Интервью со студией Groza Design

27 октября 2017

Вопросы

Рустам Габбасов

Ответы

Александр Васин
Анастасия Журба
Юлия Кондратьева
Анна-Мария Кандалес-Воробьева
Дарья Литовченко
Светлана Орешкова

Не так дав­но мы встре­ча­лись с Алек­сан­дром Ва­си­ным пе­ред фе­сти­ва­лем «Ти­по­ма­ния», что­бы узнать кух­ню это­го яр­ко­го ти­по­гра­фи­че­ско­го со­бы­тия. То­гда уда­лось по­го­во­рить не толь­ко про «Ти­по­ма­нию», но и про об­ра­зо­ва­тель­ные про­ек­ты Алек­сан­дра и На­та­льи Вель­чин­ской — кур­сы для ди­зай­не­ров T_24, дет­скую ди­зайн-шко­лу «ШУМ». Не хва­ти­ло вре­ме­ни на раз­го­вор о ди­зай­не, ра­бо­те, за­каз­чи­ках, и се­го­дня мы ре­ши­ли этот про­бел за­крыть. Сти­ли­сти­ка «Гро­зы» вы­зы­ва­ю­ще эк­лек­тич­ная, но при этом за­по­ми­на­юща­я­ся. Пла­кат­ный стиль книж­ных об­ло­жек, ди­на­мич­ные ма­ке­ты со­еди­ня­ют­ся с ана­ли­ти­кой и ин­те­рес­ной ра­бо­той с боль­ши­ми дан­ны­ми и ста­ти­сти­кой. Как это про­ис­хо­дит, мы и по­пы­та­лись вы­яс­нить у «Гро­зы». Ре­дак­ция

Как устро­е­на сту­дия Groza Design?

Да­рья Ли­тов­чен­ко: Нас пя­те­ро, и мы все с од­но­го кур­са По­ли­гра­фа (с мар­та 2016 го­да — Мо­сков­ский по­ли­тех­ни­че­ский уни­вер­си­тет. — Прим. ред.) из груп­пы Алек­сан­дра Ан­дре­еви­ча.

Алек­сандр Ва­син: Это был пер­вый курс, ко­то­рый у нас ока­зал­ся с са­мо­го на­ча­ла, все пре­ды­ду­щие вы­пус­ки до­ста­ва­лись нам не с пер­во­го го­да. Мы очень лю­бим этот вы­пуск — ви­дишь, сколь­ко та­лантли­вых де­ву­шек.

Вы за­ни­ма­е­тесь сво­и­ми про­ек­та­ми, а Са­ша к вам об­ра­ща­ет­ся вре­мя от вре­ме­ни?

Да­рья Ли­тов­чен­ко: В «Гро­зе» за­ня­тость по­сто­ян­ная, но при этом мы мо­жем спо­кой­но ра­бо­тать из до­ма. Па­рал­лель­но я, на­при­мер, ра­бо­таю с се­тью кли­ник, де­лаю для них раз­лич­ные упа­ков­ки. Сей­час они рас­ши­ря­ют­ся, и я раз­ра­ба­ты­ваю ещё и фир­мен­ный стиль.

Алек­сандр Ва­син: А Све­та Ореш­ко­ва ра­бо­та­ет на те­ле­ка­на­ле «Куль­ту­ра». Ко­гда де­вуш­ки го­то­ви­ли ди­пло­мы, мы ста­ра­лись, что­бы их ра­бо­ты бы­ли близ­ки к ре­аль­ным за­ка­зам. На­при­мер, Да­шин про­ект — аль­бом ху­дож­ни­ка Та­тья­ны Ба­да­ни­ной, Ан­на-Ма­рия сде­ла­ла книж­ку про Вла­ди­ми­ра На­сед­ки­на, Юля в ко­ман­де КБ «Стрел­ка» раз­ра­бо­та­ла «Стан­дарт бла­го­устрой­ства улиц», Све­та спро­ек­ти­ро­ва­ла книж­ную се­рию кур­сов «Ар­за­мас», На­стя при­ду­ма­ла куль­тур­ный про­ект «Мас­са ис­кус­ства».

Да­ша, по­сле окон­ча­ния Уни­вер­си­те­та пе­ча­ти вы бы­ли го­то­вы ра­бо­тать в са­мых раз­ных жан­рах?

Да­рья Ли­тов­чен­ко: Алек­сандр Ан­дре­евич и На­та­лья Ев­ге­ньев­на да­ва­ли нам раз­ные за­да­ния: у нас бы­ла и упа­ков­ка, и ви­део, и кни­ги с жур­на­ла­ми, по­это­му нет та­ких за­дач, где я чув­ство­ва­ла бы се­бя со­всем не­ком­форт­но. Мо­жет быть, веб-ди­зайн, но это очень спе­ци­фи­че­ская сфе­ра, и я уже вы­бра­ла для се­бя на­прав­ле­ния, в ко­то­рых хо­те­ла бы раз­ви­вать­ся: это ил­лю­стра­ция, мо­ушн-ди­зайн, со­зда­ние ви­део­ро­ли­ков, 3D и кни­ги. Ко­неч­но, кни­ги — са­мое лю­би­мое.

Как вы ду­ма­е­те, по­че­му кни­ги, при не­ма­лом раз­но­об­ра­зии тех­но­ло­гий и жан­ров, оста­ют­ся чем-то та­ким, о чём го­во­рят с при­ды­ха­ни­ем: «лю­би­мый жанр», «са­мый слож­ный», «са­мая ин­те­рес­ная за­да­ча»?

Алек­сандр Ва­син: Я слиш­ком ча­сто от­ве­чаю на этот во­прос (сме­ёт­ся).

