Рисованный шрифт Льва Збарского

23 марта 2017

Текст

Владимир Солоненко

Ри­со­ван­ный шрифт Льва Збар­ско­го

Вре­мя Збар­ско­го — вре­мя книг но­во­го сти­ля. Ко­рот­кая от­те­пель (1954–1964) в со­вет­ской жиз­ни и куль­ту­ре кос­ну­лась и про­стран­ства кни­ги, пре­об­ра­зо­ва­ла её со­став­ные эле­мен­ты: пе­ре­плёт­ные ма­те­ри­а­лы, фак­ту­ру, ко­ло­рит, ком­по­зи­цию об­ло­жек и ти­туль­ных ли­стов, ха­рак­тер лет­те­рин­га и сти­ли­сти­ку ил­лю­стра­ций. Гос­под­ство псев­до­клас­си­че­ско­го фа­са­да 40–50-х го­дов в кни­ге с его тор­же­ствен­ны­ми, стро­го сим­мет­рич­ны­ми и од­но­об­раз­но без­жиз­нен­ны­ми шриф­то­вы­ми ком­по­зи­ци­я­ми сме­ни­лось сво­бод­ным, лёг­ким и че­ло­веч­ным ри­со­ван­ным шриф­том. Во мно­гом это бы­ло вли­я­ние за­пад­ной жур­наль­ной и ре­клам­ной сти­ли­сти­ки. Ха­рак­тер­ные над­пи­си «ле­тя­щим» по­чер­ком по­яв­ля­лись по­всю­ду: в пла­ка­тах, ки­но­тит­рах, на упа­ков­ках то­ва­ров и вы­вес­ках. При­от­крыв­ший­ся не­на­дол­го же­лез­ный за­на­вес во вре­ме­на Хрущёва вер­нул мо­ду на гра­фи­ку Пи­кас­со и Ма­тис­са, ко­то­рые ока­за­ли огром­ное вли­я­ние на стиль Льва Збар­ско­го (в этом мож­но убе­дить­ся, рас­смот­рев ни­же ил­лю­стра­ции ху­дож­ни­ка к Ови­дию).

Грим и бу­та­фо­рия в кон­струк­ции кни­ги со­шли на нет — всё ча­ще пе­ре­плёт за­ме­нял­ся мяг­кой об­лож­кой из плот­ной бу­ма­ги, на ко­то­рую на­де­ва­лась вы­ра­зи­тель­ная су­пер­об­лож­ка. «Прав­да ма­те­ри­а­ла», «ком­по­зи­тор кни­ги», «кни­га — еди­ный ху­до­же­ствен­ный ор­га­низм» — лю­би­мые вы­ра­же­ния кри­ти­ков то­го вре­ме­ни. Ху­дож­ни­ки тех лет (и Збар­ский в пер­вую оче­редь) взя­ли в свои ру­ки не толь­ко оформ­ле­ние от­дель­ных эле­мен­тов кни­ги, но и раз­ра­бот­ку ма­ке­та в це­лом: от вы­бо­ра раз­ме­ров по­лей до рас­по­ло­же­ния ил­лю­стра­ций. Всё это бы­ло по­пыт­кой про­тя­нуть ру­ку ти­по­гра­фам-кон­струк­ти­ви­стам 20-х го­дов, со­вер­шив­шим ре­во­лю­цию в со­вет­ской кни­ге. Ре­во­лю­цию, ко­то­рую уже к се­ре­ди­не 1930-х на­силь­но све­ли на нет под ви­дом борь­бы с «фор­ма­лиз­мом».

Од­на­ко пе­ре­осмыс­лить функ­ци­о­на­лизм 20-х в пол­ной ме­ре не уда­лось ни мо­ло­до­му по­ко­ле­нию (ма­ят­ник идео­ло­гии вновь кре­нил­ся впра­во), ни не­мно­го­чис­лен­ным вы­жив­шим ти­по­гра­фам-ре­во­лю­ци­о­не­рам ста­рой гвар­дии: кто-то не смог опра­вить­ся от пе­ре­ков­ки, а кто-то (как, на­при­мер, Со­ло­мон Те­лин­га­тер) при­нял­ся с увле­че­ни­ем раз­ра­ба­ты­вать иную, ри­со­ван­ную, а не ти­по­граф­скую осно­ву в кни­ге. И тем не ме­нее ху­дож­ни­ки-ше­сти­де­сят­ни­ки — Лев Збар­ский, Бо­рис Мар­ке­вич, Юрий Крас­ный, Дмит­рий Би­сти, Юрий Со­бо­лев, Юло Со­остер и мно­гие дру­гие — каж­дый по-сво­е­му вне­сли в ис­кус­ство кни­ги не­по­вто­ри­мый вклад. Книж­ный лет­те­ринг 60-х — не­ис­чер­па­е­мый учеб­ник сво­бо­ды, ко­то­рый мы толь­ко на­чи­на­ем от­кры­вать и ис­сле­до­вать. — Ру­стам Габ­ба­сов

