Книги Мёбиуса

21 августа 2017

Текст

Елена Герчук

Кни­ги Мёби­у­са

Ко­неч­но, в из­да­нии, по­свящён­ном шриф­ту, стран­но ве­сти раз­го­вор о кни­гах, не со­дер­жа­щих ни­ка­ких тек­стов — со­всем ни­ка­ких, ни еди­ной бу­ков­ки. Но ведь и эта од­на-един­ствен­ная бу­ков­ка долж­на быть на чём-то на­пе­ча­та­на, на­пи­са­на, вы­ре­за­на, вы­се­че­на...

1 — кли­но­пись, III в. до н. э. (гли­на); 2 — еги­пет­ская пись­мен­ность, IV–III вв. до н. э. (ка­мень); 3 — бе­ре­стя­ная гра­мо­та (бе­ре­ста), XI–XV вв.

Вы­бор как буд­то до­ста­точ­но ве­лик; если же го­во­рить о клас­си­че­ской кни­ге, кни­ге-ко­дек­се, то сам факт уже двух­ты­ся­че­лет­не­го её су­ще­ство­ва­ния, ка­за­лось бы, дол­жен до­ка­зы­вать уни­вер­саль­ность это­го про­стень­ко­го устрой­ства. То­гда с ка­кой же ста­ти Ев­ге­ний Кор­не­ев, при­знан­ный ма­стер имен­но книж­но­го ди­зай­на, счи­та­ет нуж­ным на не­сколь­ко ме­ся­цев за­нять сво­их уче­ни­ков раз­ви­ти­ем и усо­вер­шен­ство­ва­ни­ем бу­маж­но­го ко­дек­са? Уж кто-кто, а Кор­не­ев-то дос­ко­наль­но зна­ет без­гра­нич­ные воз­мож­но­сти ко­дек­са, его по­тай­ные углы и за­ко­ул­ки.

То­гда, воз­мож­но, сле­ду­ет по­ста­вить во­прос ина­че: по­че­му он про­во­дит этот экс­пе­ри­мент имен­но сей­час? И в та­кой фор­ме от­вет на этот во­прос при­хо­дит пря­мо-та­ки сам со­бой. Бо­лее то­го, уди­ви­тель­но, по­че­му этот экс­пе­ри­мент не был по­став­лен ещё год на­зад, или два, или пять... Нет, вот пять уже вряд ли.

Воз­мож­но­сти элек­трон­ной кни­ги, соб­ствен­но струк­тур­ные её воз­мож­но­сти, поз­во­ля­ю­щие чи­та­те­лю мг­но­вен­но и в лю­бой мо­мент пе­ре­хо­дить (или не пе­ре­хо­дить, то есть са­мо­сто­я­тель­но вы­стра­и­вать свой соб­ствен­ный марш­рут чте­ния) от од­но­го бло­ка ин­фор­ма­ции к дру­го­му, с не­из­беж­но­стью долж­ны бы­ли вы­звать от­вет­ную ре­ак­цию кни­ги ма­те­ри­аль­ной. Тра­ди­ци­он­ная, за мно­гие ве­ка вы­ра­бо­тан­ная и усто­яв­ша­я­ся в ка­че­стве един­ствен­но воз­мож­ной си­сте­ма руб­рик, сно­сок и ссы­лок обя­за­на бы­ла встрях­нуть­ся, ожи­вить­ся — тем ак­тив­нее, чем ак­тив­нее эти функ­ции за­но­во изоб­ре­та­ют­ся в элек­трон­ных фор­ма­тах. Вер­нее, ка­за­лось бы, ожи­вить­ся долж­на бы­ла имен­но эта си­сте­ма как наи­бо­лее лег­ко из­ме­ня­е­мая. Но кни­га — та­кой пред­мет, ко­то­рый все­гда по­сту­па­ет по-сво­е­му. Со­рев­но­ва­ние или вза­им­ное обо­га­ще­ние ма­те­ри­аль­ной и элек­трон­ной книг в сфе­ре струк­ту­ри­ро­ва­ния ин­фор­ма­ции идут на удив­ле­ние вя­ло, за­то не­ожи­дан­но ожив­ля­ет­ся сам пред­мет, де­мон­стри­руя, что его ра­но спи­сы­вать со сче­тов, что не все его воз­мож­но­сти осо­зна­ны и ис­поль­зо­ва­ны.