Да­рья Ли­тов­чен­ко: Для ме­ня кни­га — это что-то очень лич­ное. Я обо­жаю кни­ги, и обу­че­ние ди­зай­ну вос­пи­та­ло во мне че­ло­ве­ка, ко­то­рый не мо­жет ку­пить пло­хо оформ­лен­ную кни­гу. Мне ка­жет­ся, что кни­ги ещё дол­го бу­дут вос­тре­бо­ва­ны, ведь это не­что ося­за­емое. Ди­зай­нер не про­сто берёт ин­фор­ма­цию и пе­ча­та­ет её на бу­ма­ге, с по­мо­щью кни­ги он мо­жет рас­ска­зать на­мно­го боль­ше про то со­дер­жа­ние, ко­то­рое ле­жит в её осно­ве. Ди­зай­нер спо­со­бен со­здать ин­те­рес­ный сце­на­рий кни­ги, вы­брать осо­бен­ную бу­ма­гу, пе­ре­плёт, про­пу­стить че­рез се­бя текст и рас­ска­зать чи­та­те­лю, что же он уви­дел в этом тек­сте.

Ко­гда вы ра­бо­та­ли над кни­гой Та­тья­ны Ба­да­ни­ной, у за­каз­чи­ка бы­ло своё ви­де­ние кни­ги или вы ра­бо­та­ли и как ре­дак­тор, фор­ми­ро­ва­ли со­дер­жа­ние, что-то пред­ла­га­ли, дер­жа­ли всё под кон­тро­лем?

Да­рья Ли­тов­чен­ко: По­лу­чи­лось так, что я дер­жа­ла всё под кон­тро­лем. С са­мо­го на­ча­ла я пред­ла­га­ла ре­ше­ние, за­каз­чи­ки прак­ти­че­ски не вно­си­ли прав­ки, хо­тя ино­гда им что-то не нра­ви­лось или ка­за­лось слиш­ком лич­ным. Вот про­цесс сбо­ра ин­фор­ма­ции был очень увле­ка­тель­ным. Та­тья­на са­ма по се­бе ин­те­рес­ный че­ло­век и, по­ми­мо «Бе­лых одежд», сде­ла­ла мас­су дру­гих ра­бот. Я, ко­неч­но, по­смот­ре­ла уже вы­пу­щен­ные кни­ги о ней, но они бы­ли ти­по­вы­ми — про­сто по­ка­зы­ва­ли её ра­бо­ты, но не го­во­ри­ли ни­че­го о Та­тья­не как о ху­дож­ни­ке. А мне хо­те­лось по­нять её, жен­щи­ну в со­вре­мен­ном ис­кус­стве. У неё очень не­обыч­ная био­гра­фия, не­мно­го да­же груст­ная, и хо­те­лось по­ка­зать, что она жен­щи­на креп­кая, мо­ну­мен­таль­ная, силь­ная, но при этом жен­ствен­ная. У нас бы­ла идея рас­ска­зать на­мно­го боль­ше, чем бы­ло в ис­ход­ном со­дер­жа­нии. Мне ка­жет­ся, что это очень важ­но в ди­зай­не.

Алек­сандр Ва­син: Ты спро­сил про пе­ре­дел­ки и вза­и­мо­дей­ствие, и я хо­чу от­ме­тить, что сво­бо­да, ко­то­рую ди­зай­нер по­лу­ча­ет в ра­бо­те над кни­гой (и ко­то­рую мы очень це­ним), воз­мож­на, толь­ко если вна­ча­ле ты всё осно­ва­тель­но про­го­во­рил с за­каз­чи­ком. Мы все­гда ста­ра­ем­ся по­дроб­но рас­ска­зать за­каз­чи­ку, что мы по­ка­жем ему на сле­ду­ю­щей встре­че. Пре­зен­та­цию не сто­ит пре­вра­щать в сюр­приз для кли­ен­та, ди­зай­нер не дол­жен ид­ти на встре­чу с за­ми­ра­ни­ем серд­ца: «при­мут — не при­мут». мы по­ка­зы­ва­ем то, о чём до­го­во­ри­лись на пре­ды­ду­щей встре­че. Это удоб­ный путь, ко­то­рый эко­но­мит мас­су сил и нер­вов.

В мо­ей ра­бо­те раз­го­во­ры за­ни­ма­ют семь­де­сят про­цен­тов вре­ме­ни, а сам ди­зайн де­ла­ет­ся край­не бы­стро. Бес­ко­неч­ные пе­ре­ме­ще­ния букв по ли­сту — не наш стиль. Очень важ­но, что­бы ра­бо­та бы­ла ин­те­рес­на са­мо­му за­каз­чи­ку, ведь бы­ва­ет, что тот кон­такт, о ко­то­ром ты го­во­ришь, не воз­ни­ка­ет. Че­ло­век те­бе что-то рас­ска­зы­ва­ет, но ты по­ни­ма­ешь, что сам он этим не го­рит, и внеш­не вро­де всё хо­ро­шо, есть кон­крет­ная за­да­ча, но ты чув­ству­ешь, что про­ис­хо­дит что-то не то.

Как вы по­сту­па­е­те в та­ких слу­ча­ях?

Алек­сандр Ва­син: Зна­ешь, это как в лю­бви: если вза­им­но­го ин­те­ре­са нет, то и ра­бо­та по­лу­чит­ся не­важ­ная. Мне ка­жет­ся, что ди­зай­нер не дол­жен на­вя­зы­вать се­бя кли­ен­ту. Ко­неч­но, если вдруг на­сту­пят ту­гие вре­ме­на, ко­гда ра­бо­та нуж­на лю­бой це­ной, мы из­ме­ним стра­те­гию. Но сей­час во­круг нас сло­жил­ся ка­кой-то ми­кро­кли­мат, и мы мо­жем се­бе поз­во­лить ра­бо­тать толь­ко с при­ят­ны­ми людь­ми.