ак-то из­вест­ный ху­дож­ник и учи­тель Льва Збар­ско­го в Мо­сков­ском по­ли­гра­фи­че­ском ин­сти­ту­те Иван Чек­ма­зов по­шу­тил об уче­ни­ке: «Он уже со­всем... Так ри­су­ет, ка­жет­ся, что об­лож­ки де­ла­ет в лег­ко­вой ма­ши­не, ко­гда едет сда­вать ра­бо­ту в из­да­тель­ство!» Это к то­му, что Лев Збар­ский всё де­лал бы­стро, и — вир­ту­оз­но. Это ка­са­ет­ся и шриф­та.

Се­го­дня ди­зай­нер име­ет прак­ти­че­ски без­гра­нич­ные воз­мож­но­сти в вы­бо­ре на­бор­ных шриф­тов для оформ­ле­ния кни­ги, в том чис­ле и в кал­ли­гра­фи­че­ском или ру­ко­пис­ном сти­ле. А как бы­ло 50 лет на­зад? Про­цесс ра­нее был бо­лее тру­до­ем­ким, ко­гда де­ло ка­са­лось лет­те­рин­га. Но если по­смот­реть на об­лож­ки, пе­ре­плёты, су­пер­об­лож­ки и ти­ту­лы книг, оформ­лен­ных Збар­ским, то ка­жет­ся, что осо­бых тру­дно­стей ху­дож­ник то­гда не ис­пы­ты­вал.

Не­сколь­ко слов о ху­дож­ни­ке. Фе­ликс-Лев Збар­ский ро­дил­ся 12 но­я­бря 1931 го­да в Моск­ве в се­мье из­вест­но­го уче­но­го-био­хи­ми­ка Бо­ри­са Ильи­ча Збар­ско­го, про­сла­вив­ше­го­ся уча­сти­ем в баль­за­ми­ро­ва­нии те­ла Ле­ни­на. Ред­кое двой­ное имя отец дал маль­чи­ку в честь двух ува­жа­е­мых им лю­дей: Фе­лик­са Эд­мун­до­ви­ча Дзер­жин­ско­го и учё­но­го-хи­ми­ка Льва Яко­вле­ви­ча Кар­по­ва. Став ху­дож­ни­ком, свои ра­бо­ты он под­пи­сы­вал то Львом, то Фе­лик­сом, но ни­ко­гда по пас­пор­ту — Фе­лик­сом-Львом. Зва­ли же его все Лёвой. Пер­вые опы­ты ри­со­ва­ния он по­лу­чил в Тю­ме­ни, ку­да в 1941 г. эва­ку­и­ро­ва­ли те­ло Ле­ни­на, а с ним на­пра­ви­ли Б. Збар­ско­го и его се­мью. В Моск­ву все вер­ну­лись в 1945 го­ду.

Фе­ликс-Лев Збар­ский. Да­та съём­ки не­из­вест­на.

