функ­ции?

На мой взгляд, сре­ди всех шриф­то­вых ре­дак­то­ров са­мая яс­ная идео­ло­гия се­го­дня у «Ро­бо­фон­та», по­то­му что Фре­де­рик (Frederik Berlaen) сам за­ря­жен идео­ло­ги­ей, мне очень нра­вит­ся его под­ход. Если вы мог­ли за­ме­тить, он ни­ко­гда не учит поль­зо­вать­ся «Ро­бо­фон­том». Его по­зи­ция при­мер­но та­ко­ва: я вам даю га­раж с ми­ни­маль­ной ин­фра­струк­ту­рой, а вот ка­кие ин­стру­мен­ты вы ту­да при­несёте — это пол­но­стью ва­ше де­ло. С его точ­ки зре­ния, это часть про­цес­са ди­зай­на. В ре­аль­но­сти точ­но так­ же вы вы­би­ра­е­те пе­ро или дру­гой ин­стру­мент для ри­со­ва­ния на бу­ма­ге, что­бы до­бить­ся нуж­но­го ре­зуль­та­та. У нас то­же есть под­держ­ка Python и все­воз­мож­ных рас­ши­ре­ний, но мы спе­ци­аль­но не де­ла­ем на этом ак­цент и с ра­до­стью со­ве­ту­ем «Ро­бо­фонт» тем, кто лю­бит имен­но та­кой стиль ра­бо­ты. Един­ствен­ная про­бле­ма «Ро­бо­фон­та» — нет вер­сии под Windows.

C «Глиф­сом» ис­то­рия дру­гая. Это про­грам­ма, пол­но­стью по­вто­ря­ю­щая идео­ло­гию «Фон­то­гра­фе­ра», — лёг­кий, по­нят­ный, удоб­ный в ра­бо­те ин­стру­мент, ко­то­рый, на мой взгляд, сей­час пор­тит­ся с каж­дой но­вой вер­си­ей из-за то­го, что Ге­орг до­бав­ля­ет в не­го вся­кую ерун­ду. Хо­тя я по­ни­маю, по­че­му он это де­ла­ет, — нет аль­тер­на­ти­вы.

С этой точ­ки зре­ния «Фонтлаб» — это фо­то­шоп. Как из­вест­но, 90% поль­зо­ва­те­лей этой про­грам­мы поль­зу­ют­ся 10% про­цен­та­ми её функ­ций, но им нра­вит­ся ис­поль­зо­вать слож­ный ин­стру­мент. Ко­неч­но, ино­гда и прав­да воз­ни­ка­ет по­треб­ность сде­лать что-то слож­ное, тем бо­лее что сей­час мож­но по­смот­реть ро­лик на юту­бе и бы­стро ра­зо­брать­ся. Но в це­лом вы­яс­ня­ет­ся, что лю­дям при­ят­но ра­бо­тать с ин­стру­мен­том, воз­мож­но­сти ко­то­ро­го во мно­го раз пре­вы­ша­ют дей­стви­тель­но нуж­ный им ин­стру­мен­та­рий. Фо­то­шоп — стан­дарт ин­ду­стрии, хо­тя в ре­аль­но­сти про­грам­мы iPhoto за гла­за и за уши до­ста­точ­но для лю­бо­го юзе­ра. А если взять со­вре­мен­ные про­грам­мы вро­де Landscape Pro, то вы­яс­нит­ся, что фо­то­шоп во­об­ще не ну­жен. Од­на­ко если у вас фо­то­ап­па­рат с огром­ным объ­ек­ти­вом, то вы не­пре­мен­но бу­де­те ис­поль­зо­вать фо­то­шоп или Lightroom, ко­то­рый яв­ля­ет­ся его умень­шен­ной вер­си­ей. Та­ков сло­жив­ший­ся за дол­гие го­ды ша­блон: про­фес­си­о­наль­ный фо­то­ап­па­рат плюс фо­то­шоп.