Да­ша упо­мя­ну­ла, что она ви­дит роль ди­зай­не­ра как рас­сказ­чи­ка, ко­то­рый по­ка­зы­ва­ет да­же боль­ше, чем хо­чет сам за­каз­чик. Если по­смот­реть на ва­ши книж­ки, мож­но уви­деть очень мно­го эле­мен­тов вро­де карт, ин­фо­гра­фи­ки, та­блиц, то есть это имен­но те сред­ства, с по­мо­щью ко­то­рых вы ста­ра­е­тесь по­ка­зать боль­ше. Это тех­но­ло­ги­че­ски не­про­сто де­лать, как вы ав­то­ма­ти­зи­ру­е­те эти про­цес­сы?

Алек­сандр Ва­син: Нам од­на­жды за­ка­за­ли юби­лей­ный аль­бом ор­ке­стра, в ко­то­ром на­до бы­ло рас­ска­зать о со­ста­ве, об ис­пол­ня­е­мых про­из­ве­де­ни­ях, о га­стро­лях. Нам при­сла­ли оди­на­ко­вые спис­ки с эти­ми дан­ны­ми, но мы, вни­ма­тель­но изу­чив ма­те­ри­ал, ре­ши­ли на­ри­со­вать кар­ты стран, в ко­то­рые ез­дил ор­кестр, со­ста­вить срав­ни­тель­ную та­бли­цу го­дов жиз­ни ком­по­зи­то­ров, по­счи­тать ко­ли­че­ство му­зы­кан­тов (со­став ор­ке­стра ча­сто ме­ня­ет­ся). За­каз­чик был не про­тив. В ре­зуль­та­те по­лу­чил­ся аль­бом, ин­те­рес­ный для чте­ния и раз­гля­ды­ва­ния.

Для осо­бо слож­ных слу­ча­ев мы ищем ал­го­рит­мы, поз­во­ля­ю­щие ав­то­ма­ти­зи­ро­вать вёрст­ку. На­при­мер, та­бли­ца с ком­по­зи­то­ра­ми де­ла­лась при по­мо­щи Exсel, вы­чис­лен­ные вре­мен­ные про­ме­жут­ки бы­ли пе­ре­не­се­ны в InDesign и ста­ли мар­ке­ра­ми та­бу­ля­ции. Мы ста­ра­ем­ся не за­ни­мать­ся бес­ко­неч­но ди­зай­ном от­дель­ной по­ло­сы, а при­ду­мы­вать не­кие прин­ци­пы, ко­то­рые по­мо­га­ют до­ста­точ­но бы­стро свер­стать мно­го стра­ниц. Ев­ге­ний Кор­не­ев на­зы­ва­ет это «са­мо­ге­не­ри­ру­ю­щим­ся ди­зай­ном».

А что яв­ля­ет­ся глав­ным дви­га­те­лем, ко­то­рый ге­не­ри­ру­ет этот ди­зайн? Мо­дуль­ная сет­ка или не­кий глав­ный приём?

Алек­сандр Ва­син: Про­сто ка­кие-то пра­ви­ла: у те­бя есть ма­те­ри­ал, есть идея. По ме­то­ду Дмит­рия Чер­но­га­е­ва мы ста­ли при­ду­мы­вать к каж­дой книж­ке «клю­че­вое сло­во», и это сло­во (или фра­за) сра­зу поз­во­ля­ет по­нять, как бу­дут вы­стра­и­вать­ся все эле­мен­ты. Так ты при­ду­мы­ва­ешь для каж­до­го эле­мен­та своё пра­ви­ло. Эти пра­ви­ла, по­ка ты ма­ке­ти­ру­ешь, утря­са­ют­ся, и если они чи­стые и точ­ные, то вёрст­ка пре­вра­ща­ет­ся в сплош­ное на­сла­жде­ние.

Ино­гда по­лу­ча­ет­ся, что мо­дуль­ная сет­ка кни­ги со­здаёт­ся не до ма­ке­ти­ро­ва­ния кни­ги, а по­сле. Сна­ча­ла — сце­на­рий кни­ги, по­том на­чи­на­ешь на­хо­дить ме­ста ка­ким-то эле­мен­там, по­том чув­ству­ешь, что те­бе ну­жен опре­де­лён­ный сег­мент, ба­зо­вые ли­нии, и де­лишь стра­ни­цу на ка­кие-то ку­соч­ки, а если не ну­жен сег­мент, то и не де­лишь. Ко­неч­но, есть сра­зу не­кая при­вяз­ка по­лей к ин­тер­ли­нья­жу, на­при­мер.

При та­ком слож­ном рит­ме воз­ни­ка­ет ли каж­дая по­ло­са во вре­мя вёрст­ки или вы про­ду­мы­ва­е­те все раз­во­ро­ты за­ра­нее?

Алек­сандр Ва­син: Луч­ше все­го ид­ти от об­ще­го к част­но­му. Ко­неч­но, опыт­ный ди­зай­нер мо­жет за­сесть за один раз­во­рот, удер­жи­вая в го­ло­ве всю струк­ту­ру кни­ги. Но всё-та­ки из­на­чаль­ный план дол­жен по­яв­лять­ся рань­ше, ина­че ты мо­жешь сде­лать один раз­во­рот пре­крас­ным, но он бу­дет чу­же­ро­ден или сто­ять не на том ме­сте.

