Лучшие шрифты
с кириллицей 2014 года
по мнению журнала

Наша пуб­ли­ка­ция десятки луч­ших шриф­тов с кириллицей в про­шлом го­ду вы­зва­ла большой ин­те­рес среди читателей, и до сих пор этот ма­те­ри­ал остаётся одним из са­мых популярных. Про­шед­ший, 2014 год по­ка­зал, что ко­ли­че­ство шриф­тов с ки­рил­ли­цей не­уклон­но растёт, что в целом неудивительно. К примеру, на кон­курс «Со­вре­мен­ная ки­рил­ли­ца 2014» бы­ло при­сла­но бо­лее 350 про­ек­тов, а это на 120 работ больше, чем пять лет назад. Однако позитивный настрой охлаждает тот факт, что из столь вну­ши­тель­но­го количества лишь ни­чтож­ная часть про­ек­тов вы­хо­дит на ры­нок для всеобщего использования, боль­шин­ство же шрифтов, со­здан­ных в том чис­ле при­знан­ны­ми ма­сте­ра­ми, остаёт­ся, увы, по-прежнему в сто­ле.

27 февраля 2015

Текст

Редакция

В этом го­ду мы ещё раз убе­ди­лись, на­сколь­ко вос­тре­бо­ва­нны се­го­дня в Рос­сии зна­ния в об­ла­сти ти­по­гра­фи­ки. Со­всем не­мно­го пре­уве­ли­чив, это мож­но бы­ло бы на­звать ажи­о­та­жем. С боль­шим ус­пе­хом в прошлом году состоялись фе­сти­валь «Ти­по­ма­ния» и кон­фе­рен­ция «Се­ре­бро на­бо­ра», ста­биль­но ра­бо­та­ют су­ще­ству­ю­щие шко­лы шриф­та, и да­же от­кры­ва­ют­ся но­вые. В ре­зуль­та­те при­бав­ля­ет­ся чис­ло тех, кто по­лу­ча­ет пред­став­ле­ние о про­фес­сии ди­зай­не­ра шриф­та, и тех, кто про­бу­ет свои си­лы в этой об­ла­сти. Ещё один от­рад­ный факт: по­чти каж­дый год на од­но­го вы­пуск­ни­ка кур­са Type and Media у нас ста­но­вит­ся боль­ше. Однако во­пре­ки пе­ре­чис­лен­ным про­цес­сам пред­ло­же­ние на рын­ке рас­ши­ря­ет­ся ед­ва за­мет­но при впол­не пред­ска­зу­е­мом ка­че­стве шриф­то­вых про­ек­тов. Всё, что по­яв­ля­ет­ся в ме­дий­ном про­стран­стве и вы­зы­ва­ет ин­те­рес, оста­ёт­ся недо­ступ­ным для поль­зо­ва­те­ля либо в виду экс­клю­зив­но­сти про­ек­тов, либо из-за неготовности авторов выходить к массовому пользователю.

По­про­бу­ем дать про­гноз. Оче­вид­но, что за­ру­беж­ные про­из­во­ди­те­ли бу­дут ак­тив­нее пред­ла­гать шриф­ты с ка­че­ствен­ной ки­рил­ли­цей, спро­ек­ти­ро­ван­ной са­мо­сто­я­тель­но или в сотрудничестве с про­филь­ными спе­ци­а­ли­стами. Тех­ни­че­ский уро­вень та­ких про­ек­тов бу­дет весь­ма вы­со­ким: раз­во­ра­чи­ва­ет­ся борь­ба за экра­ны, что пред­став­ля­ет­ся нам до­ста­точ­но ём­ким рын­ком. Сто­ит от­ме­тить, что в ушед­шем го­ду на­бра­ли си­лы не­боль­шие оте­че­ствен­ные сло­во­лит­ни и да­же по­яви­лись но­вые. Мы ждём све­жих проектов от рос­сий­ских ком­па­ний и сту­дий Brownfox, Letterhead, «Па­ра­Тайп», «Сту­дии Ле­бе­де­ва», но­во­яв­лен­ных Contrast Type Foundry и CSTM Fonts на­ря­ду с про­ек­та­ми не­за­ви­си­мых ди­зай­не­ров. На этом фо­не будет расти спрос не только на дизайнеров шрифта, но и на таких редких специалистов, как шрифтовые технологи.

И на­ко­нец, ва­ше­му вни­ма­нию — луч­шие шриф­ты 2014 го­да. Усло­вия, по ко­то­рым шриф­ты по­па­ли в рей­тинг, с про­шло­го го­да не из­ме­ни­лись: шрифт дол­жен быть до­сту­пен лю­бо­му же­ла­ю­ще­му для приобретения, обя­за­тель­ное тре­бо­ва­ние — на­ли­чие в зна­ко­вом со­ста­ве ки­рил­ли­цы, а год вы­пус­ка дол­жен быть да­ти­ро­ван 2014-м. На этот раз в лонг-лист по­па­ли 37 пре­тен­ден­тов (sic! в про­шлом го­ду бы­ло 36) из 14 стран. Ред­кол­ле­гия и ре­дак­ция вы­бра­ли 10 про­ек­тов путём го­ло­со­ва­ния. Все шриф­ты да­ны в ал­фа­вит­ном по­ряд­ке.