Что бы я по­со­ве­то­вал че­ло­ве­ку, раз­мыш­ля­ю­ще­му над вы­бо­ром ин­стру­мен­та для ри­со­ва­ния шриф­тов? На­чи­най­те с то­го, что вам нра­вит­ся, — мож­но и с «Глиф­са». Ра­но или по­зд­но вы всё рав­но за­хо­ти­те пе­рей­ти на что-то бо­лее серьёз­ное. Это за­ло­же­но на уров­не пси­хо­ло­гии. С ра­ци­о­наль­ной точ­ки зре­ния это бес­смыс­лен­ный шаг, по­то­му что и «Глиф­са», в прин­ци­пе, до­ста­точ­но, но по­вто­рюсь, лю­ди все­гда хо­тят ин­стру­мент слож­нее и мас­штаб­нее, чем им на са­мом де­ле тре­бу­ет­ся. Но для тех са­мых 10% зна­то­ков серьёз­ные ин­стру­мен­ты яв­ля­ют­ся боль­шим под­спо­рьем в де­ле, по­то­му что они ус­пе­ва­ют сде­лать с их по­мо­щью го­раз­до боль­ше.

Ру­стам Габ­ба­сов: Вы за­ин­те­ре­со­ва­ны в том, что­бы та­ких лю­дей ста­но­ви­лось боль­ше? Ведь и в слу­чае фо­то­шо­па су­ще­ству­ет це­лая ин­ду­стрия об­ра­зо­ва­ния: ин­тер­нет на­пол­нен обу­ча­ю­щи­ми уро­ка­ми, «се­кре­та­ми», ру­ко­вод­ства­ми... Вы хо­ти­те обу­чать лю­дей поль­зо­вать­ся «Фонтла­бом»?

Мы этим по­сто­ян­но за­ни­ма­ем­ся. Про­во­дим и ворк­шо­пы, и ве­би­на­ры, и что-то ещё. Прав­да, смысл это­го все­гда был в том, что­бы лю­ди по­ку­па­ли про­дукт, а мы его (Fontlab VI) боль­ше го­да бес­плат­но раз­да­ва­ли.

Ев­ге­ний Юке­чев: С ком­мер­че­ской точ­ки зре­ния 10% про­фес­си­о­на­лов обес­пе­чи­ва­ют основ­ную часть до­хо­да?

Нет, основ­ную часть до­хо­да со­зда­ют те са­мые 90% поль­зо­ва­те­лей, ко­то­рые не ис­поль­зу­ют боль­шин­ство функ­ций про­грам­мы. Но! Един­ствен­ный спо­соб убе­дить их при­об­ре­сти про­дукт — это су­ще­ство­ва­ние тех са­мых 10% гу­ру, ко­то­рые со­зда­ют фон и мо­гут дей­стви­тель­но эф­фек­тив­но ра­бо­тать в про­грам­ме. Лю­ди за ни­ми тя­нут­ся.

Ген­на­дий Фрид­ман: На­счёт цель­но­сти про­дук­та. Я се­бе пред­став­ляю, что поль­зо­ва­те­ли «Фонтла­ба» — это сло­во­лит­ни, ди­зайн-бю­ро и сту­дии, учеб­ные за­ве­де­ния. А кто, на твой взгляд, ещё ис­поль­зу­ет про­грам­му?

Это во­прос мас­шта­ба. Ко­неч­но, на­ши основ­ные и лю­би­мые по­ку­па­те­ли — это про­дви­ну­тые лю­би­те­ли. Тут ров­но та же ис­то­рия, что и с до­ро­ги­ми серьёз­ны­ми фо­то­ка­ме­ра­ми — их, по­вто­рюсь, по­ку­па­ют лю­ди, ко­то­рые ред­ко по­сле по­куп­ки поль­зу­ют­ся все­ми воз­мож­но­стя­ми ап­па­ра­та. Сло­во­лит­ни мно­го не при­но­сят. К рос­сий­ско­му ди­зай­нер­ско­му рын­ку у ме­ня очень спо­кой­ное от­но­ше­ние. Эко­но­ми­че­ско­го смыс­ла он не име­ет, но за­то об­ла­да­ет раз­ны­ми до­пол­ни­тель­ны­ми смыс­ла­ми, ко­то­рые в дан­ном слу­чае важ­нее эко­но­ми­ки.

Со­зда­ние цвет­но­го SVG-шриф­та в Fontlab VI. Из лич­но­го ар­хи­ва Юрия Яр­мо­лы.

Ген­на­дий Фрид­ман: У вас ин­те­рес­ный спо­соб те­сти­ро­ва­ния про­грам­мы: вы раз­даёте «Фонтлаб» бес­плат­но и при­гла­ша­е­те ди­зай­не­ров ра­бо­тать на нём, тем са­мым про­ве­ряя про­дукт. При­но­сит ли та­кая ме­то­ди­ка ка­кие-то пло­ды?