Да­рья Ли­тов­чен­ко: Это так на­зы­ва­е­мый сце­на­рий кни­ги, на­до с са­мо­го на­ча­ла всё про­ду­мать, что­бы ни­где не бы­ло лиш­не­го зву­ка.

Я, на­при­мер, смот­рю на со­дер­жа­ние кни­ги и по­ни­маю, что вряд ли это при­шло от за­каз­чи­ка, здесь вид­на боль­шая ре­дак­тор­ская ра­бо­та. Вам мно­го при­хо­дит­ся де­лать та­кой ра­бо­ты са­мим?

Алек­сандр Ва­син: Мы де­ла­ли кни­гу о Гне­син­ском учи­ли­ще, фо­то­ре­пор­таж за 60 лет, в ней я пред­ло­жил на­зва­ния всех че­тырёх ча­стей: «Ис­то­рия», «Но­вая ис­то­рия», «Но­вей­шая ис­то­рия» и «Ис­то­рия про­дол­жа­ет­ся». Ко­гда твои идеи не про­ти­во­ре­чат сю­же­ту, а толь­ко по­мо­га­ют, это все­гда здо­ро­во. А в этой книж­ке я сам при­ду­мал мно­гие под­пи­си и по­лу­чил огром­ное удо­воль­ствие.

Ещё мы каж­дый год де­ла­ем книж­ки для шко­лы МАРШ с ра­бо­та­ми их сту­ден­тов. Ма­те­ри­ал бо­лее-ме­нее по­хо­жий по струк­ту­ре, но нам ин­те­рес­но еже­год­но при­ду­мы­вать но­вый сце­на­рий: как по­ста­вить кар­тин­ки, как рас­пре­де­лить ан­глий­ские и рус­ские тек­сты. Как со­хра­нить се­рий­ность, что об­но­вить. Спа­си­бо за­ме­ча­тель­ным за­каз­чи­кам, ко­то­рым и са­мим ин­те­рес­на жизнь еже­год­ни­ка.

Упо­мя­ну­тый вы­ше «ме­тод Чер­но­га­е­ва» сра­ба­ты­ва­ет?

Ана­ста­сия Жур­ба: Это хо­ро­ший спо­соб опре­де­лить­ся с те­ми ощу­ще­ни­я­ми, ко­то­рые дол­жен вы­зы­вать про­ект, а так­же с кон­цеп­ци­ей все­го сти­ля. Нуж­но по­до­брать к ра­бо­те «ключ», сло­вес­ное опи­са­ние идеи. При­сту­пая к про­ек­ту, мы при­дер­жи­ва­ем­ся од­но­го пра­ви­ла: 80% раз­мыш­ле­ний, 20% ра­бо­ты. С пиц­цей и чаем мы про­во­дим моз­го­вой штурм. Бла­го­да­ря на­чаль­но­му эта­пу от­ме­та­ют­ся все лиш­ние де­та­ли, ко­то­рые не под­хо­дят к про­ек­ту. Ищем ре­фе­рен­сы, опре­де­ля­ем ауди­то­рию, раз­ра­ба­ты­ва­ем сце­на­рий, на­щу­пы­ва­ем об­щий прин­цип. Де­ла­ем то, что поз­во­лит из­бе­жать даль­ней­ших труд­но­стей в ра­бо­те с де­та­ля­ми. Услов­но мы да­ём та­кие на­зва­ния на­шим про­ек­там: «Ин­тер­му­зей» — «го­род­ская на­ви­га­ция, бе­лые пас­пар­ту»; кни­га «Марш» — «кир­пич»; дис­ки для В. Спи­ва­ко­ва — «ко­роб­ка шо­ко­лад­ных кон­фет»; кни­га «Бе­лые оде­жды» — «гла­вен­ство бе­ло­го»; фир­мен­ный стиль биб­лио­тек — «точ­ка до­сту­па». Бла­го­да­ря гра­мот­но по­до­бран­ным «клю­чам» ра­бо­та идет бы­стрее и про­дук­тив­нее.

Что ещё вам по­мо­га­ет най­ти об­раз про­ек­ти­ру­е­мой кни­ги? Шрифт, ил­лю­стра­ция, мо­жет быть, фо­то­съём­ка?

Свет­ла­на Ореш­ко­ва: В пер­вую оче­редь об­раз фор­ми­ру­ет те­ма кни­ги. Спе­ци­фи­ка тек­ста огра­ни­чи­ва­ет бес­ко­неч­ные спо­со­бы пе­ре­да­чи ин­фор­ма­ции. Это не зна­чит, ко­неч­но, что ис­то­ри­че­ская кни­га не долж­на быть со­вре­мен­ной. Мы мно­го смот­рим на ди­зайн в ми­ре и экс­пе­ри­мен­ты. Есть лю­би­мые ди­зай­не­ры, про­ек­ты (не обя­за­тель­но книж­ные), на ко­то­рые хо­чет­ся рав­нять­ся. В го­ло­ве по­сто­ян­но идёт про­цесс при­мер­ки к но­вой кни­ге и под­бор воз­мож­ных со­че­та­ний. Так бы­ва­ет и со шриф­том. Раз — и ка­кой-то мод­ный шрифт иде­аль­но под­хо­дит по те­ме. То­гда уже ча­сти кни­ги мо­гут под­стра­и­вать­ся под круп­ную ти­по­гра­фи­ку, и на осно­ве шриф­та фор­ми­ру­ет­ся об­раз кни­ги. Мы со­би­ра­ем ин­фор­ма­цию об ощу­ще­ни­ях, ко­то­рые бу­дет не­сти кни­га. Рас­су­ждая, как с кни­гой мож­но вза­и­мо­дей­ство­вать, ка­кой она ста­нет, ока­зав­шись в ру­ках или на книж­ной пол­ке, мож­но вы­явить ме­та­фо­ру для её об­ра­за. Как толь­ко сфор­ми­ру­ют­ся гра­ни­цы для ра­бо­ты, при­сту­па­ем к част­но­му: как вы­пуск­ни­ки По­ли­гра­фа мы по­сто­ян­но об­ра­ща­ем­ся к та­ким по­ня­ти­ям, как ко­ли­че­ство бе­ло­го и его фор­ма, контр­фор­ма и кон­траст.

