Гражданский шрифт
и кириллический Киш

В 2002 году на английском языке вышел сборник статей о шрифтах и алфавитах различных стран мира под названием Language Culture Type: International Type Design in the Age of Unicode (составитель Джон Берри). В этой книге, которая появилась вслед за конкурсом шрифтового дизайна Международной типографической ассоциации ATypI «буква:раз!», был опубликован очерк Владимира Ефимова об истории гражданского шрифта и создании современного кириллического шрифта с учётом исторических форм — Civil Type and Kis Cyrillic. Сегодня, спустя 10 лет после выхода, статья не только не потеряла своей актуальности, но ещё сильнее способна взволновать и профессионалов, и просто читателей, которые интересуются историей кириллицы и гражданского шрифта. Те, кто знал Владимира Венедиктовича, вспомнят его дар негромко и терпеливо вновь и вновь рассказывать о наших буквах как о достоянии, а не обременительном наследстве петровских времён. Мы представляем читателям русскую версию очерка и его первую часть о противоречивой реформе.

3 сентября 2013

Текст

Владимир Ефимов

правление царя Петра I (1689–1725) в России произошла реформа кириллического шрифта. Полуустав, применявшийся ранее, был сохранён только для набора религиозной литературы. Для всех остальных изданий был введён шрифт, по форме подражавший латинской антикве и позднее названный гражданским. Был также частично изменён состав русского алфавита, утверждено применение европейских (арабских) цифр, упорядочены пунктуация и применение прописных литер в наборе. Кириллица, таким образом, приобрела форму антиквы, примерно так же как Московское царство было переодето в одежды европейской империи. В сущности, введение гражданского шрифта означало адаптацию кириллицы, приспособление кириллических букв к формам латинской антиквы. Однако реформированная Петром кириллица получилась бы значительно качественнее с точки зрения современного искусства шрифта, если бы ее создатели опирались в своей деятельности на лучшие образцы латинских шрифтов XVII — начала XVIII века.

Петр Великий и предпосылки реформы кириллического шрифта

В 1689 году семнадцатилетний Пётр I был провозглашён единоличным царём и правителем России. С самого начала царствования вся его невероятная энергия была направлена на реформирование российского государства, его армии, экономики, управления, культуры. В результате этих сверхчеловеческих усилий Петру удалось за 30 с лишним лет своего правления совершенно изменить течение российской истории, превратив Россию из замкнутой и самодостаточной азиатской страны в довольно открытое и ориентированное на Европу государство. Хотя эти реформы насаждались сверху насильственно и стоили больших жертв, тем не менее в результате Российская империя стала фактом общеевропейской истории. В этой ориентации России на культуру наиболее развитых стран огромную роль сыграла петровская реформа кириллического шрифта 1708–1710 годов, которая приблизила кириллицу к форме латинской антиквы.

Пётр I в Голландии. Неизвестный гравёр. Офорт. 1717. Российская национальная библиотека.

Единственным видом кириллического наборного шрифта в конце XVII века был полуустав. По форме он мало изменился с середины XVI века, со времён московского первопечатника Ивана Фёдорова. По своей структуре это было средневековое рукописное письмо, достаточно чёрное и очень декоративное, но малопригодное для потребностей нового времени. Буквенный состав алфавита уже не вполне отвечал фонетике живого русского языка. В полууставе применялось множество надстрочных знаков (ударений, знаков придыхания, буквенных сокращений). Это сильно усложняло работу наборщика по сравнению с набором латиницы. Кроме того, числа по традиции обозначали буквами с особыми значками (титлами), что затрудняло восприятие научных и технических текстов. Издания, набранные полууставом, имели вид средневековой рукописной книги и внешне очень отличались от европейской книги XVII века. Однако за неимением другого шрифта полууставом печатали и церковную, и светскую литературу, в том числе буквари и учебники, а также первую русскую газету «Ведомости», вышедшую в начале 1703 года.

В 1703 году была издана «Арифметика» Леонтия Магницкого. В этот учебник были включены сведения по алгебре, геометрии, тригонометрии, а также таблицы логарифмов. В нём впервые вместо славянской цифири (обозначения чисел буквами) были применены европейские (так называемые арабские) цифры. Основной текст был набран полууставом, но для математических терминов применялась латинская антиква, а также греческий. Все эти шрифты были не согласованы друг с другом как по цвету, так и по характеру рисунка. При сравнении этого учебника с западными образцами Петру, возможно, и пришла идея о реформировании кириллицы и приближении её к латинице, об отказе от полуустава и создании более «чистого», то есть более светлого шрифта, который позднее получил название гражданского.

