Серебро набора

Мы попытались понять феномен шрифтовой конференции и побеседовали с её основательницей — шрифтовым дизайнером, преподавателем, организатором студии Brownfox Гаянэ Багдасарян.

15 августа 2014

Ответы

Гаянэ Багдасарян

Вопросы

Рустам Габбасов

Фотографии

Вика Богородская
Николай Шток
Мария Красюкова

рифтовая конференция «Серебро набора» была задумана в 2012 году и той же осенью прошла с невероятным успехом. Оказалось, что множество людей со всех концов страны и ближнего зарубежья готовы обмениваться знаниями о шрифтах и типографике, — возникло пространство для профессионального диалога и новых открытий. Сегодня «Серебро набора» — это масштабное международное событие с учебными интенсивами, мастер-классами и выставками. В 2014 году на конференции выступят дизайнеры и типографы мирового уровня: мы ожидаем встречи с Лукасом де Гроотом, Эриком ван Блокландом, Джоном Хадсоном и другими. Среди российских докладчиков — типограф Евгений Григорьев, шрифтовые дизайнеры Елена Новосёлова, Ирина Смирнова, Александра Королькова, полный список участников выглядит впечатляюще.

Гаянэ Багдасарян спокойно помешивает ложкой чай и с юмором рассказывает о замысле конференции, которая в 2014 году стала международным событием. Она не стремится поразить вас энтузиазмом и произвести впечатление человека, у которого расписана каждая минута. Кажется, что у Гаянэ есть философский камень, который помогает ей выгадать время и на дизайн, и на конференцию, но в процессе разговора приходит понимание, что за её успехами стоит не что иное, как твёрдая уверенность в своих силах и множество часов труда. © Фото: Вика Богородская.

Как тебе пришла идея провести шрифтовую конференцию?

Это было абсолютно импульсивное решение. Я всегда так: вначале делаю, потом думаю. Я собиралась на шрифтовое мероприятие к украинским коллегам, и внезапно меня пронзила мысль, что у нас, в России, нет ничего подобного, в то время как на Украине таких мероприятий несколько. Мне это показалось настолько несправедливым и даже обидным, что я подумала: нужно срочно исправлять ситуацию, вот прямо сегодня. В ту же самую минуту я села за компьютер и предложила нескольким своим знакомым собраться и прочитать доклады на шрифтовую тему. Все согласились. Проснувшись на сле­ду­ю­щее утро, я, конечно, поняла, что по­го­ря­чи­лась, но отступать было поздно: мне уже бы­ло не­лов­ко пе­ред приглашёнными. Раз уж заварила такую кашу, то придётся до­стой­но выходить из си­ту­а­ции. Но я предполагала, что это будет камерное мероприятие — человек двадцать-тридцать, пятьдесят от силы. Я не могла вообразить, что люди будут специально приезжать из Владивостока и им будет не хватать места в зале.

Был внезапный порыв — мне стало обидно за державу, вот и всё. Если бы я сидела и думала, как это лучше спланировать, придумывала стратегии — я бы не сделала конференцию никогда.

Какой шаг был следующим? C какими сложностями ты столкнулась при организации конференции?

Я пригласила потенциальных докладчиков, мы обсудили темы, я придумала фирменный стиль. Название «Серебро набора» придумал Растворцев. И сайт мы сделали вместе. Нужно было решать хозяйственные вопросы. Проблема, с которой я сразу столкнулась, — поиск зала. В первый год в процессе подготовки я сменила три помещения, потому что постепенно понимала, что людей придёт больше, чем я думала. Наконец, мне посчастливилось встретиться с Василием Аркадьевичем Цыганковым — заведующим кафедрой графического дизайна в Институте бизнеса и дизайна. Институт предложил мне своё помещение, и они же взяли на себя все хозяйственные заботы: технику, звук, стулья. Для меня это было большим облегчением, я сама бы, конечно, не справилась. В первый год самым сложным было то, что я не понимала, сколько придёт людей. Регистрация на конференцию была бесплатной, это осложняло подсчёт. Я закрыла регистрацию, когда число людей достигло 900. Накануне конференции я подсчитала стулья в зале...

Их было максимум девяносто?