Есть ка­кие-то по­ли­гра­фи­че­ские тех­но­ло­гии, ко­то­рые осо­бо лю­би­мы в ра­бо­те над кни­гой?

Да­рья Ли­тов­чен­ко: Ско­рее нет, чем да. От са­мой кни­ги за­ви­сит, что с ней бу­дет, что мож­но ска­зать с по­мо­щью то­го или ино­го приёма.

Алек­сандр Ва­син: Мы ча­сто ра­бо­та­ем с Вла­ди­ми­ром Спи­ва­ко­вым, оформ­ля­ем его дис­ки, и в этих про­ек­тах у нас есть воз­мож­но­сти для экс­пе­ри­мен­тов. Сам жанр по­да­роч­но­го ком­пакт-дис­ка как бы обя­зы­ва­ет ак­тив­нее ис­поль­зо­вать «кон­фет­ные» тех­но­ло­гии: вы­бо­роч­ный ла­к, кон­гре­в, фоль­ги­ро­ва­ние. Мы про­бу­ем, но мне ка­жет­ся, что мы ещё роб­кие экс­пе­ри­мен­та­то­ры по срав­не­нию, на­при­мер, с Кор­не­евым. Нам очень хо­чет­ся про­дви­нуть­ся в этом во­про­се и на­учить­ся ис­поль­зо­вать по­ли­гра­фию по мак­си­му­му.

При­дер­жи­ва­е­тесь ли вы ка­ких-то шриф­то­вых стра­те­гий?

Юлия Кон­дра­тье­ва: Пы­та­ем­ся ра­бо­тать на кон­трас­тах.

Алек­сандр Ва­син: Нас здесь очень мно­го, и каж­дый ра­ду­ет­ся иде­ям дру­го­го. Если я ду­маю, что ра­бо­ту на­до де­лать про­ве­рен­ны­ми шриф­та­ми, кто-то обя­за­тель­но ска­жет: «Да ну! Да­вай­те возь­мём что-то но­вое» — по­че­му бы и нет, и про­бу­ем, и берём, если это не про­ти­во­ре­чит те­ме. По­это­му в не­ко­то­рых ра­бо­тах у нас мо­гут быть шриф­ты очень тра­ди­ци­он­ные вро­де Pragmatica или Baskerville, а где-то не­ожи­дан­но воз­ни­ка­ет что-то бо­лее не­обыч­ное, стран­ное. Нет кон­крет­ной по­ли­ти­ки, хо­тя, ко­неч­но, мы не из тех ди­зай­не­ров, ко­то­рые го­нят­ся за шриф­то­вы­ми но­вин­ка­ми. Кни­га — это всё-та­ки не ре­кла­ма, ты не мо­жешь в ней не­дав­но по­явив­ший­ся шрифт ис­поль­зо­вать, не по­няв, как он се­бя ведёт, ведь не каж­дый шрифт вы­дер­жи­ва­ет боль­шой мас­сив тек­ста.

При та­ком вну­ши­тель­ном жан­ро­вом раз­но­об­ра­зии и боль­шом ко­ли­че­стве за­каз­чи­ков вы ко­гда-ни­будь при­ме­ря­ли на се­бя роль из­да­те­ля, ко­то­рый сам при­ду­мы­ва­ет кни­ги, из­даёт их?

Алек­сандр Ва­син: У нас есть фе­сти­валь «Ти­по­ма­ния», ко­то­рый поз­во­ля­ет ре­а­ли­зо­вы­вать на­ши соб­ствен­ные из­да­тель­ские про­ек­ты. В про­шлом го­ду к фе­сти­ва­лю мы вы­пу­сти­ли пят­на­дцать ма­лень­ких кни­же­чек о раз­лич­ных ди­зай­не­рах и кол­лек­ти­вах. В ди­зай­не при­ни­ма­ли уча­стие на­ши сту­ден­ты из По­ли­гра­фа, ко­то­рые сей­час учат­ся на пя­том кур­се. Каж­дый из них со­здал свой ма­кет, опре­де­лил­ся с фор­ма­том, объ­ёмом, а по­сле кол­ле­ги­аль­но бы­ло вы­бра­но луч­шее ре­ше­ние. За­тем каж­дая уче­ни­ца вы­бра­ла се­бе ге­роя, спи­са­лась с ним, взя­ла ин­тер­вью. Мы сго­во­ри­лись с кол­лек­ти­вом зна­ко­мых ре­дак­то­ров, для ко­то­рых я в свою оче­редь де­лаю ряд бес­плат­ных ра­бот. В этом го­ду мы го­то­вим но­вые кни­ги к «Ти­по­ма­нии».

С Да­шей при­ду­ма­ли и из­да­ли иг­ру «Ти­по­ма­ния» — шриф­то­вая уга­дай­ка. Из­да­ли книж­ку про ло­го­ти­пы от хо­ло­диль­ни­ков. Всё вре­мя что-то из­даём, мне это очень нра­вит­ся, хо­ро­шо, что со­вре­мен­ная циф­ро­вая пе­чать поз­во­ля­ет де­лать не­боль­шие ти­ра­жи.