В 1949-м юно­ша окон­чил с се­ре­бря­ной ме­да­лью сред­нюю шко­лу и год про­учил­ся во ВГИ­Ке. В 1950 го­ду он по­сту­пил в Мо­сков­ский по­ли­гра­фи­че­ский ин­сти­тут на ху­до­же­ствен­но-офор­ми­тель­ское от­де­ле­ние ре­дак­ци­он­но-из­да­тель­ско­го фа­куль­те­та. Учё­ба за­вер­ши­лась в 1955-м за­щи­той ди­плом­но­го про­ек­та: оформ­ле­ние кни­ги Вик­то­ра Гю­го «Рюи Блаз» и вы­пол­не­ние бу­кле­та к спек­та­клю с тем же на­зва­ни­ем. У вы­пуск­ни­ка бы­ли от­лич­ные оцен­ки по всем дис­ци­пли­нам, но ди­плом­ную ра­бо­ту оце­ни­ли на «хо­ро­шо». Ви­ди­мо, крас­ный ди­плом вы­пуск­ни­ку По­ли­гра­фа не до­стал­ся ещё и по­то­му, что в ха­рак­те­ри­сти­ке бы­ло ска­за­но: «При­ни­мал уча­стие в об­ще­ствен­ной жиз­ни ин­сти­ту­та, но ком­со­моль­ские и об­ще­ствен­ные по­ру­че­ния вы­пол­нял не все­гда охот­но и до­бро­со­вест­но. Не­до­ста­точ­но дис­ци­пли­ни­ро­ван».

В том же 1955 го­ду со­сто­ял­ся де­бют ху­дож­ни­ка в ил­лю­стри­ро­ва­нии. Он вы­пол­нил оформ­ле­ние и цикл ри­сун­ков для дет­ской кни­ги «Связ­ная Цзинь Фын» Ни­ко­лая Шпа­но­ва. Из­вест­ный в те го­ды ав­тор шпи­он­ских и фан­та­сти­че­ских про­из­ве­де­ний на­пи­сал по­весть для де­тей о во­ен­ном про­ти­во­сто­я­нии На­род­но-осво­бо­ди­тель­ной ар­мии Ки­тая и Го­миньда­на. Сю­жет — 12-лет­няя ге­ро­и­ня по­бе­жда­ет ма­тёрых чан­кай­ши­стов. О шриф­те мож­но ска­зать един­ствен­ное: ху­дож­ник так на­чер­тал на­зва­ние кни­ги и нашёл та­кие ед­ва за­мет­ные эле­мен­ты, что уга­ды­ва­ет­ся намёк на ки­тай­ское со­дер­жа­ние без при­выч­ных иеро­гли­фи­че­ских ими­та­ций.

Ни­ко­лай Шпа­нов. Связ­ная Цзинь Фын. М.: Гос. из­дат. дет. лит., 1955. Ти­туль­ный лист.

В 1956 го­ду Збар­ско­му до­ве­ри­ли в Го­сли­тиз­да­те офор­мить том из­бран­ных про­из­ве­де­ний Юрия Оле­ши. Это был про­рыв. Не­мно­го­слов­ное, но очень изыс­кан­ное оформ­ле­ние при­влек­ло к се­бе вни­ма­ние мно­гих. Прав­да, в «Со­вет­ской куль­ту­ре» по­яви­лось пись­мо в ре­дак­цию не­ко­е­го ка­лу­жа­ни­на А. Бе­ля­е­ва под ха­рак­тер­ным на­зва­ни­ем (Бе­ля­ев А. Вме­сто ил­лю­стра­ций — вы­кру­та­сы // Сов. куль­ту­ра. 1957. 11 июня). Та­кое бы­ло вре­мя... Но обра­тим­ся к кни­ге и её ти­туль­но­му ли­сту. Имя ав­то­ра сде­ла­но ри­со­ван­ным гро­те­ском, но о и ю вы­пол­не­ны без при­выч­ных на­плы­вов спра­ва и сле­ва. А ш как-то умест­но име­ет не­оди­на­ко­вые вер­ти­каль­ные ли­нии. Цве­ток вме­сто точ­ки — это то­же не­ожи­дан­но. На­зва­ние кни­ги «Из­бран­ные со­чи­не­ния» вы­пол­не­но ле­тя­щим по­чер­ком, и вся над­пись на­по­ми­на­ет фраг­мент, слов­но вы­ре­зан­ный из ру­ко­пи­си пи­са­те­ля.

В 1956 го­ду ху­дож­ник на­чал со­труд­ни­чать с из­да­тель­ством «Ис­кус­ство» (здесь он сту­ден­том в 1954–1955 го­дах про­хо­дил прак­ти­ку). Рас­смот­рим две кни­ги это­го пе­ри­о­да, на пер­вый взгляд раз­ные (и для раз­ных ре­дак­ций), но оформ­лен­ные как буд­то се­рий­но.