Их бы­ло примерно две­сти пятьдесят. Конечно, мы зарезервировали зал с онлайн-трансляцией для тех, кто не поместится в основном зале. Но я знала, что приедут люди из Новосибирска, из Казани, со всей России и из соседних стран. Больше всего я переживала за то, что лю­дям, специально приехавшим из­да­ле­ка, не достанется места. Лю­ди при­ло­жи­ли уси­лия: они потратили свои вы­ход­ные дни, купили билеты на поезд, забронировали гостиницы, не­ко­то­рые да­же бра­ли от­пуск, что­бы при­е­хать на кон­фе­рен­цию, — это силь­но впе­чат­ли­ло ме­ня. Хо­те­лось, что­бы их ожи­да­ния оправ­да­лись и ни­кто не остал­ся разо­ча­ро­ван­ным. В итоге всех удалось разместить: кому-то пришлось стоять, кто-то слушал с балкона, но никто не жаловался, и все остались довольны.

Любопытно, почему у людей возник такой феноменальный интерес к шрифтовой конференции?

Я думаю, что люди едут, потому что на периферии, в регионах, ничего подобного нет. И Москва не очень-то может похвастаться подобными мероприятиями. Но в Москве есть хотя бы школы, есть специалисты. Мы можем встретиться, созвониться — существует профессиональная тусовка, течёт профессиональная жизнь. А недавно, например, я была в Кишинёве с трёхдневным учебным интенсивом — там это в новинку. У графических дизайнеров нет специального образования, и они всему учились сами.

То­таль­ная нехватка профильных учебных заведений — главная причина того, что люди так стремятся попасть на конференцию. На ней они могут получить информацию, научиться чему-то, обогатиться. И конечно, конференция — это большой эмоциональный заряд, который вдохновляет на целый год.

Получается, люди попадают в профессиональный круг и начинают участвовать в одном большом деле.

Да. Они вырываются из рутины. У большинства дизайнеров работа, увы, скучная. Каждый день они делают одно и то же. Им нужно отвлечься и прикоснуться, так сказать, к высокому и прекрасному. Это очень важно. Мне многие говорили, что конференция полезна именно тем, что даёт творческий заряд. Потом люди идут и записываются на специальные курсы — учиться каллиграфии или типографике. Конференция их встряхивает очень хорошо, вытягивает из рутины.

Доклад Данилы Воробьёва «Эволюция конструкций знаков русского типографского шрифта в XVIII–XIX веках». Конференция «Серебро набора». Москва, 2012.

Первое «Серебро» запомнилось разносторонней программой. Тематика докладов была понятна не только шрифтовым, но и графическим дизайнерам. Насколько такой подход отличается от других мировых шрифтовых конференций?

Должна сказать, что постепенно «Серебро набора» тоже сужает свой фокус.

Это не отпугнёт людей, которые не занимаются разработкой шрифтов?

Я не знаю ответа на этот вопрос, но программа, которая планируется в этом году, похожа на те программы, которые предлагают зарубежные конференции. Она более шрифтовая. В первый год тематика была шире, скорее, от безысходности. У нас нет такого количества шрифтовиков, чтобы всю конференцию сделать шрифтовой. А когда я стала приглашать иностранных докладчиков, общая те­ма­ти­ка до­кла­дов сузилась. Возможно, это приведёт к тому, что аудитория будет менее многочисленной. Но мне как шрифтовику хотелось сделать мероприятие для себя и для таких, как я, чтобы не приходилось ехать за границу, чтобы доклады переводились на русский язык. Это тоже немаловажно: не все хорошо владеют английским, чтобы на слух воспринимать такие сложные тексты.

Каким образом формируются темы? Докладчики сами предлагают то, что им интересно?

Да. Часто они сами предлагают темы, и я соглашаюсь. Иногда предлагают на выбор несколько тем, и я выбираю ту, которая мне кажется интереснее. Бывает, что я заказываю конкретным докладчикам конкретные темы, которые считаю важными и актуальными. Но, как правило, люди просто рассказывают о своей работе, и это правильно: конференции для того и нужны, чтобы спе­ци­а­ли­сты смогли поделиться сво­им не­дав­ним опы­том друг с дру­гом. Ис­то­ри­че­ские материалы мож­но и нужно искать в кни­гах, а конференции — для ещё не опуб­ли­ко­ван­ных размышлений, ко­то­ры­ми ни­кто не успел по­де­лить­ся.