Нет ощу­ще­ния, что про­стран­ство, в ко­то­ром вы ра­бо­та­е­те, по­ка до­ста­точ­но уз­ко и ва­ши ра­бо­ты не по­па­да­ют к ши­ро­ко­му чи­та­те­лю? Есть же­ла­ние оформ­лять мас­со­вую кни­гу, что бы это ни зна­чи­ло?

Юлия Кон­дра­тье­ва: Мы сей­час с «Клас­си­кой XXI», на­при­мер, со­труд­ни­ча­ем.

Алек­сандр Ва­син: Ко­неч­но, у них ти­ра­жи не как у Дон­цо­вой, но тем не ме­нее. По­ни­ма­ешь, есть же та­кое по­ня­тие, как ав­тор­ское ки­но: оно сна­ча­ла ра­бо­та­ет на не­боль­шую груп­пу зри­те­лей, а по­том ока­зы­ва­ет­ся, что Джар­муш — ми­ро­вая зна­ме­ни­тость, и не­из­вест­но, кто в ито­ге оста­нет­ся в ис­то­рии ис­кусств — Джар­муш или ре­жис­сёр филь­ма «Лю­ди Икс: Апо­ка­лип­сис». Мы ра­бо­та­ем с куль­тур­ны­ми про­ек­та­ми, де­ла­ем то, что нам ин­те­рес­но. Ина­че кто бу­дет ра­бо­тать с Вла­ди­ми­ром Мар­ты­но­вым? Мы ста­ра­ем­ся и са­ми дви­гать­ся и не­мно­го под­тал­ки­вать куль­тур­ную жизнь во­круг нас. А по­том, мо­жет быть, это дви­же­ние ста­нет за­мет­но не толь­ко для на­шей ауди­то­рии.

Рас­ска­жи­те, по­жа­луй­ста, по­дроб­нее про книж­ку Мар­ты­но­ва. По­ра­жа­ет её тол­щи­на, кста­ти.

Алек­сандр Ва­син: Я не мо­гу ска­зать, что её ди­зайн ме­ня пол­но­стью устра­и­ва­ет, но это при­мер имен­но то­го, как я ра­бо­тал вме­сте с ав­то­ром, по­мо­гал ав­то­ру вы­ра­зить его идею, и раз он до­во­лен, то и я до­во­лен. «Кни­га пе­ре­мен» — кни­га не­обыч­ная, стран­ная. Мар­ты­нов го­во­рит, что она не для чте­ния, а для ли­ста­ния. Пред­по­ла­га­лось, что бу­дет че­ты­ре то­ма, я да­же при­ду­мал, как мне ка­жет­ся, че­ты­ре остро­ум­ных об­лож­ки в ду­хе Мар­ты­но­ва, но это до­ро­го по­лу­ча­лось в пе­ча­ти. Кро­ме то­го, вы­яс­ни­лось, что один тол­стый фо­ли­ант в про­из­вод­стве бу­дет де­ше­вле в пол­то­ра ра­за, а мне ин­те­рес­но бы­ло по­про­бо­вать сде­лать та­кую тол­стую книж­ку. Я по­зво­нил ав­то­ру, и ока­за­лось, что это да­же боль­ше со­от­вет­ству­ет его за­мыс­лу, ему хо­те­лось сде­лать еди­ный мо­но­лит.

А по­том мы дол­го об­су­жда­ли об­лож­ку, ему не хо­те­лось ни­ка­ко­го «сти­ля», это долж­на бы­ла быть кни­га вне книг, са­мая пер­вая, как от­пе­ча­ток пер­во­быт­ной ру­ки в пе­ще­ре Шо­ве. Я по­ду­мал, что в этой об­лож­ке я дол­жен участ­во­вать ми­ни­маль­но, и по­про­сил ав­то­ра при­слать мне скан с этой фо­то­гра­фи­ей из книж­ки по ис­то­рии ис­кусств. Вла­ди­мир Ива­но­вич её от­ска­ни­ро­вал (не­мно­го кри­во­ва­то), и этот скан без ка­кой-ли­бо об­ра­бот­ки я и по­ста­вил на об­лож­ку, да­же со­хра­нив «ав­тор­ский на­клон». Вла­ди­мир Мар­ты­нов остал­ся до­во­лен ре­зуль­та­том.

Юля, у вас есть ка­кие-то лю­би­мые жан­ры, в ко­то­рых нра­вит­ся ра­бо­тать?

Юлия Кон­дра­тье­ва: Я кни­гу лю­блю и, мне ка­жет­ся, по­след­ний год толь­ко кни­гой и за­ни­ма­юсь. Я ком­форт­но се­бя чув­ствую, ко­гда на вхо­де есть мно­го ин­фор­ма­ции. Вот за­каз­чик, и вот ин­фор­ма­ция, ты её дол­жен струк­ту­ри­ро­вать и по­дать, что­бы всем бы­ло по­нят­но. Я де­ла­ла се­рию книг для «Стрел­ки», они го­то­ви­ли про­ек­ты ре­кон­струк­ций улиц и фор­ми­ро­ва­ли те­о­рию о бла­го­устрой­стве го­ро­да.

Алек­сандр Ва­син: Юля ра­бо­та­ла в при­ят­ном кол­лек­ти­ве, и они в ка­кой-то мо­мент по­ня­ли, что у них за­да­ча со­здать книж­ку не для тех лю­дей, ко­то­рые бу­дут бла­го­устра­и­вать, а для тех, кто этот про­цесс бла­го­слов­ля­ет, — для чи­нов­ни­ков.

Юлия Кон­дра­тье­ва: Да, а для них нуж­на книж­ка боль­шая, вну­ши­тель­ная.