Пер­вая — это «Солн­цем пол­на го­ло­ва» по­пу­ляр­но­го ки­но­ак­тёра и пев­ца Ива Мон­та­на. Вто­рая — пье­са Жан-По­ля Сар­тра «Толь­ко прав­да». У книг оди­на­ко­вый фор­мат — 70×92/16. В обе­их кни­гах — об­лож­ка и су­пер­об­лож­ка. Обе су­пер­об­лож­ки — жёл­тые. На об­лож­ке кни­ги Ива Мон­та­на текст бе­лый на жёл­том фо­не. Та­кое не все­гда лег­ко чи­та­ет­ся, но на фо­не об­щей трёх­цвет­ной ком­по­зи­ции вы­гля­дит не­пло­хо. Ти­тул же ре­шён при­выч­но: спо­кой­ное на­чер­та­ние име­ни ав­то­ра, хо­тя и не­при­выч­ное по ри­сун­ку, и раз­ма­ши­стое — на­зва­ния кни­ги, по-на­сто­я­ще­му «сол­неч­ное». При­ме­ча­тель­на об­лож­ка, скры­тая под су­пер­об­лож­кой. Мож­но ли счи­тать нот­ную за­пись шриф­то­вой ра­бо­той? Впро­чем, Збар­ский на нот­ном ста­не раз­ме­стил весёлень­кие цве­точ­ки.

Для Сар­тра ху­дож­ник из­брал ру­ко­пис­ную сти­ли­сти­ку, ко­то­рая впол­не со­от­вет­ству­ет экс­прес­сии дра­мы Сар­тра. К то­му же здесь ху­дож­ник как буд­то на­ме­рен­но пре­не­брёг кра­со­той букв. Или о «кра­со­той» в ка­выч­ках? На ти­ту­ле и шмуц­ти­ту­лах под от­дель­ные зна­ки и фраг­мен­ты ил­лю­стра­ций по­ло­же­ны жёл­ты­е плаш­ки.

Обра­тим вни­ма­ние на, ка­за­лось бы, ря­до­вую ра­бо­ту — оформ­ле­ние кни­ги для де­тей Мак­са Цим­ме­рин­га «Во­круг све­та по­не­во­ле» (М.: Дет­гиз, 1959). Здесь мы ви­дим приём, ко­то­рый лю­бил по­вто­рять ху­дож­ник: при об­щей ба­зо­вой ли­нии над­пи­си бук­вы ед­ва за­мет­но пры­га­ют, то пе­ре­се­кая ли­нию, то не до­сти­гая её, что при­да­ёт осо­бый ко­ло­рит ком­по­зи­ции.

Ещё од­на при­ме­ча­тель­ная ра­бо­та — кни­га для Го­сли­тиз­да­та «Ром ко­ро­ле­вы» Мар­ти­на Мо­но (1958). Здесь ре­гу­ляр­ное и кал­ли­гра­фи­че­ское на­чер­та­ния по­ме­ня­лись ме­ста­ми.

К это­му вре­ме­ни от­но­сят­ся но­вые опы­ты Збар­ско­го в ри­со­ван­ном шриф­те. Он стал от­да­вать пред­по­чте­ние тон­кой мо­но­ли­нии. Для Гео­граф­ги­за ху­дож­ник офор­мил кни­гу Ю. Ефре­мо­ва «Остров веч­но­го ле­та» о Цей­ло­не в се­рии «Пу­те­ше­ствия. При­клю­че­ния. Фан­та­сти­ка» (1959). Ка­за­лось бы, сто­и­ло сра­зу обра­тить­ся к «бен­галь­ской» сти­ли­сти­ке, но Збар­ский пре­не­брёг оче­вид­ным ре­ше­ни­ем и без это­го точ­но вы­ра­зил стиль и со­дер­жа­ние кни­ги.

Юрий Ефре­мов. Остров веч­но­го ле­та. Пу­те­ше­ствие по Цей­ло­ну. М.: Гос. из­дат. гео­граф. лит., 1959. Об­лож­ка.