Толь­ко та­кая ме­то­ди­ка и поз­во­ля­ет до­бить­ся ре­зуль­та­та. Про­бле­ма мно­гих про­грамм, спро­ек­ти­ро­ван­ных ди­зай­не­ра­ми, в том, что они про­еци­ру­ют на ин­стру­мент своё ви­де­ние и прин­ци­пы ра­бо­ты с бук­ва­ми. Моё пре­иму­ще­ство (и не­до­ста­ток) в том, что я сам шриф­ты не ри­сую, по­это­му смот­рю, как дру­гие это де­ла­ют, и адап­ти­рую про­дукт под них. При этом я ста­ра­юсь на­блю­дать за про­фес­си­о­на­ла­ми. Во вре­мя ра­бо­ты над пя­тым «Фонтла­бом» тех­ни­че­скую часть мы ак­тив­но об­су­жда­ли с Джо­ном Хад­со­ном (John Hudson), гра­фи­че­скую часть — с Жа­ном Фран­с­уа Пор­ше­зом (Jean François Porchez). Если есть за­ин­те­ре­со­ван­ный ди­зай­нер, то, по су­ти, я де­лаю про­дукт сна­ча­ла для не­го, по­том пе­ре­хо­жу к дру­го­му, и так по­сте­пен­но на­ра­щи­ва­ет­ся функ­ци­о­нал. Опыт по­ка­зы­ва­ет, что если про­дукт удо­бен услов­но­му Жа­ну Фран­с­уа, то, как пра­ви­ло, и всем осталь­ным бу­дет не­пло­хо.

Ме­то­ди­ка ра­бо­ты с кон­ту­ра­ми у всех очень раз­ная: есть «циф­ро­вые» лю­ди, ко­то­рые сра­зу ви­дят кон­тур и на­чи­на­ют ри­со­вать точ­ку за точ­кой, кто-то, на­о­бо­рот, сна­ча­ла гру­бо на­бра­сы­ва­ет ли­нии, а по­том на­чи­на­ет их по­прав­лять. Кто-то хо­чет ви­деть точ­ки, а ко­му-то они ме­ша­ют, ко­му-то важ­но ви­деть за­ли­тые кон­ту­ры, а не­ко­то­рые мо­гут ра­бо­тать толь­ко с го­лым кон­ту­ром. И я ста­ра­юсь сде­лать про­грам­му мак­си­маль­но на­стра­и­ва­е­мую, по­это­му, кста­ти, ни­ко­гда не сле­ду­ет поль­зо­вать­ся «де­фолт­ны­ми» уста­нов­ка­ми в «Фонтла­бе». Огра­ни­че­ния в на­строй­ках со­зда­ют ил­лю­зию бы­стро­ты ра­бо­ты и по­ни­ма­ния, к это­му бы­стро при­вы­ка­ешь, но мне та­кой под­ход не нра­вит­ся. В нём есть фак­тор на­си­лия. Пред­ставь­те: я, жал­кий раз­ра­бот­чик про­грам­мы, за­став­ляю ве­ли­ких ди­зай­не­ров, твор­че­ских лю­дей ме­нять свой мозг из-за мо­их при­стра­стий в ра­бо­те. По­это­му я ста­ра­юсь де­лать мак­си­маль­но гиб­кий про­дукт, что­бы лю­ди мог­ли ра­бо­тать так, как им хо­чет­ся.

На­при­мер, Са­ша Ко­роль­ко­ва и Юра Гор­дон име­ют диа­мет­раль­но про­ти­во­по­лож­ные под­хо­ды к ра­бо­те. То, что я де­лаю для Юры, очень не ­по­хо­же на то, что я де­лаю для Са­ши, но в ито­ге всё ин­те­гри­ру­ет­ся. И Са­ша на­чи­на­ет де­лать шриф­ты в сти­ле Юры, а он на­чи­на­ет ри­со­вать что-то та­кое в ду­хе Са­ши. :)

Ев­ге­ний Юке­чев: Ко­гда в ва­шей ко­ман­де по­явил­ся Адам Твар­дох и с че­го вы на­ча­ли ра­бо­ту?