Алек­сандр Ва­син: Как толь­ко вы­яс­ни­лось, что они де­ла­ют имен­но пре­зен­та­цию про­ек­та, ста­ло по­нят­но, как эти то­ми­ки друг с дру­гом со­сты­ко­вы­ва­ют­ся и что они долж­ны быть та­ко­го пре­тен­ци­оз­но­го бе­ло­го цве­та.

В этом ключ на­шей ра­бо­ты — на­до за­ра­нее пред­ста­вить жизнь тво­е­го про­дук­та. Те­бе за­ка­зы­ва­ют ком­пакт-диск, ты обя­за­тель­но дол­жен спро­сить, где его бу­дут про­да­вать, ка­кой ти­раж, в на­шей стра­не или нет. Кто-то мо­жет ска­зать, что он свои дис­ки бу­дет да­рить. Это со­вер­шен­но дру­гая ис­то­рия, ты уже не дол­жен рас­счи­ты­вать, что­бы его за­ме­ти­ли на при­лав­ке, а дол­жен пред­ста­вить се­бе си­ту­а­цию, ко­гда му­зы­кант его вру­ча­ет. Опыт­ный ди­зай­нер бы­стро до­ка­пы­ва­ет­ся до ис­ти­ны.

По­го­во­рим о про­ек­те с биб­лио­те­ка­ми. С че­го на­ча­лась эта ис­то­рия?

Да­рья Ли­тов­чен­ко: У нас бы­ли ин­те­рес­ные встре­чи со сту­ди­ей «Прак­ти­ка», имен­но они при­гла­си­ли нас сов­мест­но участ­во­вать в кон­кур­се. Это бы­ла класс­ная ко­манд­ная ра­бо­та, каж­дый озву­чи­вал свои мыс­ли, а по­том мы все вме­сте их во­пло­ща­ли.

Как вы­стра­и­ва­ет­ся ти­по­гра­фи­ка для про­стран­ства в биб­лио­те­ках, му­зе­ях, га­ле­ре­ях? От­ли­ча­ет­ся ли этот про­цесс от про­ек­ти­ро­ва­ния кни­ги?

Юлия Кон­дра­тье­ва: Мне ка­жет­ся, что не от­ли­ча­ет­ся. В од­ном слу­чае есть ре­дак­тор (или ав­тор) и ди­зай­нер, в дру­гом — ар­хи­тек­тор, ко­то­рый при­ду­мы­ва­ет про­стран­ство, и ты по­мо­га­ешь ему вы­ра­зить мысль, за­ло­же­нную в вы­став­ке или про­стран­стве зда­ния. На­вер­ное, мы по­это­му и за­ни­ма­ем­ся та­ки­ми раз­но­об­раз­ны­ми про­ек­та­ми, по­то­му что в ко­неч­ном счёте весь ди­зайн про од­но и то же.

Алек­сандр Ва­син: Ин­те­рес­но, что в этой ра­бо­те мы то­же го­раз­до боль­ше го­во­ри­ли с ар­хи­тек­то­ра­ми. Ди­зайн — это до­брые и ин­те­рес­ные раз­го­во­ры, но ко­гда со­би­ра­ют­ся ум­ные лю­ди и по­яв­ля­ет­ся це­лый во­рох хо­ро­ших идей, кто-то дол­жен их филь­тро­вать, от­бра­сы­вать лиш­ние. На­вер­ное, ху­же все­го, ко­гда ди­зай­не­ра увле­ка­ет опре­де­лён­ный приём, по­яв­ля­ет­ся лю­би­мый шрифт. Ко­неч­но, все мы греш­ны, но твои лич­ные при­стра­стия не долж­ны до­ми­ни­ро­вать над здра­вым смыс­лом.

Лю­би­мый про­ект сту­дии су­ще­ству­ет? Как он де­лал­ся — от по­ис­ка об­ра­за до пе­чат­но­го стан­ка?

Ан­на-Ма­рия Кан­да­лес-Во­робьёва: Один из про­ек­тов, ко­то­рый мы счи­та­ем зна­чи­мым для сту­дии, — кни­га-аль­бом с ра­бо­та­ми ху­дож­ни­ка Алек­сея Лан­це­ва. Этот про­ект по­явил­ся, ко­гда сту­дии не бы­ло и в мыс­лях, а на­ше объ­еди­не­ние бы­ло сти­хий­ным. Мы учи­лись на тре­тьем кур­се, бы­ло ле­то, ка­ни­ку­лы, и нам всем хо­те­лось сде­лать что-то ре­аль­ное. АА (Алек­сандр Ан­дре­евич Ва­син. — Прим. ред.) пред­ло­жил объ­еди­нить­ся и по­про­бо­вать по­ра­бо­тать вме­сте. Све­та, Юля (Свет­ла­на Ореш­ко­ва, Юлия Кон­дра­тье­ва. — Прим. ред.) и я в этот мо­мент бы­ли сво­бод­ны, АА вы­сту­пил в ро­ли ку­ра­то­ра про­ек­та. В об­щем, бы­ло ин­те­рес­но, как в пла­не ко­манд­ной ра­бо­ты (рас­пре­де­лять ра­бо­ту меж­ду дру­гом дру­гом, не ссо­рить­ся, не пе­ре­тя­ги­вать оде­я­ло на се­бя), так и в тех­ни­че­ском — вы­ве­рять ма­кет, вы­би­рать бу­ма­гу, об­щать­ся с ти­по­гра­фи­ей (мы ре­ши­ли пе­ча­тать не в Рос­сии), за­ка­зы­вать цве­то­про­бу из-за гра­ни­цы.

