«Жизнь и эпоха Джамбаттисты Бодони» глазами Валери Лестер 

10 мая 2016

Текст

Алексей Мурашко

ер­вой кни­гой по шриф­ту, ока­зав­шей­ся в мо­ей кол­лек­ции, бы­ла Anatomy of a Typeface Алек­сан­дра Ло­усо­на, по­свя­щён­ная ис­то­рии со­зда­ния клас­си­че­ских шриф­то­вых гар­ни­тур и вы­пу­щен­ная не­боль­шим аме­ри­кан­ским из­да­тель­ством David R. Godine. От­кры­тое в 1970 го­ду в Бо­сто­не, оно, по сло­вам осно­ва­те­ля Дэви­да Го­ди­на, спе­ци­а­ли­зи­ру­ет­ся «на кни­гах, ко­то­рые ни­кто не по­ку­па­ет». По­ми­мо ма­ло­ти­раж­ной ху­до­же­ствен­ной ли­те­ра­ту­ры, пе­ре­во­дов ино­стран­ных по­этов и пи­са­те­лей, книг для де­тей, из­да­тель­ство за го­ды су­ще­ство­ва­ния вы­пу­сти­ло не­сколь­ко де­сят­ков книг на те­му шриф­та, ти­по­гра­фи­ки и ис­кус­ства кни­ги, сре­ди ко­то­рых уже упо­мя­ну­тая Anatomy of a Typeface (1990), ре­принт An Essay on Typography Эри­ка Гил­ла (1993), пе­ре­из­да­ние A Tally of Types Ст­эн­ли Мо­ри­со­на (1999), по­след­нее из­да­ние глав­но­го тру­да Уол­те­ра Трей­си Letters of Credit (2003), а так­же Printer’s Devil — мо­но­гра­фия Сай­мо­на Локсли, по­свя­щён­ная аме­ри­кан­ско­му ти­по­гра­фу и ди­зай­не­ру шриф­та Фре­де­ри­ку Уор­ду (2013).

Са­мой но­вой в этом ря­ду ста­ла из­дан­ная чуть ме­нее по­лу­го­да на­зад био­гра­фия Джам­бат­ти­сты Бо­до­ни. Уди­ви­тель­но, но это пер­вая ко­гда-ли­бо вы­пу­щен­ная ан­гло­языч­ная био­гра­фия Бо­до­ни. Но осо­бен­но при­ме­ча­тель­на эта кни­га тем, что на­пи­сал её не ис­кус­ство­вед, не биб­лио­граф и не ди­зай­нер, а пи­са­тель­ни­ца, ни­ко­гда не за­ни­мав­ша­я­ся шриф­то­вой и ти­по­гра­фи­че­ской те­ма­ти­кой, — Ва­ле­ри Ле­стер (Valerie Browne Lester). Бо­лее то­го, и о ге­рое сво­ей бу­ду­щей кни­ги она уз­на­ла со­вер­шен­но слу­чай­но, во вре­мя зва­но­го ужи­на. Про­лог кни­ги, соб­ствен­но, со­дер­жит пе­ре­сказ этой увле­ка­тель­ной де­тек­тив­ной ис­то­рии. Хо­зя­ин ве­че­ра, биб­лио­фил и кол­лек­ци­о­нер, со­об­щил го­стям, что кни­га, яв­ляв­ша­я­ся вен­цом его кол­лек­ции, ока­за­лась кра­де­ной и что её пред­сто­ит вер­нуть за­кон­но­му вла­дель­цу. Этой кни­гой был глав­ный труд жиз­ни Бо­до­ни — Manuale Tipografico, вы­пу­щен­ный в 1818 го­ду. Пи­са­тель­ни­ца, ис­кав­шая в тот мо­мент те­му для сво­ей но­вой кни­ги, сра­зу по­ня­ла: вот оно. Спер­ва её за­ин­те­ре­со­вал факт кра­жи, и она на­ча­ла изу­чать об­сто­я­тель­ства про­изо­шед­ше­го, вы­яс­нив, что за по­хи­ще­ни­ем цен­но­го эк­зем­пля­ра (ны­не сто­и­мость кни­ги ко­леб­лет­ся в диа­па­зо­не от 35 до 47 тыс. дол­ла­ров) сто­ит жен­щи­на, имев­шая не­огра­ни­чен­ный до­ступ в биб­лио­те­ку Уни­вер­си­те­та Те­ха­са в Ости­не, в том чис­ле бла­го­да­ря ро­ман­ти­че­ской свя­зи с уни­вер­си­тет­ским биб­лио­те­ка­рем.

