Разработка шрифта Yandex Sans

В ап­ре­ле это­го го­да ком­па­ния «Ян­декс» анон­си­ро­ва­ла соб­ствен­ный шрифт Yandex Sans. Этот шрифт раз­ра­ба­ты­вал­ся в те­че­ние двух лет Ми­ге­лем Рей­е­сом (Miguel Reyes) и Ильёй Ру­дер­ма­ном под ху­до­же­ствен­ным ру­ко­вод­ством Кри­сти­а­на Швар­ца (Christian Schwartz) в со­труд­ни­че­стве с ди­зай­не­ра­ми ком­па­нии. Мы по­го­во­ри­ли с участ­ни­ка­ми про­ек­та о це­лях, про­цес­се ра­бо­ты и осо­бен­но­стях вне­дре­ния но­во­го шриф­та в «Ян­дек­се» и его про­дук­тах.

13 декабря 2016

Вопросы

Евгений Юкечев
Рустам Габбасов

Ответы

Ирина Волошина
Константин Горский
Сергей Фёдоров
Илья Рудерман
Мигель Рейес
Кристиан Шварц

н­декс за го­ды сво­е­го су­ще­ство­ва­ния про­явил се­бя как ком­па­ни­я с ред­ким для рос­сий­ско­го IT-сек­то­ра ка­че­ством — вни­ма­ни­ем к ви­зу­аль­но­му язы­ку и ди­зайн-мыш­ле­нию. По­сле про­дол­жи­тель­но­го со­труд­ни­че­ства со Сту­ди­ей Ле­бе­де­ва в 2009 го­ду ком­па­ния на­ча­ла­ вы­стра­и­вать соб­ствен­ный от­дел ди­зай­на. Борь­ба за луч­шие кад­ры на рын­ке, став­ка на ком­форт­ную ра­бо­чую сре­ду, ор­га­ни­за­ция об­ра­зо­ва­тель­ных ме­ро­при­я­тий — за­пуск Шко­лы ди­зай­на и про­ек­та Мо­би­ли­за­ция — всё в ко­неч­ном счёте ра­бо­та­ет на раз­ви­тие про­дук­тов и ка­пи­та­ли­за­цию ком­па­нии. До не­дав­них пор су­ще­ство­ва­ла толь­ко од­на об­ласть, ко­то­рую «Ян­декс» не спе­шил ре­фор­ми­ро­вать, — шриф­ты и ти­по­гра­фи­ка. Это по­ло­же­ние из­ме­ни­лось по ини­ци­а­ти­ве Ири­ны Во­ло­ши­ной, ди­зайн-ди­рек­то­ра «Ян­дек­са» в пе­ри­од 2013–2015 го­дов. В бли­жай­шем бу­ду­щем вне­дре­ни­е шриф­та Yandex Sans кос­нёт­ся всех про­дук­тов и мно­го­ми­лли­он­ной ауди­то­рии ком­па­нии. Остаёт­ся до­ба­вить: ис­поль­зуя свой шрифт, «Ян­декс» вы­пол­ня­ет и «са­ни­тар­ную» функ­цию, спа­са­я поль­зо­ва­те­лей от ки­рил­ли­цы шриф­та Arial.

За­чем «Ян­дек­су» свой шрифт? В ка­кой мо­мент ком­па­ния ре­ши­лась на из­ме­не­ния?

Ири­на Во­ло­ши­на: Мы за­ду­ма­лись о соб­ствен­ном шриф­те, ко­гда вста­ла за­да­ча объ­еди­не­ния всех сер­ви­сов, про­дук­тов и ком­му­ни­ка­ций в еди­ную эко­си­сте­му. «Ян­декс» раз­ви­вал­ся ак­тив­но, и за это вре­мя воз­ник­ло огром­ное ко­ли­че­ство раз­но­род­ных ре­ше­ний. Нам был не­об­хо­дим один зна­ме­на­тель для всей си­сте­мы на­ших про­дук­тов. Учи­ты­вая, что се­го­дня ин­тер­фей­сы стре­мят­ся к ми­ни­ма­лиз­му, у ди­зай­не­ра из гра­фи­че­ских вы­ра­зи­тель­ных средств остаёт­ся все­го ни­че­го: цвет, от­но­ше­ния бе­ло­го к плот­но­му пят­ну, об­щая пла­сти­ка, а всё осталь­ное — это ти­по­гра­фи­че­ские ре­ше­ния. По­это­му ба­зо­вый кир­пи­чик — это, ко­неч­но, шрифт.