Ху­дож­ник об­на­ру­жил рас­по­ло­же­ние к дра­ма­тур­гии. На эту осо­бен­ность твор­че­ства Збар­ско­го обра­ти­ли вни­ма­ние в жур­на­ле «Те­атр». Те­ат­раль­ный кри­тик Алек­сандр Сво­бо­дин пи­сал: «Дра­ма­тур­гию ил­лю­стри­ру­ют ред­ко. Мо­жет быть, по­то­му, что, бе­рясь за ри­сун­ки к пье­се, ху­дож­ник дол­жен об­ла­дать ре­жис­сёр­ским ви­де­ни­ем. Этим ка­че­ством не­со­мнен­но об­ла­да­ет Ф. Збар­ский. Его ком­по­зи­ции — это все­гда го­то­вые миз­ан­сце­ны. Изоб­ра­жая их, он ста­вит се­бя как бы в по­ло­же­ние че­ло­ве­ка, смот­ря­ще­го на сце­ну из зри­тель­но­го за­ла».

Од­ной из та­ких книг стал сбор­ник пьес Ар­ту­ра Мил­ле­ра (1960). Здесь ху­дож­ник, оста­ва­ясь при­вер­жен­цем тон­кой ли­нии, ввёл не­боль­шой кон­траст в штри­хи зна­ков, что сде­ла­ло этот ри­со­ван­ный шрифт за­мет­ным. Ин­те­рес­но ре­ше­но на пе­ре­плёте имя ав­то­ра кни­ги — это изыс­кан­ная иг­ра пря­мых и ко­сых ли­ний. При­ме­ча­тель­на ком­по­зи­ция ти­туль­но­го ли­ста, с от­чётли­вым дви­же­ни­ем свер­ху вниз: стро­ки слов­но цеп­ля­ют­ся друг за дру­га и рит­мич­но пе­ре­те­ка­ют од­на в дру­гую. Не­при­мет­ная, но оба­я­тель­ная де­таль: пред­лог С в над­пи­си «ВИД C МО­СТА» ху­дож­ник раз­ме­стил меж­ду двух строк сле­ва, хо­тя для не­го впол­не на­шлось бы ме­сто и в пер­вой, и во вто­рой стро­ке.

Ещё од­на кни­га, вы­шед­шая в из­да­тель­стве «Ис­кус­ство», обра­ти­ла на се­бя вни­ма­ние раз­но­чте­ни­я­ми вну­трен­не­го и внеш­не­го оформ­ле­ния. Это пу­те­вые за­мет­ки Ильи Эрен­бур­га (1960). Ти­туль­ный лист и шмуц­ти­ту­лы — впол­не стро­гие, хо­тя и не без экс­прес­сии, да­же иг­ри­вые. Ти­туль­ный раз­во­рот сде­лан раз­ма­ши­сто: со­дер­жа­ние с чёт­ной по­ло­сы пе­ре­хо­дит на нечёт­ную. Об­щий за­го­ло­вок со­бран в две стро­ки, раз­лич­ные по чис­лу букв, — са­ми стро­ки ху­дож­ник вы­ров­нял по ши­ри­не, че­го рань­ше он из­бе­гал. Но са­мое не­ожи­дан­ное — на пе­ре­плёте. Здесь Збарс­кий за­ту­ше­вал вну­трен­ние про­све­ты в бук­вах о, я и дру­гих. Этот приём он ещё по­вто­рит в бу­ду­щем.

То­гда же и в том же из­да­тель­стве вы­шла кни­га Ни­ко­лая Во­ро­ни­на — не­боль­шо­го объ­ёма, но с длин­ным на­зва­ни­ем «Лю­би­те и со­хра­няй­те па­мят­ни­ки древ­не­рус­ско­го ис­кус­ства». Про­стор для ху­дож­ни­ка! И ожи­да­е­мой бы­ла бы сти­ли­за­ция под до­пет­ров­скую ки­рил­ли­цу, на­при­мер по­лу­устав. Но Лев Збар­ский сде­лал свой, ори­ги­наль­ный, хо­тя и на­ме­ка­ю­щий по ду­ху на древ­не­рус­ское ис­кус­ство лет­те­ринг. На ти­туль­ный лист мож­но бы­ло ско­пи­ро­вать ком­по­зи­цию с су­пер­об­лож­ки, од­на­ко и здесь шрифт (тот же по сти­ли­сти­ке), на­ри­со­ван за­но­во.

На ти­ту­ле сбор­ни­ка сти­хо­тво­ре­ний Ев­ге­ния Ев­ту­шен­ко «Ябло­ко» («Со­вет­ский пи­са­тель», 1960) шрифт по­хо­же­го ри­сун­ка — не­ред­кий у Збар­ско­го в то вре­мя. И вновь, ка­за­лось бы, по ло­ги­ке ря­до­во­го тех­ни­че­ско­го ре­дак­то­ра тех лет, об­лож­ка долж­на быть та­кой же. Од­на­ко ху­дож­ник пред­по­чёл сде­лать её бо­лее стро­гой, раз­ме­стив ря­дом на­ча­ла име­ни и фа­ми­лии ав­то­ра: «Евг.» и «Евт.».