В про­цес­се соб­ствен­но­го пи­са­тель­ско­го рас­сле­до­ва­ния Ва­ле­ри Ле­стер всё боль­ше и боль­ше про­яв­ля­ла ин­те­рес к лич­но­сти Бо­до­ни и, с удив­ле­ни­ем узнав, что, по­ми­мо не­боль­шо­го, на­пи­сан­но­го в 1913 го­ду био­гра­фи­че­ско­го эс­се, о нём не бы­ло пуб­ли­ка­ций на ан­глий­ском, ре­ши­ла «оста­вить рас­сле­до­ва­ни­е кра­жи, при­че­сать уже под­за­бы­тый ита­льян­ский и на­пра­вить­ся в Ита­лию во­сем­на­дца­то­го сто­ле­тия, во вре­ме­на Джам­бат­ти­сты Бо­до­ни». Ис­то­рия, ко­то­рую пи­шет Ле­стер, со­всем не мо­но­тон­на и изо­би­лу­ет де­та­ля­ми, сце­на­ми жиз­ни и бы­та. В гла­ве о дет­стве Бо­до­ни, на­при­мер, она пе­ре­чис­ля­ет ха­рак­тер­ные блю­да сто­лов зна­ти Пье­мон­та то­го вре­ме­ни, вклю­чав­шие по­ми­мо про­че­го зай­ча­ти­ну, яг­ня­ти­ну, угрей и да­же фри­кас­е из ля­гу­шек, а так­же при­во­дит опи­са­ние про­цес­са за­вар­ки ко­фе по мо­де то­го вре­ме­ни (пол­то­ры ун­ции мо­ло­то­го ко­фе на пин­ту ки­пят­ка). А в гла­ве, по­свящён­ной пре­бы­ва­нию мо­ло­до­го Бо­до­ни в Ри­ме, где упо­ми­на­ет­ся биб­лио­те­ка кар­ди­на­ла Пь­ет­ро От­то­бо­ни, о по­след­нем она со­об­ща­ет сле­ду­ю­щее: «Это был кар­ди­нал, це­ли­ком по­свя­тив­ший се­бя му­зы­ке, ис­кус­ству, ар­хи­тек­ту­ре и сек­су­аль­ным от­но­ше­ни­ям. По­го­ва­ри­ва­ли, что в его по­ко­ях ви­се­ли кар­ти­ны, изоб­ра­жав­шие его лю­бов­ниц в об­ра­зах свя­тых, а сам он яв­лял­ся от­цом то ли 60, то ли 70 де­тей».

Сра­зу по­сле оглав­ле­ния ав­тор, как в пье­се, пред­став­ля­ет дей­ству­ю­щих
лиц сво­е­го про­из­ве­де­ния в по­ряд­ке упо­ми­на­ния их в кни­ге. Сре­ди них, по­ми­мо глав­но­го ге­роя: его се­мья, в ко­то­рой дед Джан­до­ме­ни­ко Бо­до­ни, отец Фран­че­ско Бо­до­ни, бра­тья До­ме­ни­ко и Джу­зеп­пе ра­бо­та­ли пе­чат­ни­ка­ми или бы­ли свя­за­ны с ти­по­граф­ским де­лом; рим­ские и парм­ские свя­щен­ни­ки; ита­льян­ская и фран­цуз­ская знать; лич­ные по­кро­ви­те­ли и дру­зья Бо­до­ни; его су­пру­га Мар­га­ри­та; На­по­ле­он Бо­на­парт с Жо­зе­фи­ной. По­вест­во­ва­ние по­де­ле­но на 18 глав, свя­зан­ных с основ­ны­ми пе­ри­о­да­ми ли­бо глав­ны­ми со­бы­ти­я­ми жиз­ни Бо­до­ни. Рас­сказ о его ра­бо­те и твор­че­стве пе­ре­ме­жа­ет­ся с со­бы­ти­я­ми из лич­ной жиз­ни, об­сто­я­тель­ства­ми его от­но­ше­ний с дво­ром Пар­мы, зна­ком­ства с су­пру­гой, а так­же опи­са­ни­ем не­ду­гов, ко­то­рые пре­сле­до­ва­ли его до кон­ца жиз­ни. Кни­га снаб­же­на при­ло­же­ни­я­ми, ав­тор­ски­ми при­ме­ча­ни­я­ми, имен­ным ука­за­те­лем и по­дроб­ным спис­ком ис­поль­зо­ван­ных изоб­ра­же­ний и ре­про­дук­ций.