То есть мы можем сказать, что «Серебро набора» отражает то, что происходит в профессии сейчас, а некая исследовательская часть тоже присутствует, но в меньшей степени, так?

Да, ме­ня больше ин­те­ре­су­ет со­вре­мен­ное. Но я бы не стала противопоставлять исследования современности. Исследования тоже могут быть современными, и таких докладов на «Серебре» немало. Например, Александра Королькова уже во второй раз представит нам свои размышления о шрифтовом дизайне. Джон Хадсон тоже выступит с исследовательской темой.

На что зрители конференции реагируют активнее всего?

В прошлом году самая горячая дискуссия завязалась вокруг аренды шрифтов. Это подтверждает необходимость фокусировки на актуальных, животрепещущих темах, в которых люди ощущают недостаток знаний или хотят услышать мнение профессионалов. Все без исключения были впечатлены выступлением Телингатера, я не ожидала такого успеха — и тут успех связан не с актуальностью темы, а с мастерством оратора. Владимир Соломонович чрезвычайно тщательно готовился к выступлению, и это принесло плоды. Бывают, конечно, и неудачные доклады, но от это­го не­воз­мож­но за­стра­хо­вать­ся. Я ста­ра­юсь при­гла­шать спи­ке­ров вы­со­ко­го клас­са, до­кла­ды ко­то­рых бу­дут предсказуемо интересными, но я не могу их всех протестировать. Моя принципиальная позиция — состав докладчиков от года к году должен быть максимально разнообразным. Это, разумеется, связано с риском неудачи.

На конференции 2013 года многим запомнилось выступление Владимира Соломоновича Телингатера, который рассказал о жизни и творчестве своего отца — Соломона Бенедиктовича Телингатера (1903–1969), выдающегося типографа, каллиграфа, художника книги. © Фо­то: Ма­рия Кра­сю­ко­ва.

Последнее «Серебро набора» дополнилось круглогодичными мастер-классами. Расскажи, пожалуйста, о них подробнее.

Проводить мастер-классы мне предложили мои партнёры — Институт бизнеса и дизайна. Они профессионально занимаются образованием и увидели спрос на учебные мастер-классы. Они пред­ло­жи­ли мне не ждать сле­ду­ю­ще­го но­я­бря. Если люди так хотят учиться — пожалуйста: у нас есть помещения, есть преподаватели и все ресурсы для того, чтобы поддерживать этот процесс в течение года. Поначалу образование не вхо­ди­ло в мои пла­ны, и лич­но для ме­ня по-преж­не­му наиболее ин­те­рес­на са­ма кон­фе­рен­ция.

Каков уровень мастер-классов? Кто приходит учиться?

В основном это дизайнеры, которые работают в агентствах и дизайн-студиях. Чаще молодые: средний возраст, наверное, двадцать пять — тридцать лет. Это дизайнеры, которые хотят повысить свой уровень и восполнить пробелы в образовании.

Среди преподавателей этих курсов Борис Трофимов, Владимир Чайка, Дмитрий Кавко — довольно разнородный по своим методикам и стилю работы состав профессионалов. Как происходил их выбор?

Никакой свя­зи меж­ду кур­са­ми этих лю­дей, ко­неч­но, нет. Это аб­со­лют­но раз­но­род­ные учеб­ные за­ня­тия. Я про­сто пытаюсь анализировать, чего не хватает, и де­лаю вы­во­ды. Востребованы каллиграфия и теория шрифта. Интересно, что именно узкая шрифтовая тематика пользуется гораздо большей популярностью, чем, скажем, плакат. Возможно, этого уже достаточно много. А вот специальной шрифтовой тематики не хватает в нашем образовании, и по возможности я буду делать на этом акцент, хотя это непросто — не так много у нас педагогов, которые умеют преподавать теорию и практику шрифта.

Нет ли у организаторов «Серебра набора» желания издавать печатные материалы по результатам конференций?