Мы ре­ши­ли, что нам нуж­но уни­вер­саль­ное шриф­то­вое се­мей­ство, ко­то­рое ра­бо­та­ло бы в ком­му­ни­ка­ци­ях и в про­дук­тах. Эти тре­бо­ва­ния по боль­шо­му счёту про­ти­во­ре­чат друг дру­гу: ком­му­ни­ка­ци­ям ну­жен ха­рак­тер и за­по­ми­на­е­мость, а сер­ви­сам — удоб­ство, чи­та­бель­ность и бóль­шая, чем в ком­му­ни­ка­ци­ях, ви­зу­аль­ная ней­траль­ность. Бы­ло до­воль­но не­про­сто сов­ме­стить столь раз­ные осо­бен­но­сти и со­здать один шрифт, со­от­вет­ству­ю­щий этим тре­бо­ва­ни­ям. Нам важ­но бы­ло оста­вать­ся за­по­ми­на­е­мы­ми на чу­жих тер­ри­то­ри­ях, на чу­жих плат­фор­мах и опе­ра­ци­он­ных си­сте­мах, а про­дук­там со­хра­нять свою кросс-про­дук­то­вую цель­ность, при этом не раз­дра­жая поль­зо­ва­те­лей. И мы шли к та­кой бес­шов­ной струк­ту­ре, где лю­бые эле­мен­ты си­сте­мы про­дук­тов ра­бо­та­ли бы ор­га­нич­но, ис­поль­зуя еди­ный гра­фи­че­ский язык.

Вне­дре­ние но­во­го шриф­та в су­ще­ству­ю­щую ди­зайн-сре­ду не­ми­ну­е­мо свя­за­но с опре­делён­ным стрес­сом для поль­зо­ва­те­лей. По­рой счи­та­ет­ся, что ­если поль­зо­ва­тель ни­че­го не за­ме­тил (не ис­пы­тал не­га­тив­ных эмо­ций) — это уже хо­ро­шо, и мно­гие скеп­ти­ки, учи­ты­вая этот ар­гу­мент, счи­та­ют не­це­ле­со­об­раз­ной по­доб­ную ра­бо­ту. Как вы опре­де­ля­е­те для се­бя цен­ность ре­зуль­та­та и как вос­при­ня­ли ва­ши из­ме­не­ния поль­зо­ва­те­ли?

Кон­стан­тин Гор­ский: Глав­ная цен­ность со­сто­ит в том, что у на­ше­го ви­зу­аль­но­го язы­ка по­яв­ля­ет­ся свой го­лос, ко­то­рый смо­жет зву­чать во всех сре­дах, на всех устрой­ствах. Это по­мо­жет про­дук­там и ком­му­ни­ка­ци­ям «Ян­дек­са» стать цель­нее и вы­ра­зи­тель­нее. Поль­зо­ва­те­ли мо­гут не за­ме­чать, что где-то из­ме­нил­ся шрифт, но да­же ко­гда лю­ди не впол­не спо­соб­ны вер­ба­ли­зи­ро­вать ощу­ще­ния, они всё рав­но чув­ству­ют: что-то ста­ло чуть по-дру­го­му. Если взять и по­ло­жить ря­дом скрин­шо­ты се­го­дняш­не­го «Ян­дек­са» и ка­ко­го-то ва­ри­ан­та из про­шло­го, ска­жем, двух- или трёхлет­ней дав­но­сти, раз­ни­ца ста­нет оче­вид­на каж­до­му.

Ко­гда мы го­во­рим об об­ра­зах и ин­то­на­ци­ях в шриф­те, по­яв­ля­ет­ся боль­шой риск ока­зать­ся в по­ле бес­ко­неч­ных субъ­ек­тив­ных ин­тер­пре­та­ций. Рас­ска­жи­те, как вы ис­ка­ли нуж­ные ин­то­на­ции, до­го­ва­ри­ва­лись с ди­зай­не­ра­ми, опре­де­ля­ли об­раз? Как при­ни­ма­лись ре­ше­ния вну­три ко­ман­ды?

Кон­стан­тин Гор­ский: Ока­за­лось, что на­ши со­труд­ни­ки до­воль­но по­хо­жим об­ра­зом пред­став­ля­ют се­бе «Ян­декс». Ви­ди­мо, цен­но­сти ком­па­нии иг­ра­ют в этом не по­след­нюю роль, и это здо­ро­во. Мы по­пы­та­лись рас­ска­зать об этом Кри­сти­а­ну Швар­цу и Илье Ру­дер­ма­ну, по­ка­зы­ва­ли им на­ши про­дук­ты, эво­лю­цию на­ше­го ди­зай­на и но­вые на­ра­бот­ки. А они пред­ла­га­ли скет­чи, ва­ри­ан­ты ха­рак­те­ра шриф­та, из ко­то­рых мы вы­би­ра­ли. При­ня­тие ре­ше­ний бы­ло, ска­жем так, очень не­про­стым, по­сколь­ку мы при­вык­ли вни­ма­тель­но от­но­сить­ся к мне­нию каж­до­го, а мне­ний бы­ло очень и очень мно­го. От­ча­сти это ста­ло при­чи­ной то­го, что про­цесс вы­шел дол­гим и не­про­стым. Ран­ние вер­сии шриф­та ди­зай­не­ры те­сти­ро­ва­ли в про­дук­тах, од­на­ко про­во­дить серьёз­ные экс­пе­ри­мен­ты с жи­вой ауди­то­ри­ей с не­хин­то­ван­ной или не­от­кер­нен­ной вер­си­ей шриф­та не­воз­мож­но, по­это­му мно­гие те­сти­ро­ва­ния ещё толь­ко пред­сто­ят. Тут как с ди­зай­ном про­дук­тов: на­сто­я­щий ди­зайн на­чи­на­ет­ся толь­ко по­сле за­пус­ка.