Если не оши­ба­юсь, в 2003 го­ду. Мы бы­ли зна­ко­мы, он ча­сто пи­сал нам ком­мен­та­рии о про­ек­те, а по­том по­сте­пен­но втя­нул­ся, и мы взя­ли его на ра­бо­ту. Он так­же кон­суль­ти­ру­ет «Мо­но­тайп», ку­ри­ру­ет про­ект MyFonts. Ещё, на­сколь­ко мне из­вест­но, Адам по­мо­га­ет Лу­ка­шу Дзед­зи­чу (Łukasz Dziedzic) с тех­ни­че­ской ча­стью шриф­тов — это са­мый не­до­оценён­ный ди­зай­нер се­го­дня, на мой взгляд. Тер­ми­но­ло­гия, ко­то­рая ис­поль­зу­ет­ся в ин­тер­фей­се, то­же, как пра­ви­ло, при­ду­ма­на Ада­мом. Он хо­ро­шо по­ни­ма­ет устрой­ство шриф­тов, все­гда ак­тив­но участ­ву­ет в раз­ра­бот­ке ин­тер­фей­са, пи­шет пресс-ре­ли­зы, на­ши вну­трен­ние спе­ци­фи­ка­ции (по ка­кой-то при­чи­не вот уже 10 лет мы их не пуб­ли­ку­ем!). Кста­ти, по­сле пуб­ли­ка­ции но­вой вер­сии спе­ци­фи­ка­ции OpenType мы по­ня­ли, что мно­гое пред­уга­да­ли в сво­их вну­трен­них до­ку­мен­тах.

Ев­ге­ний Юке­чев: Ка­кие пер­спек­ти­вы от­кры­ва­ет фор­мат OpenType Variable Fonts для раз­ра­бот­чи­ков и для по­тре­би­те­лей?

До сих пор фор­мат OpenType до кон­ца не при­спо­соб­лен для ра­бо­ты. Не во всех про­грам­мах мож­но, ска­жем, лег­ко вос­поль­зо­вать­ся аль­тер­на­ти­ва­ми гли­фов или про­стей­ши­ми фи­ча­ми. Са­ма кон­цеп­ция Variable Fonts про­из­во­ди­те­лям шриф­тов за­даёт боль­ше во­про­сов, чем даёт от­ве­тов, и эти во­про­сы не столь­ко тех­ни­че­ские, сколь­ко идео­ло­ги­че­ские. С мо­ей точ­ки зре­ния, пе­ре­ход, ко­то­рый мо­жет про­изой­ти с по­яв­ле­ни­ем Variable Fonts, со­из­ме­рим с пе­ре­хо­дом от ра­стро­вых шриф­тов к век­тор­ным. Если ра­стро­вые шриф­ты очень точ­но вос­про­из­во­ди­ли тех­но­ло­гии ме­тал­ли­че­ско­го на­бо­ра, то век­тор­ные шриф­ты ско­рее на­по­ми­на­ли фо­то­на­бор: не­льзя бы­ло боль­ше про­да­вать Таймс 14-го кегля, а мож­но бы­ло про­дать Таймс опре­делён­но­го на­чер­та­ния.

Сей­час, с по­яв­ле­ни­ем Variable, кон­цеп­ция на­чер­та­ний ли­бо ста­нет ис­кус­ствен­ной (с её по­мо­щью бу­дут ге­не­ри­ро­вать­ся но­вые на­чер­та­ния на­рав­не с го­то­вы­ми), ли­бо бу­дет есте­ствен­ной, и вот то­гда воз­ни­ка­ет во­прос: как это про­дать? Еди­ни­цей про­да­жи в этом слу­чае ста­нет под­се­мей­ство — это часть се­мей­ства, ко­то­рая име­ет сход­ную гра­фи­ку. На­при­мер, под­се­мей­ство пря­мых на­чер­та­ний и под­се­мей­ство кур­сив­ных — меж­ду со­бой они прак­ти­че­ски не ин­тер­по­ли­ру­ют­ся. Ли­бо мож­но по­сту­пить сме­лее и объ­явить, что еди­ни­цей про­да­жи бу­дет вся гар­ни­ту­ра, и не дро­бить её. По­лу­чая ли­цен­зию на гар­ни­ту­ру, пред­по­ла­га­ет­ся, что вы по­лу­ча­е­те ли­цен­зию на всё, что в ней со­дер­жит­ся. Мне ка­жет­ся, тут нам в по­мощь придёт идео­ло­гия вре­мен­ной под­пис­ки на шриф­ты, за ней бу­ду­щее, не­льзя ведь по­сто­ян­но впа­ри­вать по­ку­па­те­лям но­вые бес­ко­неч­ные на­чер­та­ния.