Льву Збар­ско­му в на­ча­ле 60-х ча­сто до­ста­ют­ся са­ти­ри­че­ские или по­хо­жие про­из­ве­де­ния, ко­то­рые тре­бу­ют та­ко­го же оформ­ле­ния. От­ме­тим две та­кие ра­бо­ты. В 1962 го­ду он офор­мил для из­да­тель­ства «Ис­кус­ство» сбор­ник пьес Вла­ди­ми­ра Ды­хо­вич­но­го под на­зва­ни­ем «Три ис­то­рии о лю­бви». На об­лож­ке и ти­ту­ле мы ви­дим ис­кромёт­ные, остро­ум­ные шриф­то­вые ком­по­зи­ции. Вме­сте с ри­сун­ка­ми они ожив­ля­ют оформ­ле­ние, де­ла­ют его близ­ким сце­ни­че­ско­му ре­ше­нию.

Сбор­ник пам­фле­тов Ла­за­ря Ла­ги­на «Съе­ден­ный ар­хи­пе­лаг» («Со­вет­ская Рос­сия», 1963) — не­сколь­ко не­обыч­ный для со­вет­ско­го кни­го­из­да­ния. Ху­дож­ник из­брал ка­ри­ка­тур­ный, бой­кий стиль оформ­ле­ния. И ри­со­ван­ный шрифт здесь сы­грал важ­ную роль, осо­бен­но вну­три кни­ги. Шмуц­ти­ту­лы не про­сто на­пол­не­ны, а ско­рее пе­ре­пол­не­ны вы­чур­ным тек­стом.

В 1963 го­ду в Го­сли­тиз­да­те вы­шла кни­га Ови­дия «Лю­бов­ные эле­гии». Она про­сла­ви­ла Збар­ско­го, а ил­лю­стра­ции к ней ста­ли клас­си­кой со­вет­ско­го книж­но­го ис­кус­ства. Ху­дож­ник остро­ум­но обы­гры­ва­ет тор­же­ствен­ный стиль рим­ско­го мо­ну­мен­таль­но­го пись­ма: со­хра­няя тра­ди­ци­он­ную и впе­чат­ля­ю­щую раз­но­ши­рин­ность букв, он до­во­дит её до па­ро­дии и со­здаёт иг­ри­вый ритм, при­да­вая не­ко­то­рым зна­кам экс­цен­трич­ную фор­му (обра­ти­те вни­ма­ние на бук­вы S, R). Здесь уз­кие В, Б и Е не­обы­чай­но риф­му­ют­ся с ши­ро­ки­ми Л и М, а при­выч­ные круг­лые О и Ю всё гар­мо­ни­зи­ру­ют.

В «Из­ве­сти­ях» в 1961 го­ду вы­шла огром­ная кни­га под на­зва­ни­ем «День ми­ра». Она за­пе­чат­ле­ла со­бы­тия втор­ни­ка 27 сен­тя­бря 1960 го­да и по­вто­ри­ла опыт 25-лет­ней дав­но­сти — то­же «День ми­ра» — о втор­ни­ке 27 сен­тя­бря 1935 го­да (ини­ци­а­ти­ва Мак­си­ма Горь­ко­го). Кни­га по­свя­ще­на XXII съез­ду КПСС, под­го­тов­ле­на боль­шим кол­лек­ти­вом жур­на­ли­стов-из­ве­стин­цев, под­пи­са­на в пе­чать 18 сен­тя­бря 1961 го­да, обиль­но ил­лю­стри­ро­ван­ная как фо­то­гра­фи­я­ми, так и ори­ги­наль­ны­ми ри­сун­ка­ми. И ху­дож­ни­ков бы­ло мно­го: Эр­нест Аро­нов, Фе­ликс Збар­ский, Марк Кляч­ко, Юрий Крас­ный, В. Ле­вин­сон, Лев По­доль­ский, В. Се­ли­ва­нов (глав­ный ху­дож­ник). По­след­ний — из­ве­сти­нец, осталь­ные — при­влечён­ные, эта­кие еди­но­мыш­лен­ни­ки и воз­му­ти­те­ли спо­кой­ствия. Оформ­ле­ние кол­лек­тив­ное, и не все­гда лег­ко ра­зо­брать­ся, кто из ху­дож­ни­ков что сде­лал. Очень хо­рош пе­ре­плёт, к то­му же при­кры­тый про­зрач­ной су­пер­об­лож­кой, то­же с тек­стом. По ри­сун­ку шриф­та на пе­ре­плёт­ной крыш­ке и ко­реш­ке мож­но пред­по­ло­жить, что это ра­бо­та Льва Збар­ско­го. Лет­те­ринг здесь — осо­бой кон­траст­но­сти.