Од­ним из тре­бо­ва­ний к раз­ра­бот­чи­кам Yandex Sans бы­ло сле­до­ва­ние клю­че­вым па­ра­мет­рам — мет­ри­кам и про­пор­ци­ям — си­стем­но­го шриф­та Arial. Это мож­но по­нять с праг­ма­тич­еской точ­ки зре­ния: шрифт встаёт на своё ме­сто в ин­тер­фей­се, не раз­би­вая ма­ке­ты, но при этом даёт опре­делён­ные огра­ни­че­ния в ди­зайн-ре­ше­ни­ях. Как это ока­за­лось на прак­ти­ке? Ка­кую пер­вую обрат­ную связь вы по­лу­чи­ли?

Кон­стан­тин Гор­ский: Мы вы­ка­ты­ва­ли шрифт в те­сти­ро­ва­ние во вну­трен­нем бло­ге «Ян­дек­са», но этот экс­пе­ри­мент не сто­ит вос­при­ни­мать всерьёз. Я да­же не уве­рен, что сло­во «экс­пе­ри­мент» здесь при­ме­ни­мо. Те со­труд­ни­ки, ко­то­рые столк­ну­лись с но­вым шриф­том, ни­че­го не за­ме­ти­ли. И это здо­ро­во, это го­во­рит о том, что чте­нию и вос­при­я­тию ин­фор­ма­ции ни­че­го не по­ме­ша­ло. Од­ним из са­мых по­лез­ных след­ствий это­го те­сти­ро­ва­ния ста­ло то, что лю­ди уви­де­ли шрифт не толь­ко на экра­нах ди­зай­нер­ских мо­ни­то­ров, но и на са­мых раз­ных устрой­ствах, в раз­ных бра­у­зе­рах, на­при­мер, с вы­клю­чен­ным экран­ным сгла­жи­ва­ни­ем. Всё это да­ло цен­ную обрат­ную связь, ко­неч­но.

Илья Ру­дер­ман: До­ста­точ­но мно­го на­ших уси­лий бы­ло на­прав­ле­но на то, что­бы вос­при­я­тие и впе­чат­ле­ние от но­во­го шриф­та, ме­ста­ми за­ме­ня­ю­ще­го Arial, а ме­ста­ми TextBook, сде­лать мак­си­маль­но при­ят­ны­ми для поль­зо­ва­те­ля. Очень важ­ным фак­то­ром бы­ло со­от­вет­ствие Yandex Sans шриф­ту Arial по ём­ко­сти и про­пор­ци­ям. Оче­вид­но, что шрифт для экран­но­го чте­ния дол­жен быть с от­кры­той апер­ту­рой, но тот же Arial — за­кры­тый гро­теск. Не мо­гу ска­зать, что эти огра­ни­че­ния как-то силь­но по­вли­я­ли на ди­зайн Yandex Sans, ско­рее они ска­за­лись на ко­ли­че­стве те­стов и не­боль­ших уточ­не­ний вер­ти­каль­ных мет­рик и меж­бук­вен­ных рас­сто­я­ний.

Arial и Yandex Sans от­но­сят­ся к раз­ным шриф­то­вым груп­пам: Arial — не­огро­теск, Yandex Sans — гу­ма­ни­сти­че­ский гро­теск. Клю­че­вые раз­ли­чия меж­ду ни­ми за­клю­ча­ют­ся в про­пор­ци­о­ни­ро­ва­нии ши­рин про­пис­ных, кон­струк­ци­ях зна­ков и сте­пе­ни от­кры­то­сти апер­ту­ры. Ке­гель­ные пло­щад­ки этих двух шриф­тов в це­лом тож­де­ствен­ны, но в прин­ци­пи­аль­ных мо­мен­тах де­ла­ют­ся не­об­хо­ди­мые ис­клю­че­ния. По­сколь­ку ки­рил­ли­ца Arial не вы­дер­жи­ва­ет кри­ти­ки, до­ста­точ­но бег­ло­го срав­не­ния, ко­то­рое не­из­беж­но вы­зы­ва­ет ощу­ще­ние кон­траст­но­го ду­ша.

Ми­гель Рей­ес: Этот про­ект от­ли­ча­ет­ся от мно­гих на­ших ра­бот тем, что основ­ной но­си­тель — это экран. На про­тя­же­нии ве­ков шриф­то­вой ди­зайн был ча­стью пе­чат­но­го про­цес­са, и боль­шин­ство шриф­тов се­го­дня по-преж­не­му пред­на­зна­че­ны для пе­ча­ти. Yandex Sans из­на­чаль­но рас­смат­ри­вал­ся как экран­ный шрифт.