Страница из «Арифметики» Леонтия Магницкого. Москва. 1703.
Научная библиотека МГУ. Электронная копия — библиотека МНЦМО.

В деле шрифтовой реформы у Петра был непосредственный августейший предшественник и даже, возможно, образец для подражания. Французский король Людовик XIV, Король-Солнце во второй половине своего правления тоже занимался реформированием шрифта. По его приказу была образована королевская комиссия по стандартизации ремёсел, которая на своём первом заседании в январе 1693 года начала с упорядочения типографского ремесла. Для этого в качестве «идеального алфавита» инженер Жак Жожон (Jacques Jaugeon) спроектировал и затем пуансонист Филипп Гранжан де Фуши (Philippe Grandjean de Fouchy) нарезал так называемый Romain du Roi (королевскую антикву), которым в 1702 году в Королевской типографии в Париже была набрана роскошная иллюстрированная книга «Медали в честь важнейших событий правления Людовика Великого» (Medailles sur les principaux evenements du regne entier de Louis le Grand). Экземпляр этой книги был в библиотеке Петра. Возможно, что шрифтовая деятельность Короля-Солнца отчасти послужила примером для российского царя. Однако королевская антиква не отличалась так радикально по рисунку от современных и предшествующих ей шрифтов, как отличался гражданский шрифт от своих кириллических предшественников. Это была вариация всё того же латинского шрифта антиквы. Кроме того, французский король не собирался изменить в одночасье все шрифты во Франции. Он хотел получить новый шрифт для собственной типографии. У будущего российского императора были более глобальные замыслы.

Возможно, французский король Людовик XIV стал для Петра I образцом для подражания в деле шрифтовой реформы. Но если Король-Солнце лишь хотел получить новый шрифт для собственной типографии, то замыслы будущего российского императора были значительно шире.

Титульный лист книги «Медали в честь важнейших событий правления Людовика Великого», набранный королевской антиквой (Romain de Roi). Париж. 1723. Национальная библиотека Франции, BnF.

Тем не менее петровская реформа шрифта в России не была закономерной, как, например, было закономерным введение наборной антиквы в Италии в конце XV века. Антиква была основана на гуманистическом минускуле — массовом почерке образованных людей того времени. В основе же гражданского шрифта не было единого, устоявшегося массового письма. Рукописных почерков в это время было несколько: традиционная скоропись с росчерками, более медленное письмо (так называемое гражданское), которым писались официальные документы, и многочисленные переходные формы. Скорописные почерки развились во взаимодействии и под влиянием киевской и западнорусской скорописи, а также под влиянием латинских рукописных почерков, но единого общепринятого письма ещё не сложилось. Реформа шрифта скорее опиралась на волю монарха, которой нельзя было прекословить, чем на созревшую общественную необходимость. Одни и те же идеологические мотивы лежали в основе таких действий Петра, как приказание подданным брить бороды, курить табак и носить голландское платье, как строительство европейской столицы посреди лесов и болот, как издание книг, набранных кириллическим эквивалентом антиквы. Царь хотел, чтобы страна выглядела по-европейски. И, возможно, насильственная реформа русского шрифта была вызвана главным образом его желанием иметь на русском языке книги, подражающие по форме и структуре книгам, изданным на Западе.

Гражданское письмо. 1703.

Скоропись. Грамота об избрании на Московское государство Михаила Фёдоровича Романова. XVII век. РГБ.

Реформа шрифта 1708–1710 годов была не первой попыткой Петра приблизить кириллицу к латинице. Гражданскому шрифту хронологически предшествовали гравированные надписи на книжных титулах, географических картах и других образцах печатной продукции, а также русские шрифты голландских типографий, печатавших в конце XVII — начале XVIII века по заказам Петра русские книги и карты. По характеру и те и другие представляли собой противоречивое соединение прописных литер латинского алфавита, аналогичных кириллическим, и специфических знаков кириллицы, заимствованных из строчного печатного полуустава XVII века.

Кириллические прописные буквы, изготовленные в словолитне Тесинга. Амстердам. 1699–1707.