Во вре­ме­на Бо­до­ни ма­стер-ти­по­граф был боль­ше чем про­сто ма­ке­ти­ров­щи­ком и на­бор­щи­ком: ему не­об­хо­ди­мо бы­ло уметь на­ри­со­вать бук­ву, на­ре­зать пу­ан­сон, вы­бить им мат­ри­цу, от­лить в ней ли­те­ру, раз­ме­стить ли­те­ру в на­бо­ре и от­тис­нуть на бу­ма­ге. Ма­стер­ство Бо­до­ни про­сти­ра­лось даль­ше и это­го ши­ро­ко­го на­бо­ра на­вы­ков. Ещё бу­ду­чи со­всем мо­ло­дым, ра­бо­тая в Ри­ме в ти­по­гра­фии Ва­ти­ка­на, он за­ни­мал­ся сор­ти­ров­кой и ка­та­ло­ги­за­ци­ей пу­ан­со­нов эк­зо­ти­че­ских ал­фа­ви­тов, а так­же осво­ил на­ча­ла араб­ско­го и древ­не­еврей­ско­го язы­ков. Мно­го­языч­ный на­бор в то вре­мя раз­ви­вал­ся как ни­ко­гда преж­де, из­да­ния, по­сту­пав­шие из Азии и с Ближ­не­го Вос­то­ка, тре­бо­ва­ли пе­ре­пе­чат­ки и рас­про­стра­не­ния сре­ди учё­ных Ев­ро­пы.

На про­тя­же­нии всей сво­ей даль­ней­шей жиз­ни он ре­зал пу­ан­со­ны букв раз­лич­ных ал­фа­ви­тов и да­же хо­тел вы­пу­стить из­да­ние, по­свя­щён­ное ис­клю­чи­тель­но эк­зо­ти­че­ским язы­кам, од­на­ко в по­след­ний мо­мент уже го­то­вые от­ли­тые ли­те­ры для кни­ги бы­ли укра­де­ны охот­ни­ка­ми за цвет­ны­ми ме­тал­ла­ми, ре­шив­ши­ми, что бук­вы сде­ла­ны из се­ре­бра. По­сле не­дол­гих по­ис­ков во­ров уда­лось най­ти, од­на­ко боль­шая часть ли­тер к то­му мо­мен­ту уже бы­ла рас­плав­ле­на в ско­во­род­ках на кух­не же­ной од­но­го из со­участ­ни­ков. По­зд­нее не­ко­то­рые из этих на­бор­ных ал­фа­ви­тов, как и дру­гие, вклю­чая рус­ский гра­ждан­ский, ста­нут не­отъ­ем­ле­мой ча­стью Manuale Tipografico, за­вер­шен­но­й вдо­вой Бо­до­ни и вы­пу­щен­но­й уже по­сле его смер­ти. Ско­рость ра­бо­ты Бо­до­ни так­же по­тря­са­ла. У опыт­но­го рез­чи­ка ухо­ди­ло до пя­ти ча­сов на один пу­ан­сон сред­не­го раз­ме­ра, в то вре­мя как Бо­до­ни, по сло­вам од­но­го из го­стей ти­по­гра­фии, был спо­со­бен сде­лать но­вый, от­но­си­тель­но не­слож­ный шрифт од­но­го кегля за два-три дня. Во вре­мя ин­вен­та­ри­за­ции его кол­лек­ции в 1840 го­ду бы­ло на­счи­та­но 25 735 пу­ан­со­нов и 50 994 мат­ри­цы — не­мыс­ли­мое по тем вре­ме­нам ко­ли­че­ство.