Кри­сти­ан Шварц: На­при­мер, мы сде­ла­ли мно­го га­зет­ных шриф­тов, где фор­ма зна­ков тре­бу­ет опре­делён­ных ма­ни­пу­ля­ций и хит­ро­стей, что­бы оста­вать­ся хо­ро­шо чи­та­е­мой, бу­ду­чи на­пе­ча­тан­ной на га­зет­ной бу­ма­ге на стан­ке с не­вы­со­ким ка­че­ством пе­ча­ти. И за по­след­ние пять лет ра­бо­ты над на­шей кол­лек­ци­ей веб-шриф­тов мы об­на­ру­жи­ли, что мно­гие из трю­ков при­ме­ни­мы и здесь. Од­на­ко су­ще­ствен­ное раз­ли­чие для нас ока­за­лось в са­мом те­сти­ро­ва­нии: бы­ло не­при­выч­но оце­ни­вать шрифт с экра­на, где он и был на­ри­со­ван, но мы до­воль­но бы­стро при­вык­ли к это­му. На ре­ти­не, ко­неч­но, всё вы­гля­дит ве­ли­ко­леп­но, но у про­дук­тов «Ян­дек­са» огром­ная ауди­то­рия, вклю­чая ба­бу­шек, ко­то­рые си­дят в Internet Explorer на Windows XP, по­это­му нам важ­но бы­ло убе­дить­ся, что шрифт хо­ро­шо ра­бо­та­ет и в до­воль­но экс­тре­маль­ной си­ту­а­ции. Для это­го при­шлось по­сто­ян­но хин­то­вать фай­лы в про­цес­се раз­ра­бот­ки, хо­тя обыч­но это де­ла­ет­ся в кон­це.

Срав­не­ние ха­рак­те­ров шриф­тов — де­ло не­бла­го­дар­ное, тем не ме­нее на­хо­дить и со­по­став­лять схо­жие ре­ше­ния или раз­ную ло­ги­ку в шриф­тах од­ной ка­те­го­рии бы­ва­ет по­лез­ным для вы­ра­бот­ки не­об­хо­ди­мых ти­по­гра­фи­че­ских ре­флек­сов. Срав­не­ние c нео­гу­ма­ни­сти­че­ски­ми гро­те­ска­ми Verdana и Frutiger вы­даёт раз­ный под­ход в ди­зайн-ре­ше­ни­ях этих шриф­тов. Меж­ду од­но­знач­но­стью и уве­рен­но­стью Verdana и де­ли­кат­но­стью Frutiger рас­по­ла­га­ет­ся уме­рен­ный Yandex Sans.

За по­след­ние не­сколь­ко лет мы уви­де­ли ряд при­ме­ров раз­ра­бот­ки и вне­дре­ния соб­ствен­ных шриф­тов ги­гант­ски­ми соф­твер­ны­ми ком­па­ни­я­ми, на­при­мер San Francisco, Roboto, Segoe. В про­цес­се ра­бо­ты вы на­вер­ня­ка их при­сталь­но изу­ча­ли. К ка­ким вы­во­дам вы при­шли?

Кон­стан­тин Гор­ский: Да, мы смот­ре­ли в сто­ро­ну кон­ку­рен­тов. Тут, прав­да, на­до по­ни­мать, что на­ша за­да­ча от­ли­ча­ет­ся от той, ра­ди ко­то­рой раз­ра­ба­ты­ва­лись все вы­ше­пе­ре­чис­лен­ные гар­ни­ту­ры. И у Apple, и у Google, и у Microsoft есть плат­фор­мы, опе­ра­ци­он­ные си­сте­мы. Шриф­ты им нуж­ны как часть ви­зу­аль­но­го язы­ка плат­форм: пред­по­ла­га­ет­ся, что поль­зо­вать­ся си­стем­ны­ми шриф­та­ми бу­дут в пер­вую оче­редь раз­ра­бот­чи­ки при­ло­же­ний. У нас си­ту­а­ция дру­гая, плат­фор­мы у нас нет, и нам шрифт ну­жен как раз для то­го, что­бы вну­три чу­жих плат­форм иметь соб­ствен­ный го­лос. Что­бы от­ли­чать­ся, нуж­но по­про­бо­вать по­чув­ство­вать ха­рак­тер каж­до­го из пред­ста­ви­те­лей. Roboto, на наш взгляд, до­воль­но стро­гий, тех­но­ло­гич­ный, пря­мой. В его пер­вой вер­сии этот ха­рак­тер был вы­ра­жен ещё бо­лее яр­ко, он был пря­мо «чертёж­ный». Нам хо­те­лось быть «гу­ма­ни­стич­нее», мяг­че, до­брее. Segoe очень ха­рак­тер­ный, но нас удив­ля­ют не­ко­то­рые осо­бен­но­сти его ки­рил­ли­цы, фор­ма не­ко­то­рых зна­ков. San Francisco на мо­мент, ко­гда мы на­чи­на­ли ра­бо­тать над шриф­том, ещё не су­ще­ство­ва­ло, он по­явил­ся, ко­гда мы бы­ли уже на фи­ниш­ной пря­мой. По­это­му мы срав­ни­ва­ли се­бя с Гель­ве­ти­кой и хо­те­ли вы­гля­деть бо­лее со­вре­мен­но. San Francisco, как мне ка­жет­ся, по­лу­чил­ся очень спо­кой­ным и ней­траль­ным шриф­том, та­кая «со­вре­мен­ная клас­си­ка». Мы ра­ды, что наш шрифт то­же вы­гля­дит со­вре­мен­ным и в до­ста­точ­ной сте­пе­ни от­ли­ча­ет­ся от всех кон­ку­рен­тов.