День ми­ра. Аль­ма­нах. М.: Из­ве­стия, 1961. Пе­ре­плёт.

А че­рез два го­да по­яви­лась кни­га — на наш взгляд, од­на из луч­ших в порт­фо­лио Льва Збар­ско­го. Аль­ма­нах «День по­э­зии» еже­год­но вы­хо­дил с 1956 го­да. По­сте­пен­но сло­жил­ся его объ­ём, фор­мат (84×108/16), струк­ту­ра. Как пра­ви­ло, то­ма вы­хо­ди­ли в мяг­кой об­лож­ке. Но ино­гда, как в дан­ном слу­чае, в пе­ре­плёте и су­пер­об­лож­ке. Не­ред­ко аль­ма­нах оформ­ля­ли из­вест­ные ху­дож­ни­ки. И Лев Збар­ский од­на­жды по­участ­во­вал в нём. Это был «День по­э­зии — 1963» (из­да­тель­ство «Со­вет­ский пи­са­тель»). Ху­дож­ник со­здал над­пи­си, в ко­то­рых боль­шин­ство букв име­ют ли­бо оди­на­ко­вый раз­мер по ши­ри­не и вы­со­те, ли­бо ши­ри­на боль­ше на 10–15%. Со­от­но­ше­ние меж­ду основ­ны­ми и со­еди­ни­тель­ны­ми эле­мен­та­ми ед­ва ли не 30-крат­ное. Лет­те­ринг по­лу­чил­ся кра­си­вый, гар­мо­нич­ный и очень со­вре­мен­ный. Не­обыч­на и ком­по­зи­ция су­пер­об­лож­ки: сло­ва то го­ри­зон­таль­ные, то вер­ти­каль­ные, от­пе­ча­та­ны в три крас­ки. В том же ду­хе ху­дож­ник вы­пол­нил аван­ти­тул и рас­паш­ной ти­туль­ный лист. Но вот на фор­за­цах мы об­на­ру­жи­ва­ем со­вер­шен­но иной по­черк: мно­же­ство ав­то­гра­фов по­этов, но яв­но на­пи­сан­ных од­ной ру­кой — бы­стрым пе­ром Льва Збар­ско­го. Ин­те­рес­но, был ли у не­го пе­ред гла­за­ми про­то­тип всех ав­то­гра­фов?..

По­хо­жий стиль над­пи­сей был ис­поль­зо­ван для оформ­ле­ния со­бра­ния со­чи­не­ний Кор­нея Чу­ков­ско­го («Ху­до­же­ствен­ная ли­те­ра­ту­ра», 1965–1969), сбор­ни­ка пьес Ген­ри­ха Бёл­ля («Ис­кус­ство», 1968) и не­ко­то­рых дру­гих из­да­ний.

Лев Збар­ский мно­го­крат­но участ­во­вал в кон­стру­и­ро­ва­нии из­да­ний. В 1965 го­ду для из­да­тель­ства «Ис­кус­ство» ху­дож­ник раз­ра­бо­тал ма­кет се­рии «Ар­хи­тек­тур­но-ху­до­же­ствен­ные па­мят­ни­ки го­ро­дов СССР», «бе­лой», как её на­зы­ва­ли. Не оста­лась не­за­ме­чен­ной ра­бо­та Збар­ско­го над аль­бо­ма­ми «Рус­ская де­ре­вян­ная скульп­ту­ра» («Со­вет­ский ху­дож­ник», 1967), «Фер­нан Ле­же. Мо­за­и­ка. Вит­раж. Ке­ра­ми­ка. Го­бе­лен» («Ис­кус­ство», 1970), «По­э­зия тан­ца» («Ис­кус­ство», 1971, сов­мест­но с Бо­ри­сом Мес­се­ре­ром).