Из-за ограниченности собственных ресурсов с самого начала я старалась делать только то, что действительно необходимо, и не распыляться на необязательное. На издание печатных материалов нужны вре­мя и день­ги, а особенного смысла в этом я не вижу. Все ви­део­ар­хи­вы ле­жат в се­ти, если у кого-то воз­ник­нет же­ла­ние пе­ре­смот­реть их.

«Метаморфозы восприятия допетровской кириллицы» — доклад Веры Евстафьевой на конференции «Серебро набора» в 2013 году.

Что ожидает посетителей конференции в этом году?

Планируется совершенно фантастическая программа. Будет очень много интересных докладчиков. Я надеюсь, что все приглашённые иностранцы приедут, это настоящие звёзды.

На странице конференции в фейсбуке уже были анонсированы выступления Дэвида Джонатана Росса из Font Bureau, Лукаса де Гроота, Джона Хадсона, Эрика ван Блокланда — список спикеров впечатляет. Кого ещё мы увидим и услышим?

Я при­гла­си­ла ди­зай­не­ра, ко­то­рый, на мой взгляд, сде­лал луч­ший шрифт 2013 го­да. Это Лауренц Бру­ннер (Laurenz Brunner), но­вая ев­ро­пей­ская звез­да шрифтового ди­зай­на. При­е­дут Юст ван Рос­сум (Just van Rossum), Фре­де­рик Бер­лаен (Frederik Berlaen) — ав­тор Ро­бо­фон­та. Каждый из них про­чи­та­ет до­клад, и вместе они проведут трёхдневный воркшоп. Эрик (Erik van Blokland) то­же даст ма­стер-класс по тайп­ку­ке­ру. Лу­кас де Гро­от (Lucas de Groot) про­ведёт трёх­днев­ный воркшоп. Приедет Лиза Энебеис — креативный директор всемирно известной Studio Dumbar. Я намеренно разбавила шрифтовиков графическим дизайнером. Рос­сий­ских лек­то­ров будет четверо: Же­ня Гри­го­рьев, Са­ша Ко­роль­ко­ва, Ле­на Но­восёло­ва и Ирина Смирнова. Всего я пла­ни­рую две­на­дцать до­кла­дов, по шесть каж­дый день. Это не очень мно­го. В про­шлом го­ду бы­ло мно­го­ва­то, и я чув­ство­ва­ла, что ин­фор­ма­ция уже не усва­и­ва­ет­ся. Пусть конференция будет более неторопливой и взвешенной.

Сколько дней будет идти мероприятие?

Два дня по шесть докладов. По ве­че­рам планируются от­кры­тия вы­ста­вок. Одна выставка будет посвящена победителям конкурса «Современная кириллица», а другая — студенческая, похожая на ту, что делала Маша Дореули в прошлом году. Она же будет курировать её в этом году, но мы представим не только Королевскую академию в Гааге, но и другие учебные заведения. Кроме того, планируется три учебных интенсива, так что общая продолжительность «Серебра набора — 2014» — с 24 ноября по 3 декабря.

Можем ли мы ожидать докладов иностранцев, которые посвящены нашей картине мира? Я имею в виду графический дизайн и кириллицу.

Иностранцы хотят говорить о кириллице, но, думаю, кириллица — не то, чем эти люди по-настоящему знамениты, поэтому мне как раз не хочется делать акцент на наших реалиях, это не совсем верно. Это мы можем что-то рассказать им о кириллице, но вряд ли наоборот.

Есть ли перспектива, что «Серебро набора» пройдёт в других городах?

Конференция — нет, а вот выездные мастер-классы уже организовываются. Недавно я была в Ки­шинёве, вслед за мной там побывали сёстры Лопухины из Киева. Саша Королькова съездила в Минск. Я думаю, что это направление будет развиваться, потому что это очень востребованно.

Судя по ажиотажу, который вызывает конференция, можем ли мы сказать, что профессия дизайнера шрифта обрела популярность?

Да, сейчас эта профессия становится всё более и более популярной. Она начинает приносить деньги, что раньше было невозможно. Люди самостоятельно начинают этим заниматься и зарабатывать. Мне хотелось бы, чтобы такими же темпами развивалась типографика и графический дизайн.