Variable Fonts в Fontlab VI.

Ру­стам Габ­ба­сов: Это бу­дет под­пис­ка на один файл?

Это не файл, есть под­пис­ка на пра­во ис­поль­зо­ва­ния. В ка­кой фор­ме это пра­во ре­а­ли­зу­ет­ся и ка­кие тех­но­ло­гии ис­поль­зу­ют­ся — де­ло де­ся­тое. Мно­гим эта фор­ма про­да­жи не нра­вит­ся, но мне идея про­ка­та шриф­тов ка­жет­ся очень удоб­ной. На­ко­нец мы уй­дём от шриф­та как объ­ек­та, будь то ме­тал­ли­че­ский шрифт, пач­ка фай­лов или один файл — не­важ­но. Шрифт как объ­ект — это глу­пость, шрифт — это сер­вис, ин­стру­мент. За это лю­ди и долж­ны пла­тить, за юри­ди­че­ское пра­во и тех­ни­че­скую воз­мож­ность поль­зо­вать­ся шриф­том. На­при­мер, схо­жим об­ра­зом ра­бо­та­ют про­из­во­ди­те­ли шин для гру­зо­ви­ков. Транс­порт­ные ком­па­нии не по­ку­па­ют ши­ны, они по­ку­па­ют ки­ло­мет­раж про­бе­га, и за­да­ча про­из­во­ди­те­лей — обес­пе­чить сер­вис по свое­вре­мен­ной за­ме­не шин и их до­став­ке по до­го­во­ру. Про­да­жа сер­ви­са ка­жет­ся мне бо­лее пер­спек­тив­ной, чем про­да­жа про­дук­та.

Ген­на­дий Фрид­ман: Воз­мож­на ли в бу­ду­щем тех­ни­че­ски без­упреч­ная за­щи­та веб-шриф­тов от ко­пи­ро­ва­ния и мо­ди­фи­ка­ции?

Я не ве­рю в тех­ни­че­ские сред­ства ре­ше­ния юри­ди­че­ских про­блем, как и ад­ми­ни­стра­тив­ных и лю­бых дру­гих. Если есть воз­мож­ность ско­пи­ро­вать шрифт, он бу­дет ско­пи­ро­ван. Это как с фо­то­гра­фи­ей — её не­льзя за­щи­тить тех­ни­че­ски­ми сред­ства­ми, они мо­гут толь­ко до­ка­зать при­над­леж­ность фай­ла то­му или ино­му ав­то­ру. Так и здесь, не нуж­но ду­мать, что шрифт — это не­что уни­каль­ное.

Ген­на­дий Фрид­ман: Что сей­час про­ис­хо­дит с тех­но­ло­ги­че­ской ча­стью экран­ных шриф­тов? Упро­ща­ют­ся ли про­цес­сы под­го­тов­ки та­ких шриф­тов для ра­бо­ты?

Ко­неч­но, эти про­цес­сы сей­час ста­но­вят­ся про­ще. С од­ной сто­ро­ны, всё боль­ше рас­про­стра­ня­ет­ся retina, с дру­гой сто­ро­ны — улуч­ша­ет­ся ав­то­хин­тов­ка, и для боль­шин­ства лю­дей это­го бо­лее чем до­ста­точ­но. Мы то­же упро­ща­ем руч­ной хин­тов­щик, и Ге­орг де­ла­ет ка­кие-то ша­ги в этом на­прав­ле­нии.

Па­нель Variations в Fontlab 6, на­строй­ка ин­тер­по­ля­ции раз­лич­ных на­чер­та­ний.

Ев­ге­ний Юке­чев: TrueType остаёт­ся са­мым тре­бо­ва­тель­ным фор­ма­том?

Да, но сей­час про­из­во­ди­те­ли шриф­тов ока­за­лись в ду­рац­кой си­ту­а­ции: если в TrueType мож­но сде­лать шрифт, ко­то­рый бу­дет хоть как-то по­ка­зы­вать­ся на лю­бом экра­не, то в слу­чае с Compact Font Format 2 (но­вая спе­ци­фи­ка­ция OpenType) сов­ме­сти­мость по­чти ну­ле­вая. Бли­жай­шее вре­мя по­ка­жет, в ка­кую сто­ро­ну про­изой­дёт пе­ре­лом. А вот с хин­тов­кой всё ста­ло го­раз­до про­ще. TrueType хин­тов­ка нуж­на в ред­ких слу­ча­ях — про­из­во­ди­те­лям ка­ких-ни­будь кас­со­вых ап­па­ра­тов или ав­то­мо­биль­ным про­из­во­ди­те­лям для об­слу­жи­ва­ния дис­пле­ев в ста­рых мо­де­лях. У ме­ня бы­ла мысль во­об­ще не вклю­чать функ­цию TrueType-хин­тов­ки в но­вый «Фонтлаб», но вновь сра­бо­тал эф­фект фо­то­шо­па — лю­ди хо­тят слож­ные ин­стру­мен­ты.