Строчные буквы голландских шрифтов походили на гражданское письмо и полуустав. Поэтому результаты голландского книгоиздания, очевидно, в конечном итоге не удовлетворили Петра, и он решил перенести проектирование нового шрифта в Россию.

Состав знаков петровского гражданского шрифта и их форма

В результате петровской реформы состав знаков в русском алфавите сократился до 38 букв вместо 45. Были выброшены знаки, унаследованные из греческого алфавита, — омега и пси, а также лигатуры от и ос, юс большой, юс малый и вариант знака земля. Вместо знака е открытое была введена буква э, а знак [йа] заменила буква я. Были отменены также надстрочные знаки, знаки сокращений, славянская цифирь (обозначения чисел буквами), введены европейские минускульные цифры и знаки препинания, а также упорядочено применение прописных знаков. Если в полууставе прописные применялись только в начале абзацев, то в книгах, набранных гражданским шрифтом, прописными обозначаются начала предложений, а также имена собственные, географические названия и некоторые особо важные понятия. Активно стали применяться переносы длинных слов, характерных для русского языка, с помощью дефиса. Таким образом, внешний облик петровской книги был максимально приближен к виду книги европейской.

Шрифт, утвёржденный Петром, в обоих его вариантах (1708 и 1710 годов) достаточно един по характеру рисунка. Пропорции его знаков, степень контрастности, соотношение прописных и строчных литер, характер овалов, форма засечек и других деталей явно навеяны барочной голландской антиквой старого стиля, особенно по сравнению с полууставом. Это заметнее всего в знаках, общих для латиницы и кириллицы, а также в первоначальных вариантах н, р, т. Большинство знаков, специфических для кириллического алфавита, тоже переработаны в стиле антиквы. Некоторые знаки нового шрифта имеют рисунок, близкий к соответствующим буквам русской скорописи и гражданского письма или их элементов. Нижние правые штрихи у К, к и нижние левые штрихи у Я, я имеют мягко изогнутую волнообразную форму, напоминающую форму аналогичного штриха знака R королевской антиквы (Romain du Roi). Несколько знаков нового шрифта сохранили форму полуустава, хотя и они частично были перерисованы в стиле антиквы.

Тем не менее, несмотря на внешнее сходство с голландской антиквой эпохи барокко, при ближайшем рассмотрении гражданский шрифт достаточно сильно отличается от неё, так что некоторые исследователи относят его к шрифтам переходного стиля. По цвету он несколько светлее большинства современных ему голландских шрифтов, его засечки довольно тонкие и почти не скругляются в местах примыкания к основным штрихам, подобно засечкам королевской антиквы. В крупном размере петровского шрифта только несколько букв по рисунку похожи на латинские аналоги, но и в них наблюдаются существенные различия в деталях. Строчная а нового шрифта без капли на конце левого верхнего штриха и с выпуклой вверх полуовальной частью вообще не похожа на аналогичные литеры латиницы, и только в рукописных образцах 1570 года Джованни Франческо Креши (Giovanni Francesco Cresci) встречается подобная форма.

Гражданский шрифт крупного кегля. 1707.

В голландской наборной антикве конца XVII — начала XVIII века прописная М, как в римском капитальном письме, всегда имеет наклонные боковые штрихи, а диагонали соединяются в районе линии шрифта. В петровском шрифте боковые штрихи М совершенно вертикальные, а диагонали соединены почти в середине высоты знака. Подобная конструкция встречается только в прописных М амстердамской типографии Яна Тесинга (Jan Thesing), печатавшей русскую литературу в начале XVIII века по заказу Петра I, а также в гравированных надписях на русских картах, книжных титулах и календарях того же времени. Формы прописной С без засечки на конце нижнего штриха и двусторонних засечек в С, S, s встречаются в латинской антикве начала XVIII века, но они не очень характерны для наборных шрифтов этого времени и тоже находят аналогии в гравированных надписях на русских картах и календарях. В латинской наборной антикве выраженные двусторонние засечки у С и в особенности S, как правило, появляются к концу первой трети XVIII века, а форма М с вертикальными боковыми штрихами возникает только к середине XVIII века.