Это за две-то ты­ся­чи лет!

Ко­неч­но, здесь мож­но бы­ло бы про­сто дать ссыл­ку на сайт про­ек­та и пре­до­ста­вить чи­та­те­лю на­сла­ждать­ся са­мо­сто­я­тель­но, тем бо­лее что сайт снаб­жён руб­ри­ка­ци­ей — до­ста­точ­но, впро­чем, слож­ной руб­ри­ка­ци­ей, ко­то­рая ча­сто от­но­сит од­ну и ту же «кни­гу» не к од­ной, а к не­сколь­ким руб­ри­кам од­но­вре­мен­но. По­хо­же, что эта руб­ри­ка­ция при­зва­на слу­жить ско­рее тех­ни­че­ским за­да­ни­ем для са­мих раз­ра­бот­чи­ков, чем ин­стру­мен­том для ана­ли­за их ра­бо­ты. Но ведь за­хо­чет же кто-то и вос­поль­зо­вать­ся эти­ми но­вы­ми — или очень хо­ро­шо за­бы­ты­ми ста­ры­ми — воз­мож­но­стя­ми, по­это­му сто­ит по­пы­тать­ся хо­тя бы на­ме­тить в этом раз­но­об­ра­зии ка­кой-то иной по­ря­док, дать воз­мож­ность вы­чле­нить ва­ри­ан­ты, при­год­ные не толь­ко для те­о­ре­ти­че­ских упраж­не­ний, но и для прак­ти­че­ско­го при­ме­не­ния но­вых, не­ви­дан­ных ре­ше­ний, об­раз­ных ли или функ­ци­о­наль­ных, а то и тех и дру­гих од­но­вре­мен­но.

Ко­неч­но, в пер­вую оче­редь об­ра­ща­ют на се­бя вни­ма­ние тех­но­ло­ги­че­ские ре­ше­ния, ино­гда про­стые и да­же про­стей­шие — и, по­хо­же, имен­но из-за этой про­сто­ты не при­хо­див­шие ни­ко­му в го­ло­ву.

Од­на­ко это ведь всё, соб­ствен­но, ещё не кни­ги, а ско­рее, тет­ра­ди, блок­но­ты — фор­мы, толь­ко ожи­да­ю­щие со­дер­жа­ния. Но сто­ит лишь пред­ста­вить се­бе, как в этих бу­маж­ных со­ору­же­ни­ях мог бы по­ве­сти се­бя текст, и вни­ма­ние на­чи­на­ют при­вле­кать уже дру­гие раз­ра­бот­ки.

Кни­ги, спо­соб­ные сов­ме­щать не­сколь­ко тек­стов — ино­гда в про­из­воль­ном, а ино­гда и в жёст­ко за­дан­ном по­ряд­ке.

Ти­мур Ба­ба­ев. Кни­га со­сто­ит из двух бло­ков, скреп­лён­ных меж­ду со­бой об­щей об­лож­кой, ко­то­рые та­су­ют­ся, как кар­точ­ная ко­ло­да. При ск­ла­ды­ва­нии бло­ки вхо­дят друг в дру­га на 15 мм • Биб­лио­те­ка про­то­ти­пов

Кни­ги, по­чти бес­ко­неч­но вет­вя­щи­е­ся, но­ро­вя­щие уве­сти чи­та­те­ля не­ве­до­мо ку­да по лю­бой слу­чай­но или на­ме­рен­но вы­бран­ной ли­нии.