Ев­ге­ний Юке­чев: Кро­ме хин­тин­га, есть ещё кер­нинг, ко­то­рый то­же вы­зы­ва­ет мно­же­ство про­блем. Их при­хо­дит­ся ре­шать по боль­шей ча­сти вруч­ную или с по­мо­щью ми­ни­маль­ной ав­то­ма­ти­за­ции. Что про­ис­хо­дит в этой сфе­ре?

В «Фонтла­бе» мы при­ду­ма­ли по­ня­тие, ко­то­рое на­зы­ва­ем Assisted Automation. Это ал­го­ритм, в ко­то­рый вклю­чён че­ло­век. Тех­ни­че­ски это ра­бо­та­ет так: мы мо­жем по­смот­реть на бук­вы, по­нять, как они устро­е­ны, и пред­ло­жить ди­зай­не­ру не­ко­то­рые ре­ше­ния. На мо­ей па­мя­ти есть пять раз­ных ал­го­рит­мов ав­то­кер­нин­га, но все они ра­бо­та­ют при­мер­но оди­на­ко­во. Я бы пред­ло­жил сде­лать ал­го­ритм с обрат­ной свя­зью: про­грам­ма пред­ла­га­ет ре­ше­ние, а че­ло­век его кор­рек­ти­ру­ет, и эта кор­рек­ти­ров­ка ста­но­вит­ся но­вым пра­ви­лом, ко­то­рое ал­го­рит­мом в бу­ду­щем бу­дет учи­ты­вать­ся. По­пра­вив кер­нинг по­сле ав­то­ма­ти­ки в од­ной па­ре, ал­го­ритм учи­ты­ва­ет эту по­прав­ку и для дру­гих по­хо­жих пар. У нас есть два ис­точ­ни­ка зна­ний о том, что про­ис­хо­дит на экра­не, — это фор­ма букв и че­ло­век.

У это­го де­ла есть и обрат­ная сто­ро­на. Ко­гда мы ана­ли­зи­ру­ем фор­мы букв, то мы ав­то­ма­ти­че­ски по­лу­ча­ем пе­ре­на­сы­щен­ные кер­нин­го­вые та­бли­цы с мас­сой не­нуж­ной ин­фор­ма­ции. Мы ана­ли­зи­ро­ва­ли ча­сто­ту по­яв­ле­ния пар букв в рус­ском, но не по­смот­ре­ли в укра­ин­ском и бе­ло­рус­ском, и по­это­му ко­гда я фор­ми­рую клас­сы и кер­ню, то ав­то­ма­ти­че­ски по­лу­чаю мно­же­ство лиш­них пар.

У Ада­ма Твар­до­ха есть идея, что не долж­но быть от­дель­ных по­ня­тий спей­син­га и кер­нин­га. Это на­сле­дие ме­тал­ли­че­ско­го на­бо­ра с ли­те­ра­ми, ко­то­рые име­ли фи­зи­че­ские гра­ни­цы. Ко­гда вы на­би­ра­е­те текст се­го­дня, то име­е­те де­ло все­го лишь с тре­мя па­ра­мет­ра­ми: рас­сто­я­ни­ем от бук­вы до на­ча­ла стро­ки, до кон­ца стро­ки и рас­сто­я­ние меж­ду дву­мя бук­ва­ми. Нет та­ко­го по­ня­тия, как «мет­ри­ки + кер­нинг». Есть толь­ко кер­нинг. Бы­ва­ет кер­нинг с «пу­сто­той» сле­ва, кер­нинг с «пу­сто­той» спра­ва, бы­ва­ет кер­нинг меж­ду дву­мя па­ра­ми — всё. Но ре­а­ли­зо­вать это не­про­сто, по­ка ал­го­ритм по­лу­ча­ет­ся слож­ным.