Срав­не­ние шриф­тов клю­че­вых иг­ро­ков IT. На по­лю­сах — не­огро­теск Helvetica и гу­ма­ни­сти­че­ский гро­теск Мэтью Кар­те­ра Verdana. Клю­че­вые осо­бен­но­сти ти­по­гра­фи­че­ской ин­то­на­ции за­ви­сят от вы­бо­ра шриф­то­вой ка­те­го­рии: шриф­ты Google и Apple ис­поль­зу­ют мо­дель не­огро­те­сков (за­кры­тость, ста­ти­ка), то­гда как Microsoft и Yandex при­дер­жи­ва­ют­ся в сво­их гар­ни­ту­рах гу­ма­ни­сти­че­ских тра­ди­ций (от­кры­тость, ди­на­ми­ка).

Ка­ко­во это — де­лать шрифт для огром­ной тех­но­ло­ги­че­ской ком­па­нии? Ка­кой опыт вы по­лу­чи­ли в хо­де про­ек­та?

Илья Ру­дер­ман: С од­ной сто­ро­ны, «Ян­декс» — не пер­вый боль­шой кли­ент в мо­ей жиз­ни. По­сле РИА «Но­во­сти» я во­об­ще не бо­юсь боль­ших за­каз­чи­ков. На­ша с Юрой Остро­менц­ким сту­дия Custom Fonts бук­валь­но па­рал­лель­но с этим про­ек­том за­ни­ма­лась раз­ра­бот­кой кор­по­ра­тив­но­го шриф­та для ком­па­нии Те­ле2. С дру­гой сто­ро­ны, «Ян­декс» — осо­бен­ная ком­па­ния с точ­ки зре­ния ди­зайн-про­цес­сов. На­ча­ло на­ше­го про­ек­та бы­ло свя­за­но с при­хо­дом в «Ян­декс» Ири­ны Во­ло­ши­ной на долж­ность арт-ди­рек­то­ра, ко­то­рая взя­ла под кры­ло сло­жив­ший­ся кол­лек­тив ди­зай­не­ров. При этом со­хра­ня­лась столь важ­ная для «Ян­дек­са» де­мо­кра­тия в при­ня­тии всех ре­ше­ний.

Раз­ра­бот­ку кор­по­ра­тив­но­го шриф­та мы на­ча­ли с то­го, что со­бра­ли ра­бо­чую груп­пу, в ко­то­рую во­шли пред­ста­ви­те­ли всех основ­ных про­дук­тов и ди­зайн-на­прав­ле­ний «Ян­дек­са». Эта ра­бо­чая груп­па сна­ча­ла уточ­ни­ла бриф, а по­том при­ни­ма­ла уча­стие во всех клю­че­вых ре­ше­ни­ях. Имен­но эти ди­зай­не­ры по­лу­ча­ли те­сто­вые фай­лы, про­бо­ва­ли шриф­ты в ра­бо­те и по­мо­га­ли уточ­нять фи­наль­ный ре­зуль­тат. Де­лать шрифт для огром­ной тех­но­ло­ги­че­ской ком­па­нии очень ин­те­рес­но, в про­цес­се ра­бо­ты ста­но­вят­ся вид­ны мно­гие скры­тые вну­трен­ние про­цес­сы. Но раз­мер ком­па­нии иг­ра­ет вто­ро­сте­пен­ную роль, важ­нее раз­но­об­ра­зие про­дук­тов и си­ту­а­ций, в ко­то­рых шрифт ока­жет­ся: мо­биль­ные ин­тер­фей­сы, кар­ты, про­мо­ма­те­ри­а­лы, оформ­ле­ние о­флайн-ме­ро­при­я­тий и т.д. Тре­бо­ва­лось обо всём по­за­бо­тить­ся и ни­че­го не упу­стить.

Кри­сти­ан Шварц: Ра­бо­та с та­ким боль­шим кли­ен­том — это хо­ро­шее ис­пы­та­ние. Нуж­но учи­ты­вать од­но­вре­мен­но не­ве­ро­ят­ное ко­ли­че­ство тре­бо­ва­ний и мне­ний. Ко­неч­но, ра­бо­тать с жур­на­ла­ми на­мно­го про­ще, по­то­му что, как пра­ви­ло, мы име­ем де­ло с од­ним че­ло­ве­ком, опре­де­ля­ю­щим об­раз, то­гда как в «Ян­дек­се» каж­дая про­дук­то­вая ко­ман­да име­ет соб­ствен­ные при­о­ри­те­ты и по­треб­но­сти. Кро­ме ре­ше­ния спе­ци­фи­че­ских за­дач, мы долж­ны бы­ли не у­пус­кать из ви­ду ком­форт­ность чте­ния для са­мих поль­зо­ва­те­лей.