Да­рья Сви­сто­ва. Ск­ла­ды­ва­ние и над­ре­за­ние ли­ста-пла­ка­та по фор­ме спи­ра­ли по­ро­жда­ет кни­гу-гар­мош­ку со сби­тым рит­мом: гар­мош­ка рас­кла­ды­ва­ет­ся не толь­ко сле­ва на­пра­во, но и сни­зу вверх • Биб­лио­те­ка про­то­ти­пов

Кни­ги без кон­ца и на­ча­ла — то ли для то­го, что­бы чи­тать их с лю­бо­го ме­ста, то ли для то­го, что­бы, од­на­жды на­чав, ни­ко­гда не за­кон­чить чте­ния — да­же по­ду­мать бо­яз­но, для ка­ко­го ро­да ли­те­ра­ту­ры они мо­гут при­го­дить­ся.

Оль­га Ло­ба­но­ва. Все ли­сты за­креп­ле­ны в ко­ре­шок-ци­линдр из плот­но­го кар­то­на. Кни­га мо­жет хра­нить­ся как в раз­вёр­ну­том со­сто­я­нии, так и в чех­ле-ту­бу­се • Биб­лио­те­ка про­то­ти­пов

Не го­во­ря уже о кни­гах, ко­то­рые долж­ны, как ска­за­но на сай­те про­ек­та, «да­рить но­вые ощу­ще­ния и эмо­ции»; ино­гда уди­ви­тель­ные ощу­ще­ния и не­ожи­дан­ные эмо­ции — ну, тем луч­ше. Не­пря­мо­уголь­ные кни­ги, тре­уголь­ные кни­ги, бес­фор­мен­ные кни­ги, кни­ги с хво­сти­ка­ми, с плав­ни­ка­ми, с раз­но­цвет­ны­ми ко­реш­ка­ми или стра­ни­ца­ми — всё это не про­сто мо­жет ока­зать­ся са­мо­цен­ной «осле­пи­тель­ной кра­со­той», а всту­пить в глу­бо­кую эмо­ци­о­наль­ную связь с тек­стом — оста­лось толь­ко най­ти этот текст.

Ко­неч­но, экс­пе­ри­мен­ты с книж­ной фор­мой — имен­но с ис­ход­ной фор­мой, с ма­те­ри­аль­ным но­си­те­лем тек­ста — слу­ча­лись и рань­ше.

Но со­гла­сим­ся, что да­же в ма­ло­ти­раж­ной кни­ге, не обя­зан­ной пол­но­стью под­чи­нять­ся тре­бо­ва­ни­ям мас­со­во­го про­из­вод­ства, и да­же в «кни­ге ху­дож­ни­ка», во­об­ще ни­ка­ки­ми ти­по­граф­ски­ми пра­ви­ла­ми не огра­ни­чен­ной, основ­ное вни­ма­ние ча­ще все­го уде­ля­ет­ся ма­те­ри­аль­но­му во­пло­ще­нию, на­пол­не­нию, обы­гры­ва­нию — ино­гда са­мо­му ди­ко­вин­но­му — уже су­ще­ству­ю­щей фор­мы.

«Пель­ме­ни устри­цы». СПб.: Крас­ный мат­рос, 2004. Ти­раж 1000 экз. Ди­зай­нер А. Дмит­ри­ев.

Ви­ди­мо, имен­но по­это­му Ев­ге­ний Кор­не­ев так жёст­ко огра­ни­чил сво­их сту­ден­тов про­стей­ши­ми ма­те­ри­а­ла­ми: толь­ко обык­но­вен­ней­шая бе­лая (за дву­мя-тре­мя прин­ци­пи­аль­ны­ми ис­клю­че­ни­я­ми) бу­ма­га, толь­ко са­мый ба­наль­ный пе­ре­плёт­ный кар­тон — и ни од­ной бу­ков­ки.

А бу­ков­ки бу­дут по­том.

Колонка
Герчук
Книги
1079