Из кни­ги мож­но узнать о том, что Бо­до­ни ещё при жиз­ни про­сла­вил­ся в пер­вую оче­редь как из­да­тель и пе­чат­ник; что спер­ва он бо­го­тво­рил Бас­кер­вил­ля и да­же от­пра­вил­ся в пу­те­ше­ствие к не­му в Ан­глию, пре­рван­ное из-за ма­ля­рии и так ни­ко­гда и не ­со­сто­яв­ше­е­ся, а поз­же по­но­сил его за из­бы­точ­ную де­ко­ра­тив­ность на­бор­ных ти­ту­лов; о на­сто­я­щей вой­не слу­хов и ре­пу­та­ций меж­ду Бо­до­ни и па­риж­ским се­мей­ством пе­чат­ни­ков Ди­до, со­про­во­ждав­шей­ся сле­ду­ю­щи­ми за­яв­ле­ни­я­ми в ад­рес ита­льян­ца, сде­лан­ны­ми в раз­ные го­ды Пье­ром Ди­до: «Ве­ли­чие букв, со­здан­ных им, де­ла­ет ошиб­ки в его кни­гах ещё бо­лее за­мет­ны­ми» и Фир­ме­ном Ди­до: «Как ли­те­ра­тор я про­кли­наю его из­да­ния, но как ти­по­граф я вос­хи­ща­юсь ими»; о пись­ме Бен­джа­ми­на Фран­кли­на, в ко­то­ром он от­ме­чал ви­ден­ны­е им кни­ги Бо­до­ни и его на­бор­ные шриф­ты, мяг­ко пе­ре­хо­дя к по­дроб­ным за­ме­ча­ни­ям от­но­си­тель­но фор­мы зна­ков и но­та­ци­ям. По­ми­мо соб­ствен­но био­гра­фии Бо­до­ни, из­да­ние вклю­ча­ет че­ты­ре при­ло­же­ния-эс­се: Ст­э­на Не­ль­со­на о тех­но­ло­гии на­рез­ки пу­ан­со­нов, о штам­пов­ке мат­риц и от­лив­ке ли­тер, Фре­да и Бар­ба­ры Волт­мер о пе­ча­ти на руч­ном пе­чат­ном стан­ке и ис­то­ри­ка шриф­та Джейм­са Мо­сли о про­пав­шем «три­ест­ском ли­сте» из пер­во­го, не столь объ­ём­но­го и слож­но­го по срав­не­нию с по­смерт­ным, из­да­ния Manuale Tipografico (1788).

Ва­ле­ри Ле­стер рас­ска­зы­ва­ет о кни­ге и ис­точ­ни­ках вдох­но­ве­ния.

Кни­га Ва­ле­ри Ле­стер оформ­ле­на из­вест­ным аме­ри­кан­ским книж­ным ди­зай­не­ром Джер­ри Кел­ли, на­бра­на уме­рен­но кон­траст­ной вер­си­ей мел­ко­ке­гель­но­го Bodoni от ITC, в то вре­мя как за­го­ло­воч­ный на­бор вы­пол­нен вер­си­ей от Bauer. В из­да­нии мож­но уви­деть боль­шие по­лос­ные и вну­три­тек­сто­вые ре­про­дук­ции ти­ту­лов книг Бо­до­ни, мат­риц и пу­ан­со­нов, пор­тре­ты со­вре­мен­ни­ков, зна­ко­мых и дру­зей ге­роя. На­вер­ня­ка нам хо­те­лось бы уви­деть ещё боль­ше при­ме­ров книг и шриф­тов Бо­до­ни, но ис­кус­ство­вед­че­ский и ти­по­гра­фи­че­ский ана­лиз его на­сле­дия не яв­ля­лись глав­ны­ми це­ля­ми это­го из­да­ния. За­ин­те­ре­со­вав­ши­е­ся чи­та­те­ли смо­гут най­ти не­ко­то­рые из его книг в Се­ти в элек­трон­ных биб­лио­те­ках, а об­раз­цы шриф­тов — в ре­прин­тах Manuale Tipografico, по­след­ний из ко­то­рых, с пе­ре­ве­дён­ны­ми на ан­глий­ский пре­ди­сло­ви­я­ми Бо­до­ни и его вдо­вы, был вы­пу­щен не­мец­ким из­да­тель­ством Taschen в 2010 го­ду.