Ко­гда при­шла цве­то­про­ба, в Моск­ве бы­ла толь­ко я, и мы встре­ча­лись с ав­то­ром в пар­ке ря­дом с ЦДХ. Был ужас­но вол­ни­тель­ный день: фо­то­гра­фии к пе­ча­ти мы с де­воч­ка­ми го­то­ви­ли са­ми, и это был пер­вый про­ект, ко­то­рый пе­ча­тал­ся не на прин­те­ре. Лан­цев — ху­дож­ник, и с цве­том фо­то не­льзя бы­ло опло­шать.

Над кон­цеп­ци­ей и вёрст­кой мы ра­бо­та­ли вме­сте, чу­дес­ные кар­ты ри­со­ва­ла Юля, это был пер­вый опыт при­кос­но­ве­ния к та­ко­го ро­да схе­мам — мы все по­сле это­го за­бо­ле­ли кар­та­ми. Кста­ти, точ­ки на этих кар­тах со­от­вет­ству­ют ме­стам, в ко­то­рых ав­тор Алек­сей Лан­цев ри­со­вал ту или иную кар­ти­ну. За­бав­но рас­смат­ри­вать кар­ты од­ну за дру­гой: в каж­дом го­ро­де точ­ки рас­по­ло­же­ны в слу­чай­ном по­ряд­ке, а в Моск­ве со­сре­до­то­че­ны в од­ном ме­сте на кар­те, по­то­му что все мо­сков­ские кар­ти­ны со­зда­ны в ма­стер­ской ху­дож­ни­ка. По­мню, как Юля и Све­та дол­го си­де­ли с Лан­це­вым над кар­та­ми го­ро­дов в «Гугле», что­бы рас­ста­вить на них точ­ки, со­от­вет­ству­ю­щие ме­стам со­зда­ния кар­тин. В об­щем, хо­ро­шее бы­ло ле­то. А осе­нью 1000 эк­зем­пля­ров при­вез­ли к до­му Лан­це­ва на так­си.

Ка­кие на­прав­ле­ния в ра­бо­те хо­те­лось бы улуч­шить?

Да­рья Ли­тов­чен­ко: Мо­ушн-ди­зайн...

Алек­сандр Ва­син: Да все! Пла­ка­ты пло­хие де­ла­ем. С ни­ми во­об­ще стран­ное де­ло. Это край­не по­пу­ляр­ный жанр в ка­че­стве учеб­но­го за­да­ния, но в ре­аль­ной ра­бо­те он ред­ко ко­му-то ну­жен. Пла­кат сей­час ис­поль­зу­ет­ся ско­рее как круп­ная от­крыт­ка, ко­гда на­до что-то че­рез фейс­бук по­ка­зать. Ко­неч­но, бы­ва­ют слу­чаи, ко­гда на­до сде­лать круп­ный лист, при­гла­ша­ю­щий на ме­ро­при­я­тие (вы­став­ку, кон­церт). Те­бе нуж­но по­нять, где он ви­сит, на ка­ком рас­сто­я­нии смот­рят, сколь­ко долж­но быть ин­фор­ма­ции. Это уже афи­ша, тут для нас мно­го ин­те­рес­но­го.

Да­рья Ли­тов­чен­ко: У нас На­стя Жур­ба как раз ра­бо­та­ет с вы­ста­воч­ны­ми за­ла­ми и по­сто­ян­но оформ­ля­ет раз­ные афи­ши.

А мо­ушн вам где ну­жен?

Да­рья Ли­тов­чен­ко: В основ­ном для пре­зен­та­ций или при оформ­ле­нии со­бы­тий. Эта от­дель­ная ни­ша, там мож­но класс­ные шту­ки де­лать, и я знаю, что мне есть ку­да стре­мит­ься. Это ещё од­на ветвь раз­ви­тия ди­зай­на, как мне ка­жет­ся, не­кое дру­гое про­стран­ство и дру­гой спо­соб вы­ра­же­ния.

Ро­лик-пре­зен­та­ция кон­цеп­ции пе­ре­за­пус­ка биб­лио­тек Мо­сков­ской об­ла­сти.

Алек­сандр Ва­син: Во­об­ще, ди­зайн — это та­кая уни­вер­саль­ная про­фес­сия. Ко­гда мы го­во­рим о сце­на­рии кни­ги, мы мо­жем го­во­рить так­же о сце­на­рии филь­ма, про­стран­ства, ме­ро­при­я­тия; го­во­ря об устрой­стве упа­ков­ки, мы мо­жем го­во­рить о ко­стю­ме. Из на­ше­го По­ли­гра­фа вы­хо­дят лю­ди са­мых раз­но­об­раз­ных про­фес­сий, и ди­зайн — это уме­ние слу­шать сво­их кол­лег, по­ни­мать, для че­го ты ра­бо­та­ешь, пра­виль­но си­сте­ма­ти­зи­ро­вать свою ра­бо­ту, знать про­из­вод­ствен­ные про­цес­сы. Имен­но этим про­фес­сия мне нра­вит­ся.

Groza Design се­го­дня: Алек­сандр Ва­син (арт-ди­рек­тор), Ана­ста­сия Жур­ба, Юлия Кон­дра­тье­ва, Свет­ла­на Ореш­ко­ва, Да­рья Ли­тов­чен­ко, Ан­на-Ма­рия Кан­да­лес-Во­робьёва. — Прим. ред.

На­та­лья Вель­чин­ская пре­по­даёт в ду­эте с Алек­сан­дром Ва­си­ным. — Прим. ред.

Вла­ди­мир Мар­ты­нов (р. 1946) — ком­по­зи­тор, те­о­ре­тик му­зы­ки, фи­ло­соф и пи­са­тель. — Прим. ред.

Интервью
Groza Design
2692