Владимир Кричевский в этом смысле, конечно, прав: типографика отстаёт от шрифтового дизайна. Хороший шрифт — это только сырьё, он нужен для того, чтобы с его помощью сделать дизайн. А если его никто не умеет делать — всё равно, какой шрифт, хороший или плохой.

Хочу спросить о проблемах организаторов «Серебра набора».

Денег мне не хватает (смеётся). Хотя мы каждый раз как-то выкручиваемся. В последний момент чудом появляется большой спонсор, как было в прошлом году: Адоби буквально в последнюю неделю выделила нам деньги, и этого нам как раз хватило, чтобы выйти в ноль. ПараТайп всегда спонсирует, Фонтлаб помогает. Маленькие компании, например «Демоны печати», предлагают просто свою работу. Типография «24принт» тоже предоставляет свои ресурсы в качестве принт-поддержки. Студия ShanDesign совершенно бесплатно сняла небольшой фильм о конференции, озвученный волонтёром. Волонтёры с радостью помогают по мелочам: кого-то надо встретить, где-то повесить афишу, билеты в Кремль купить для иностранных гостей. Приятно, когда малоизвестные студии предлагают свою небольшую помощь, я это очень ценю.

Небольшой фильм о кон­фе­рен­ции, сня­тый сту­ди­ей Сер­гея Ша­но­ви­ча ShanDesign в 2013 го­ду.

Не­ко­то­рые зарубежные ком­па­нии вы­би­ра­ют та­кой вид спон­сор­ства: они при­сы­ла­ют сво­е­го до­клад­чи­ка за соб­ствен­ный счёт. В част­но­сти, Font Bureau. Они са­ми опла­чи­ва­ют до­клад­чи­ку до­ро­гу и про­жи­ва­ние, и я, конечно, на это со­гла­ша­юсь. Расходов очень много: нам нужно платить за аренду зала, он должен находиться в центре города и быть приличным. Больших денег стоит синхронный перевод. Один-единственный наушник нам обходится в 300 рублей, без переводчика, просто наушник. И конечно, всех спикеров нужно привезти, расселить. Ну и мелочей полно — напечатать программки, налить гостям кофе. Понятно, что часть расходов позволяют покрыть билеты, которые мы продавали по символической цене в 500 рублей, но в этом году, наверное, цена поднимется до 1000–1500 рублей. И всё равно, это совершенно не те деньги, которые мы тратим. Без спон­со­ров мы существовать не мо­жем, кон­фе­рен­ция — убы­точ­ное дело.

Можно ли найти спонсора в лице государства?

Я думаю, что го­су­дар­ство долж­но под­дер­жи­вать ини­ци­а­ти­вы, по­доб­ные «Се­ре­бру на­бо­ра», но не знаю, как это делается, у меня нет нужных знакомых и связей. Поэтому я сижу и мечтаю о том, что однажды мой телефон зазвонит и я услышу: «Ува­жа­е­мая Га­янэ Алек­сан­дров­на, мы зво­ним вам из Ми­ни­стер­ства куль­ту­ры и хо­тим под­дер­жать ва­ше прекрасное мероприятие».

Сейчас, спустя два года, что для тебя «Серебро набора»?

«Серебро набора» не занимает очень большого места в моей жизни. Наверное, я из­вест­на больше благодаря конференции, чем своим шрифтам, но для меня всё-таки важнее моё дело, которому я посвящаю большую часть своего рабочего времени, и про него я могу говорить долго и много. А то, что я организовала кон­фе­рен­цию, — ну, так получилось. Я могу перестать ею заниматься или передать кому-нибудь другому. Я была бы даже рада просто приходить туда в качестве слушателя, чтобы избавить себя от всех организационных забот, потому что это действительно очень сложно. Мне просто хочется, чтобы у нас в Москве была конференция, чтобы я приходила и слушала интересных докладчиков с синхронным переводом.

Дмит­рий Рас­твор­цев — гра­фи­че­ский и шриф­то­вой ди­зай­нер, ав­тор ря­да ори­ги­наль­ных гар­ни­тур, ди­пло­мант меж­ду­на­род­но­го кон­кур­са «Со­вре­мен­ная ки­рил­ли­ца — 2009» (шрифт ДР Кро­ко­ди­ла).

Интервью
Ремесло
Багдасарян
Серебро набора
11124