Вы упо­ми­на­ли, что во вре­мя раз­ра­бот­ки Yandex Sans ки­рил­ли­ца силь­но по­вли­я­ла на ла­ти­ни­цу. В чём это от­ра­зи­лось на прак­ти­ке?

Ми­гель Рей­ес: Ки­рил­ли­ца бы­ла основ­ной си­сте­мой пись­мен­но­сти про­ек­та, а ла­ти­ни­ца бы­ла в ка­ком-то смыс­ле до­пол­не­ни­ем. Мы раз­ра­ба­ты­ва­ли оба ал­фа­ви­та па­рал­лель­но, по­то­му что ре­ше­ния, ко­то­рые при­ни­ма­лись в од­ной ча­сти, не­ми­ну­е­мо вли­я­ли на фор­мы дру­гой. Не­смот­ря на то что ки­рил­ли­ца и ла­ти­ни­ца име­ют мно­го об­ще­го, при­ро­да не­ко­то­рых форм и кон­струк­ций прин­ци­пи­аль­но иная. На­ша идея за­клю­ча­лась в том, что­бы по­лу­чить рав­но­знач­ную тек­сту­ру тек­ста в обо­их слу­ча­ях, по­это­му при­хо­ди­лось бес­ко­неч­но хо­дить ту­да-обрат­но.

Кри­сти­ан Шварц: Для «Ян­дек­са» бы­ло важ­но, что­бы шрифт «го­во­рил» с рус­ским ак­цен­том, что­бы фор­мы зна­ков бы­ли аб­со­лют­но аутен­тич­ны и при­выч­ны рус­ско­му поль­зо­ва­те­лю. Хо­ро­ший при­мер с бук­ва­ми К и к — мы ре­ши­ли от­ка­зать­ся в ла­ти­ни­це от тра­ди­ци­он­ной кон­струк­ции, как в Гель­ве­ти­ке, по­сколь­ку это вы­гля­дит чу­же­род­но для ки­рил­ли­цы, и оста­но­ви­лись на об­щей фор­ме для этих букв в обо­их ал­фа­ви­тах, не­смот­ря на то что для ла­ти­ни­цы она вы­гля­дит не­мно­го стран­но. Мы ра­ды со­труд­ни­че­ству с Ильёй, в этом про­ек­те мы опи­ра­лись на его опыт и зна­ние как ки­рил­ли­цы, так и рус­ской ви­зу­аль­ной куль­ту­ры в це­лом.

Илья Ру­дер­ман: Не­смот­ря на то что в осно­ве Yandex Sans ле­жит эс­киз ла­ти­ни­цы Ми­ге­ля Рей­е­са, с са­мой пер­вой пре­зен­та­ции в нём при­сут­ство­ва­ла ки­рил­ли­че­ская часть, по­то­му что за­каз­чик смот­рел преж­де все­го на об­раз ки­рил­ли­че­ско­го тек­ста. Идея ро­ди­лась в ла­ти­ни­це, но про­ве­ря­лась, ут­вер­жда­лась, уточ­ня­лась че­рез приз­му ки­рил­ли­цы. Ди­зай­не­ры, по-мо­е­му, да­же не осо­бо те­сти­ро­ва­ли ла­тин­скую часть. Если огля­нуть­ся на­зад, то это вы­гля­дит край­не не­обыч­но, но тут дей­стви­тель­но всё сло­жи­лось так, что ощу­ще­ние от ки­рил­ли­цы опре­де­ля­ло те из­ме­не­ния, ко­то­рые от­ра­зи­лись на ла­тин­ской ча­сти.

Раз­ра­бот­ка шриф­та за­ня­ла по­чти вдвое боль­ше вре­ме­ни, чем пред­по­ла­га­лось. С ка­ки­ми слож­но­стя­ми вы столк­ну­лись в про­цес­се?

Сер­гей Фё­до­ров: На­вер­ное, са­мая слож­ная за­да­ча — ре­шить, ка­кой об­раз дол­жен не­сти в се­бе но­вый шрифт. Мы ин­же­не­ры, гу­ма­ни­та­рии или во­об­ще ка­кие-то дру­гие но­вые лю­ди? По­ни­ма­е­те, это до­воль­но слож­но и не­при­выч­но для та­кой ком­па­нии ин­же­не­ров, как «Ян­декс», иметь что-то от­лич­ное от «си­стем­но­го». Но мы долж­ны и хо­тим ме­нять­ся. Так­же шрифт дол­жен со­от­вет­ство­вать тех­ни­че­ским тре­бо­ва­ни­ям, ко­то­рые предъ­яв­ля­ют на­ши про­дук­ты. Ко­гда мы опре­де­ли­лись со смыс­ла­ми и ин­то­на­ци­я­ми, на­ча­лась про­дол­жи­тель­ная по вре­ме­ни ра­бо­та с тех­ни­че­ски­ми огра­ни­че­ни­я­ми: ско­рость за­груз­ки, ка­че­ство отоб­ра­же­ния на экра­не, сов­па­де­ния раз­лич­ных мет­рик с си­стем­ны­ми шриф­та­ми. Здесь нам пред­сто­ит про­де­лать ещё мно­го ра­бо­ты, и это са­мое ин­те­рес­ное. Прак­ти­че­ски ни у ко­го в Рос­сии нет опы­та раз­ра­бот­ки шриф­та для та­ко­го ко­ли­че­ства про­дук­тов, ко­то­рым рас­по­ла­га­ет «Ян­декс».