По­сле про­чте­ния этой био­гра­фии Бо­до­ни стал осо­бен­но ин­те­ре­сен мне как че­ло­век, предвос­хи­тив­ший эпо­ху «Юни­ко­да» ещё в XVIII ве­ке. Кни­ги, вы­пус­кав­ши­е­ся им в ти­по­гра­фии гер­цо­га Пар­мы и в сво­ей част­ной ти­по­гра­фии, на­би­ра­лись ла­ты­нью, гре­че­ским, ита­льян­ским, фран­цуз­ским, ан­глий­ским и не­мец­ким, при этом сим­во­лы этих и дру­гих, бо­лее ред­ких и эк­зо­ти­че­ских язы­ков со­зда­ва­лись им са­мим. В 1806 го­ду по за­ка­зу па­пы Пия VII он из­дал Oratio Dominica, кни­гу, со­дер­жав­шую текст мо­лит­вы «От­че наш» на 155 язы­ках, спе­ци­аль­но для ко­то­рой бы­ло со­зда­но 97 эк­зо­ти­че­ских ал­фа­ви­тов, вклю­чая огра­ни­чен­ный на­бор ки­тай­ских иеро­гли­фов. Джам­бат­ти­ста Бо­до­ни, а по­сле его смер­ти и его су­пру­га, сво­им ре­ме­слом и усер­ди­ем слу­жи­л на бла­го и для раз­ви­тия ци­ви­ли­за­ции, ко­то­рую се­го­дня мы на­зы­ва­ем ев­ро­пей­ской. «Я бы­ла осве­дом­ле­на о тя­же­сти та­ко­го на­чи­на­ния, од­на­ко со­бра­ла все свои си­лы; моя лю­бовь к Не­му и во имя Не­го под­дер­жи­ва­ла ме­ня. Я от­важ­но всту­пи­ла в это пред­при­я­тие, да­бы Ита­лия и Ев­ро­па не бы­ли ли­ше­ны столь вы­да­ю­ще­го­ся па­мят­ни­ка ти­по­гра­фи­че­ско­го ис­кус­ства», — ­на­пи­шет о за­вер­ше­нии ра­бо­ты над Manuale Tipografico в его пре­ди­сло­вии вдо­ва Бо­до­ни Мар­га­ри­та Даль’Альо.

Некоторые современные интерпретации шрифтов Бодони:

  1. Berthold Bodoni Old Face (1986), Гюнтер Герард Ланге (Günter Gerard Lange)

  2. WTC Our Bodoni (1989), Массимо Виньелли, Том Карнезе (Massimo Vignelli, Tom Carnase)

  3. Linotype Gianotten (1990), Антонио Пасе (Antonio Pace)

  4. DTP New Bodoni DT (1992), Малкольм Вуден (Malcolm Wooden)

  5. FF Bodoni Classic (1994–1995), Герт Вишер (Gert Wiescher)

  6. ITC Bodoni (1994), Самнер Стоун, Джим Паркинсон, Холли Голдсмит, Дженис Фишман (Sumner Stone, Jim Parkinson, Holly Goldsmith, Janice Fishman)

  7. Omnibus Bodoni Classico (1995), Франко Люин (Franco Luin)

  8. ITC Bodoni 72 (кириллическая версия, 2000), Дмитрий Кирсанов
  9. Emigre Filosofia (1996, 2012 — кириллическая версия), Зузана Личко (Zuzana Ličko), Гаянэ Багдасарян
  10. Caponi (2014), Мигель Райес, Кристиан Шварц, Пол Барнс (Miguel Reyes, Christian Schwarz, Paul Barns)
  11. Parmigiano (2015), Ри­кар­до Оло­ку (Riccardo Olocco), Джо­на­тан Пье­ри­ни (Jonathan Pierini), Илья Ру­дер­ман и Ири­на Смир­но­ва (ки­рил­ли­ца), Ирен Вла­ку (гре­че­ский)
Полка
История
Бодони
4952