Конструкция некоторых букв петровского шрифта при внимательном рассмотрении отличается от конструкции аналогичных латинских знаков. Например, в литерах А, У, у, Х, х отсутствуют внутренние засечки на концах основных диагональных штрихов. В знаках Ц, ц, Ш, ш, Щ, щ отсутствуют внешние нижние засечки. Наконец, завершение левого верхнего штриха у первоначальных вариантов П, п, Р, p, т совершенно не похоже на антиквенные аналоги. Человек, знакомый с латинской графикой, не мог изобразить литеры подобной формы. Можно подумать, что желание нарисовать латинские буквы с характерной левой треугольной засечкой натолкнулось на полное непонимание её конструкции.

Почему в литерах гражданского шрифта встречаются отклонения от традиционной формы антиквы? И разве амстердамским мастерам, гравировавшим пуансоны для российского самодержца, не проще было использовать знакомую форму латинских букв? Очевидно, дело было в оригиналах этих знаков.

Всё это относится к крупному кеглю гражданского шрифта (приблизительно равен 36 пунктам). В комплектах среднего (приблизительно равен 12 пунктам) и мелкого (приблизительно равен 10 пунктам) кеглей прописные А, П, Р, Т и строчные п, р, т приобретают привычную форму голландской антиквы. Форма строчных а и у в среднем и мелком кегле тоже приближается к латинской. Только Х и х упорно сохраняют отсутствие засечек. Интересно, что у прописной и строчной К в крупном кегле верхний диагональный штрих кончается двусторонней горизонтальной засечкой, как в соответствующем латинском знаке, а у аналогичных букв в среднем и мелком кегле на этом месте появляется каплевидное окончание.

Эти отклонения от традиционной формы антиквы не могут быть случайными. Ведь амстердамским мастерам, гравировавшим пуансоны для российского самодержца, гораздо проще было использовать знакомую форму латинских букв. Очевидно, дело было в оригиналах этих знаков.

Краткая история создания гражданского шрифта

Как известно из сохранившихся писем Петра, первые рисунки новых русских букв трёх размеров в январе 1707 года сделал военный инженер, чертёжник и рисовальщик Куленбах (Kuhlenbach), работавший при штабе русской армии под командованием Меншикова. Шла война со шведами, и штаб армии перемещался в зависимости от хода военных действий. Эскизы новых букв передал Куленбаху сам Пётр, приехав в конце 1706 года в штаб, который тогда находился в Жолкве недалеко от Львова. Не исключено, что эскизы букв сделал сам Пётр. Несмотря на разнохарактерные источники гражданского шрифта (антиква, гражданское письмо, полуустав), его автор проявил незаурядное творческое начало и изобретательность, конструируя знаки, характерные для кириллицы, и добился известного графического единства. Однако автором эскизов не мог быть никто из известных нам современных Петру художников-гравёров, хотя форма некоторых букв гражданского шрифта напоминает надписи на гравюрах Адриана Схонебека (Adriaan Schoonebeeck), Питера Пикарта (Pieter Piquart), Алексея Зубова и других гравёров петровского времени. Ведь они должны были знать конструкцию букв антиквы и изображать засечки в необходимых местах. Но рисунки самого царя, конечно, никто не решился бы исправлять. Поэтому Куленбах повторил их буквально. В таком случае большее сходство букв гражданского шрифта в мелких кеглях с голландской антиквой объясняется тем, что разницу в формах мелких литер труднее заметить, и Куленбах нарисовал их более привычными.

Фрагмент титульного листа из Брюсова календаря. Гравюра. 1709.

По эскизам были сделаны оригиналы 32 строчных букв и 4 прописных (А, Д, Е, Т) в трёх размерах. Оригиналы остальных прописных литер не были выполнены, очевидно, из-за недостатка времени, поэтому их надо было сделать по эскизам строчных в соответствии с размерами прописных. Первоначально Пётр хотел пригласить в Москву голландцев, чтобы они сделали на месте новый шрифт и наладили книгопечатание по европейскому образцу, выучив русских мастеров. Однако пригласить пуансониста оказалось слишком дорого, к тому же в Амстердаме в то время работало всего два таких мастера, которые были загружены заказами и не хотели ехать в далёкую Москву. Поэтому было решено заказать в Амстердаме по рисункам Куленбаха полный комплект пуансонов и матриц в трёх кеглях. Копии рисунков были переданы также мастерам московского Печатного двора для параллельного изготовления новых букв.

Образец строчных литер амстердамской работы. 1707.