Ев­ге­ний Юке­чев: В этих пе­ре­мен­ных ведь нуж­но учи­ты­вать и язык — у каж­до­го язы­ка свой ритм на­бо­ра, не толь­ко кер­нин­го­вые па­ры.

Да, осо­бен­но­сти язы­ка и ещё про­бе­лы, ко­неч­но, за­был упо­мя­нуть их. В ше­стом «Фонтла­бе» мы про­бу­ем экс­пе­ри­мен­ти­ро­вать со мно­же­ствен­ны­ми мет­ри­ка­ми. На­при­мер, у гли­фа мож­но вы­ста­вить не­сколь­ко ле­вых и пра­вых апро­шей, при­сво­ить им име­на и при­ме­нять раз­ные па­ра­мет­ры. Мож­но так­же вос­поль­зо­вать­ся Variations, сде­лать ось мет­рик и по­сте­пен­но из­ме­нять тре­кинг.

Ев­ге­ний Юке­чев: Ка­кие шриф­ты ка­жут­ся вам с тех­но­ло­ги­че­ской точ­ки зре­ния без­упреч­ны­ми?

Прак­ти­че­ски всё, что де­ла­ет Шварц (Christian Schwarz) и ком­па­ния, мож­но на­звать без­упреч­ным. Я дол­жен ска­зать, что сей­час в це­лом ка­че­ство шриф­тов вы­рос­ло фе­но­ме­наль­но. Мне нра­вят­ся муль­ти­я­зыч­ные шриф­ты, в ко­то­рых гра­фи­ка од­но­го язы­ка со­хра­ня­ет свои осо­бен­но­сти и в дру­гих. Все­гда с ин­те­ре­сом смот­рю на шриф­ты с ад­ским ко­ли­че­ством ка­ких-ни­будь OpenType-фич.

Ру­стам Габ­ба­сов: Ка­кой ин­стру­мен­та­рий ва­жен для со­вре­мен­но­го шриф­то­во­го ди­зай­не­ра? На что ему нуж­но тра­тить вре­мя, на что — нет?

Са­мое глав­ное тре­бо­ва­ние, и не толь­ко к шриф­то­во­му ди­зай­не­ру, а к лю­бо­му че­ло­ве­ку, ко­то­рый за­ни­ма­ет­ся твор­че­ской ра­бо­той, — это по­ни­ма­ние, за­чем он этим за­ни­ма­ет­ся. Если го­во­рить о прак­ти­ке, то сей­час под­хо­ды к ди­зай­ну шриф­тов чрез­вы­чай­но раз­но­об­раз­ны. Я счи­таю, что ди­зай­нер дол­жен в пер­вую оче­редь ра­бо­тать со смыс­ла­ми, иде­я­ми, а уже по­том ре­а­ли­зо­вы­вать их в ви­де ка­ко­го-то изоб­ра­же­ния. И моя за­да­ча как раз­ра­бот­чи­ка соф­та по­мочь ди­зай­не­ру как мож­но про­ще и бы­стрее во­пло­тить идеи в ре­зуль­тат. Но если ди­зай­нер не по­ни­ма­ет то­го, что он де­ла­ет, ни­ка­кой гра­фи­че­ский ре­дак­тор ему не по­мо­жет. Ри­со­вать ру­кой при этом со­всем не обя­за­тель­но. Хад­сон, Кар­тер — не ве­ли­кие ри­со­валь­щи­ки. Ра­зу­ме­ет­ся, нуж­но по­ни­мать ис­кон­ные фор­мы зна­ков, но, сле­дуя толь­ко ру­ко­пис­ной ло­ги­ке, мы очень силь­но обед­ня­ем се­бя.

Ка­над­ский шриф­то­вой ди­зай­нер и один из осно­ва­те­лей Tiro Typeworks. — Прим. ред.

Фран­цуз­ский ди­зай­нер шриф­та, осно­ва­тель сло­во­лит­ни Typofonderie и об­ра­зо­ва­тель­ной про­грам­мы TypeParis. — Прим. ред.

C 2004 го­да мар­ке­тинг-ме­не­джер «Фонтла­ба», так­же ра­бо­тал в ком­па­ни­ях Linotype, Tiro Typeworks, MyFonts. — Прим. ред.

Поль­ский шриф­то­вой ди­зай­нер, участ­ник сту­дии Lato. — Прим. ред.

Интервью
Ярмола
FontLab
5431