Го­во­ря о си­стем­ном под­хо­де в этой об­ла­сти, мож­но вспо­мнить опы­т Google Material Design, в ко­то­ром ти­по­гра­фи­ка и шрифт Roboto пред­став­ле­ны как не­отъ­ем­ле­мая часть еди­но­го це­ло­го. Из че­го со­сто­ит ви­зу­аль­ный язык «Ян­дек­са», ка­кие у не­го осо­бен­но­сти и прин­ци­пы?

Сер­гей Фё­до­ров: Я не со­гла­шусь, что шрифт в том же под­хо­де «Гугла» пред­став­лен как не­отъ­ем­ле­мая часть еди­но­го це­ло­го. На­чать хо­тя бы с то­го, что у «Гугла» бо­лее трёх шриф­тов и боль­шая фраг­мен­ти­ро­ва­ная си­сте­ма. С од­ной сто­ро­ны, без шриф­та в си­сте­мах ни­ку­да, с дру­гой сто­ро­ны, вид­но, как труд­но опе­ри­ро­вать этим по­ня­ти­ем, ко­гда речь идет о прин­ци­пах. Ведь есть те чер­ты ви­зу­аль­но­го язы­ка, ко­то­рые ку­да за­мет­нее гла­зу че­ло­ве­ка. По­это­му все прин­ци­пы Material Design на­чи­на­ют­ся со­всем не со шриф­та.

У нас нет эко­си­сте­мы для внеш­них раз­ра­бот­чи­ков, но, ко­неч­но, есть свои вну­трен­ние прин­ци­пы. Имен­но по­это­му вы, прой­дясь по сер­ви­сам «Ян­дек­са», мо­же­те за­ме­тить не­что об­щее. Если го­во­рить про­стым язы­ком, то глав­ная ме­та­фо­ра для по­стро­е­ния на­ших ин­тер­фей­сов — ин­фор­ма­ция. На­ши ин­тер­фей­сы не долж­ны при­вно­сить до­пол­ни­тель­ные смыс­лы в дан­ные, а лишь в про­стой и лёг­кой фор­ме пре­до­став­лять их. Если го­во­рить про ин­стру­мен­ты в ар­се­на­ле ди­зай­не­ра, то у нас есть об­щие сет­ки, ти­по­гра­фи­ка, прин­ци­пы по­стро­е­ния ин­тер­фей­сов с точ­ки зре­ния кон­трас­тов и ак­цен­тов. «Ян­декс», преж­де все­го, это по­иск, по­это­му вы все­гда уви­ди­те по­ис­ко­вое по­ле, уз­на­ва­е­мый ло­го­тип, цве­то­вую па­лит­ру и иерар­хию эле­мен­тов, по­стро­ен­ную так, что­бы по­мо­гать че­ло­ве­ку ре­шать его за­да­чу. Так­же у нас есть соб­ствен­ные пик­то­грам­мы, гра­фи­ка, икон­ки и ил­лю­стра­ции — всё это не­за­мет­но да­ёт по­нять поль­зо­ва­те­лю, что он всё ещё на на­шем сер­ви­се, но глав­ное — язык.

«Ян­декс» все­гда уде­лял мно­го вни­ма­ния язы­ку и ин­то­на­ции об­ще­ния с поль­зо­ва­те­лем. По­это­му, го­во­ря про шрифт и его ис­поль­зо­ва­ние, нам важ­но иметь ха­рак­тер, но не ме­шать поль­зо­ва­те­лю по­лу­чать объ­ек­тив­ную ин­фор­ма­цию. Для нас в дан­ном слу­чае шрифт — го­раз­до бо­лее важ­ный ин­стру­мент ком­му­ни­ка­ции с поль­зо­ва­те­лем, чем для «Гугла», имен­но по­это­му мы так осто­рож­ны с его вне­дре­ни­ем.

По­ка на глав­ной стра­ни­це и в боль­шин­стве про­дук­тов «Ян­дек­са» мы ви­дим Arial. Ко­гда его сме­нит Yandex Sans? Сколь­ко вре­ме­ни вы за­кла­ды­ва­ет­е на вне­дре­ние шриф­та во все про­дук­ты и ком­му­ни­ка­ции?