За 15 лет ра­бо­ты в книж­ном ис­кус­стве Лев Збар­ский офор­мил око­ло 70 из­да­ний. В боль­шин­стве из них ис­поль­зо­ва­ны ори­ги­на­ль­ные шриф­то­вые ре­ше­ния. Как за­ме­тил Юрий Гер­чук, лет­те­ринг ме­нял­ся от раз­ма­ши­стой ру­ко­пис­но­сти к клас­си­че­ским по ха­рак­те­ру, близ­ким к на­бор­ным шриф­там. При­чи­на — «не толь­ко в том, что до­хо­дя­щая до на­ро­чи­той не­бреж­но­сти сво­бо­да по­чер­ка сы­гра­ла уже свою роль пря­мой ре­ак­ции на ака­де­ми­че­скую су­хость шриф­тов пред­ше­ству­ю­ще­го пе­ри­о­да и пе­ре­ста­ла те­перь быть нуж­ной. Про­сто по ме­ре на­коп­ле­ния опы­та ху­дож­ник учит­ся до­би­вать­ся то­го же ре­зуль­та­та с мень­шим на­жи­мом, бо­лее про­сты­ми и стро­ги­ми сред­ства­ми».

В 1972 го­ду Збар­ский пе­ре­брал­ся в Из­ра­иль, в 1978 го­ду — в США. Жил за­мкну­то, из­бе­гал об­ще­ния с со­оте­че­ствен­ни­ка­ми. Пре­по­да­вал, что-то оформ­лял, но книж­ной гра­фи­кой прак­ти­че­ски не за­ни­мал­ся. Умер он год на­зад, 22 фе­вра­ля 2016 го­да в од­ном из хос­пи­сов Нью-Йор­ка. Вско­ре по рос­сий­ско­му «Пер­во­му ка­на­лу» по­ка­за­ли се­ри­ал «Крас­ная ко­ро­ле­ва», глав­ной ге­ро­и­ней ко­то­ро­го ста­ла Ре­ги­на Ко­лес­ни­ко­ва, вто­рая же­на ху­дож­ни­ка, а сам он вы­ве­ден в филь­ме под не­сколь­ко из­ме­нён­ной фа­ми­ли­ей — Бар­ский.

«Я уве­рен, всё, что де­лал и де­ла­ет Лёва Збар­ский, за­слу­жи­ва­ет при­сталь­но­го вни­ма­ния. Ко­гда-ни­будь лю­ди это оце­нят и воз­да­дут долж­ное ху­до­же­ствен­но­му по­дви­гу оди­но­ко­го че­ло­ве­ка», — так пи­сал Бо­рис Мес­се­рер о своём дру­ге.

Би­рю­ков Л. Де­ти эпо­хи // Мы из МПИ: Мо­сков­ский по­ли­гра­фи­че­ский ин­сти­тут. 1930–2005. Кн. 2. С. 219.

Ар­хив Мо­сков­ско­го го­су­дар­ствен­но­го уни­вер­си­те­та пе­ча­ти. Лич­ное де­ло Л.Б. Збар­ско­го.

Бе­ля­ев А. Вме­сто ил­лю­стра­ций — вы­кру­та­сы // Сов. куль­ту­ра. 1957. 11 июня.

Сво­бо­дин А. За­пад­ная дра­ма­тур­гия в ил­лю­стра­ци­ях Ф. Збар­ско­го // Те­атр. 1956. № 6. С. 175.

Гер­чук Ю. Л. Збар­ский // Ис­кус­ство кни­ги — 65/66. Вып. 6. М., 1970. С. 75.

Мес­се­рер Б. Про­мельк Бел­лы: гла­ва из кни­ги // Ок­тябрь. 2015. № 7. С. 155.

Сто­рон­ни­ки Чан Кай­ши (1887–1975), ли­де­ра по­ли­ти­че­ской пар­тии Го­миньдан в Ки­тае, про­ти­во­сто­яв­шей Ком­пар­тии Ки­тая. — Прим. ред.

Мес­се­рер Б. Про­мельк Бел­лы: гла­ва из кни­ги // Ок­тябрь. 2015. № 7. С. 155.

История
Леттеринг
Збарский
4438