В июне 1707 года, как явствует из писем Петра, им получены из Голландии оттиски шрифта среднего кегля, а в сентябре оттиски набора крупного и мелкого кеглей. Быстрота и техническое качество изготовления пуансонов, матриц и литер нового шрифта говорит о профессиональной квалификации амстердамского пуансониста (мы не знаем его имени). Но мастер, выполнявший заказ, даже не задумался о форме букв, которые он вырезал, повторив за Куленбахом строго по оригиналам все нелепости рисунка: и отсутствие засечек у части знаков, и странную форму а, р, п и т, очевидно, увидев в этом особенности кириллического шрифта.

На московском Печатном дворе в это время словолитцы Михаил Ефремов, Григорий Александров и Василий Петров по присланным рисункам делали пуансоны и матрицы своего варианта нового шрифта. Однако сравнение с присланными из Амстердама оттисками было не в пользу московских словолитцев, и их работа была остановлена до прибытия на Печатный двор голландского шрифта.
К концу 1707 года три приглашённых голландских типографа вместе со шрифтом, типографским станком и другими принадлежностями уже добрались до Москвы через Архангельск. Первая книга, набранная новым гражданским шрифтом, «Геометриа славенски землемерие», была напечатана в марте 1708 года, за ней последовали несколько других.

Но работа над шрифтом не закончилась. По результатам наборных проб царь решил изменить форму некоторых литер и добавить несколько пропущенных букв традиционного алфавита. Характерно, что эскизы дополнительных знаков, присланные Петром в апреле 1708 года в Могилёв, куда переехал штаб армии, видимо, были такого качества, что Куленбах не увидел разницы в рисунке по отношению к первоначальным буквам и повторил оригиналы этих знаков по старым эскизам. Недовольный Пётр прислал эскизы снова и велел переделать работу. По новым рисункам, сделанным Куленбахом в Могилёве в июле 1708 года, Пётр заказал дополнительные литеры в Москве на Печатном дворе и параллельно в Амстердаме.

Титульный лист книги «Геометриа. Славенски землемерие». Москва. 1708.

В Москве к осени 1708 года были изготовлены в среднем кегле 21 прописная и 21 строчная литеры, а в мелком кегле только 17 строчных. Их делали словолитцы Печатного двора Григорий Александров и Василий Петров, поскольку самый лучший мастер Михаил Ефремов весной 1708 года умер. В Амстердаме в 1709 году было сделано по 18 дополнительных строчных букв во всех трёх кеглях. И те и другие представляли собой частью варианты уже выполненных, частью буквы, опущенные ранее. В новых вариантах наиболее странные черты рисунка были, как правило, изменены в сторону меньшей оригинальности, и в общем шрифт стал гораздо спокойнее. Вместе с тем форма некоторых литер потеряла в выразительности, например, строчная д стала просто повторять прописную, а очаровательная рукописная форма с петлей внизу была отменена. Если сперва прописные литеры делались по рисункам строчных, то после корректуры, наоборот, некоторые строчные (д, и, п, т) были сделаны по рисункам прописных. Строчные буквы среднего кегля использовались как прописные мелкого кегля (25 букв из 34 совпадают по рисунку). Среди строчных крупного кегля в наборе петровских книг попадаются прописные А, Б, Д, Е, Т московской работы, по росту совпадающие со строчными. Есть предположение, что это были капительные знаки. Но мне кажется, что это следы петровских экспериментов по увеличению количества кеглей шрифта. (Вряд ли царь осознавал в то время потребность в капительном наборе, если вообще знал о его существовании.) Благодаря всем этим изменениям кириллическая антиква стала состоять преимущественно из прямоугольных форм, и её строчные литеры до сих пор по рисунку незначительно отличаются от прописных.

Дополнительные строчные литеры гражданского шрифта, изготовленные в Амстердаме. 1709.