Сер­гей Фё­до­ров: Глав­ная стра­ни­ца, как и по­ис­ко­вая вы­да­ча, очень чув­стви­тель­на к лю­бым из­ме­не­ни­ям, ко­то­рые, в свою оче­редь, силь­но вли­я­ют на на­ши мет­ри­ки — сле­до­ва­тель­но, удоб­ство поль­зо­ва­те­лей и день­ги ком­па­нии. По­это­му к ним мы от­но­сим­ся с осто­рож­но­стью, и вне­дре­ние тут бу­дет плав­ным, с боль­шим ко­ли­че­ством ите­ра­ций. Нам пред­сто­ит мно­го экс­пе­ри­мен­тов, и ско­рее все­го, сам шрифт бу­дет из­ме­нять­ся в про­цес­се. Мы по­сте­пен­но на­чи­на­ем вне­дрять Yandex Sans в сер­ви­сах и при­ло­же­ни­ях — там, где это мож­но сде­лать бы­стро и без­бо­лез­нен­но. В ком­му­ни­ка­ци­ях из­ме­не­ния бу­дут про­ис­хо­дить бы­стрее.

Вы пла­ни­ру­е­те раз­ви­вать про­ект — раз­ра­ба­ты­вать до­пол­ни­тель­ные сти­ли и на­чер­та­ния, про­ек­ти­ро­вать Yandex Serif, на­при­мер?

Сер­гей Фё­до­ров: Мы уже вне­сли не­сколь­ко важ­ных из­ме­не­ний в те­ку­щий шрифт, раз­ра­бо­та­ли и вне­дри­ли спе­ци­аль­но для «Ян­декс.Лон­че­ра» Yandex Sans Condensed — за­ужен­ную вер­сию на­ше­го шриф­та. В сле­ду­ю­щем го­ду мы пла­ни­ру­ем раз­ра­бот­ку и вне­дре­ние но­вых на­чер­та­ний. Раз­ра­бот­ка Yandex Serif пла­ни­ро­ва­лась на­ми из­на­чаль­но, но в се­ре­ди­не про­ек­та бы­ло при­ня­то ре­ше­ние сфо­ку­си­ро­вать­ся на шриф­те без за­се­чек.

Так­же с сен­тя­бря мы на­ча­ли вне­дрять шрифт для на­зва­ний сер­ви­сов. Мы от­ка­за­лись от не­удоб­ной кон­струк­ции «ло­го­тип + жёл­тая кон­тур­ная стрел­ка с на­зва­ни­ем сер­ви­са вну­три». Мы при­шли к бо­лее про­сто­му на­пи­са­нию шриф­том, ко­то­рый со­от­но­сит­ся с на­ши­м ло­го­ти­пом и Ян­декс Сан­сом и так­же поз­во­ля­ет ис­поль­зо­вать но­вое на­пи­са­ние с икон­кой сер­ви­са. Сей­час но­вые ло­го­ти­пы по­яв­ля­ют­ся в шап­ках сер­ви­сов, при­ло­же­ни­ях и ком­му­ни­ка­ции.

Ка­кие тен­ден­ции, на ваш взгляд, сей­час про­сле­жи­ва­ют­ся в со­вре­мен­ной ти­по­гра­фи­ке ин­тер­фей­сов, ин­фор­ма­ци­он­ных и сер­вис­ных про­дук­тов?

Сер­гей Фё­до­ров: По мо­им на­блю­де­ни­ям, глав­ная тен­ден­ция по­след­них лет, если не го­во­рить про лю­бовь ди­зай­не­ров к тем или иным шриф­там, — это при­ход бу­маж­ной ти­по­гра­фи­ки в веб. Воз­мож­но­стей по­яв­ля­ет­ся боль­ше, ди­зай­не­ры ста­но­вят­ся сме­лее, и веб до­воль­но силь­но ме­ня­ет­ся. При­ят­но на­блю­дать, как в ди­джи­та­ле по­яв­ля­ет­ся боль­ше бу­маж­ной точ­но­сти, ак­ку­рат­но­сти и вни­ма­ния к ти­по­гра­фи­ке. Мы сле­дим за все­ми сер­ви­са­ми, ра­бо­та­ю­щи­ми с боль­шой ауди­то­ри­ей: Apple, Google, Facebook, Airbnb, Pinterest, Microsoft. Из на­ших ре­бят мы смот­рим за сту­ди­ей Charmer и Ди­мой Бар­ба­не­лем.

  1. Ирина Волошина — директор по дизайну (2013–2015), «Яндекс»
  2. Константин Горский — директор по дизайну (2015–2016), «Яндекс»
  3. Сергей Фёдоров — директор по дизайну (2016—н.в.), «Яндекс»
  4. Илья Рудерман — дизайнер шрифта, партнёр CSTM Fonts
  5. Мигель Рейес (Miguel Reyes) — дизайнер шрифта, Commercial Type
  6. Кристиан Шварц (Christian Schwartz) — дизайнер шрифта, партнёр Commercial Type

Ири­на Во­ло­ши­на за­ни­ма­ла по­зи­цию ди­зайн-ди­рек­то­ра «Ян­дек­са» с ок­тя­бря 2013 по июнь 2015.

Ири­на Во­ло­ши­на за­ни­ма­ла по­зи­цию ди­зайн-ди­рек­то­ра «Ян­дек­са» с ок­тя­бря 2013 по июнь 2015.

Практика
Соло
Кириллица
8479