В Голландии дополнительные литеры делались в этот раз около года. Московские буквы за это время несколько раз доделывались и переделывались. Этих корректур было не менее четырех. Корректировка Петром гражданского шрифта проходила во время главных событий Северной войны, поскольку 27 июня 1709 года под Полтавой была разгромлена сухопутная армия шведского короля Карла XII. И только в сентябре 1709 года пуансоны амстердамских дополнительных литер прибыли в Москву. В октябре, видимо, был исправлен и отпечатан окончательный вариант азбуки, включивший исправленные и доделанные буквы как амстердамской, так и московской работы. 18 января 1710 года Пётр I посетил Печатный двор и одобрил оттиски азбуки. Затем он провел последнюю корректуру: вычеркнул старые знаки печатного полуустава от, омега, пси и первые варианты знаков нового шрифта и собственноручно на внутренней стороне переплётной крышки написал: «Симы литеры печатать исторические и манифактурныя книги. А которыя подчернены, тех вышеписанных книгах не употреблять» («Этими литерами печатать исторические и технические книги. А которые вычеркнуты, тех в вышеупомянутых книгах не употреблять»). На первом листе этой эталонной азбуки стоит дата: «Дано лета Господня 1710, Генваря в 29 день» (29 января 1710 года). Таким образом, реформа кириллического алфавита завершилась. Однако первоначальные формы букв петровского гражданского шрифта, отменённые царём-реформатором, применялись вместе с утвержденными до 40-х годов XVIII века, когда появились новые кириллические шрифты.

Поскольку европейские минускульные цифры начали применяться ещё раньше петровской реформы шрифта, очевидно, их не заказывали специально. Наверное, пуансоны и матрицы цифр и знаков препинания вместе с латинскими шрифтами приобретались в Европе агентами русского царя вместе с другим оборудованием, материалами, книгами и предметами роскоши. Возможно также, что по заказу Петра их привозили западные купцы. Известно, что ещё в 1703 году словолитец Михаил Ефремов отливал латинские шрифты, очевидно, импортного происхождения. Уже в первых книгах, набранных новым шрифтом, применялось не менее 3 кеглей минускульных цифр из нескольких шрифтов, латинские точки, запятые, двоеточия, точки с запятой, дефисы, квадратные и круглые скобки, а также фигурные линейки. То, что в первых изданиях они не всегда соответствуют по размеру основному набору и не всегда держат линию шрифта, доказывает, что в наборе вначале применялись подходящие по кеглю цифры и знаки препинания из других комплектов латинских шрифтов. Хотя этот вопрос ещё недостаточно исследован, однако, судя по позднейшим изданиям, можно предположить, что к концу правления Петра, когда в новой столице России Санкт-Петербурге работало уже несколько типографий, русские мастера освоили самостоятельное производство цифр и знаков препинания.

Первая страница гражданской азбуки с исправлениями Петра I. Москва. 1710.

Реформированная Петром кириллица позднее получила название «гражданский шрифт», поскольку применялась для набора светской литературы. За время правления Петра I гражданским шрифтом было напечатано около 400 книг. Церковнославянский полуустав в дореформенном виде сохранился только для нужд церкви.

Со времён петровской реформы шрифта латинизированная форма кириллицы вот уже почти 300 лет является для России традиционной, а развитие кириллического шрифта с тех пор пошло параллельно развитию латинского, повторяя практически все этапы его развития и смены стилей (классицизм, романтизм, модерн, конструктивизм, постмодернизм и др.).

Продолжение следует.

Библиография

  1. Bringhurst R. The Invisible Hand. Part I. Neoclassical Letterforms // Serif, No. 4, Claremont, Calif., 1996.
  2. Haiman G. Nicholas Kis. A Hungarian Punch-Cutter and Printer. San Francisco, 1983.
  3. Kaldor I. The Genesis of the Russian Grazhdanskii Shrift or Civil Type, Parts I & II // The Journal of Typographic Research. Vol. III. No. 4. 1969. Vol. IV. No. 2. Cleveland, 1970.
  4. Шицгал А. Г. Русский гражданский шрифт (1708–1958). М., 1959.
  5. Шицгал А. Г. Русский типографский шрифт (вопросы истории и практика применения). Изд. 1-е: М., 1974. Изд. 2-е: М., 1985.
  6. Шицгал А. Г. Репертуар русского типографского гражданского шрифта XVIII века. Ч. I. Гражданский шрифт первой четверти XVIII века 1708–1725. М., 1981.
  7. Stauffacher J. The Transylvanian Phoenix: the Kis-Janson Types in the Digital Era // Visible Language. Vol. XIX. No. 1. Cleveland, 1985.
  8. Ефимов В. В. Драматическая история кириллицы. Великий петровский перелом // Да!. № 0. М., 1994.
  9. Zhukov M. The Pecularities of Cyrillic Letterforms: Design Variations and Correlation in Russian Typefaces // Typography Papers. No. 1. 1996. University of Reading, Great Britain.
История
Имена
63328