20 копеек

«20 копеек» — многоликий шрифт. Благодаря остроумной работе с альтернативными знаками он позволяет одним переключением кнопки Stylistic Alternates поменять ощущение от набора. Загляните в состав глифов любого из 14 начертаний (от Thin до Black), и вы обнаружите по два варианта букв K, Ж, Я, R — в основном сете они кудрявы на манер «Акциденц-гротеска», а в альтернативном имеют прямые ветви. Побочная (или же главная?) история разворачивается и в курсивах, где в дополнительном стилистическом сете спрятаны наклонные версии букв. Образ набора зависит от действий дизайнера, который может сделать его и старомодным, и прагматичным, сослаться и на конец XIX века, и на середину XX-го. Для любителей классификаций, впрочем, карты перепутаны и любые намеки на конкретные исторические гротески являются не более чем иронией (посмотрите на латинские буквы f, g, r, y). Чи­та­те­ли бло­га Юрия Гор­до­на по­мнят ис­то­рию со­зда­ния ан­ти­к­вы «21 Цент», вдохновлённой со­би­ра­тель­ным об­разом шриф­тов кон­ца XIX — на­ча­ла XX ве­ка (на­при­мер, гар­ни­тур се­рии Century и осо­бен­но Century Schoolbook). Гро­теск «20 ко­пе­ек» явился сыгранным партнёром упомянутой антикве, бла­го­да­ря че­му сло­жи­лась су­пер­гар­ни­ту­ра. И ан­ти­квен­ные «цен­ты», и гро­те­с­ко­вые «ко­пей­ки» со­гла­со­ва­ны по на­сы­щен­но­сти, про­пор­ци­ям и раз­ме­рам и, по за­мыс­лу ав­то­ра, рас­счи­та­ны на сов­мест­ное при­ме­не­ние. «Копейки» укомплектованы капителью, минускульными и маюскульными цифрами в прямых начертаниях и поддерживают широкий спектр языков.

Bouquet

Яркий образец рукописного шрифта с лёгкой отсылкой к готическому письму, с применением широкой кисти. Набранную этим шрифтом надпись можно принять за леттеринг — большое количество альтернативных знаков с росчерками убедительно этому способствует. Вообще, готика в кириллице зачастую выглядит довольно странно и надуманно, но в курсивных конструкциях она обретает не искусственную (как бывает зачастую в прямой фрактуре), а естественную динамику. Заслуживает внимания контроль дизайнера над чёрным и белым и контуром в целом. Bouquet примечателен плотной тёмной тканью набора в среднем кегле и дополнительными украшениями вроде росчерков, если вы набираете крупный заголовок. Как правило, появление подобного шрифта на рынке стремительно превращает его в завсегдатая вывесок и упаковок благодаря выразительности набранных им названий, которые сразу становятся логотипами. Интересно сравнить его с другим примером переосмысления каллиграфии в виде наборного шрифта — гарнитурой Веры Евстафьевой Amalta. Их сходство — в графической основе, то есть в письме широкой кистью, а их главное отличие — текстовый потенциал при дальнейшем развитии. В «Амальте» он теоретически возможен при уменьшении насыщенности и дополнительной корректировке знаков. Отсутствие такового, конечно, не является недостатком гарнитуры Bouquet, которая сама по себе — художественное высказывание. Это лишь наблюдение над «скелетом» шрифта и теми возможностями, которые он таит.

Formular

Шрифт Formular — неогротеск, созданный под влиянием эстетики новой швейцарской волны, где типографика выполняет мощную роль остранения, создавая на своём графическом уровне напряжение между формой и содержанием. Активно разделяя их, Лоренц Бруннер, Симона Коллер, Ронни Юнгер и многие другие «швейцарцы» парадоксально добиваются внимания к содержанию, а в переживший постмодернизм век это, пожалуй, и есть задача номер один для графического дизайнера. Шрифты, которые мы видим в проектах этой эстетики, интересны с точки зрения тонких «сбоев» ритма — то на уровне увеличенного межбуквенного расстояния, то на уровне формы отдельных букв. С точки зрения качества новая гарнитура «Браунфоксов» безупречна — сбалансированна по контуру, ритму и оптике. От своих собратьев она отличается изобретательными формами некоторых букв, например M и W. (Всего-то на полтона ниже, а ритм и «звучание» становятся уникальными.) Ещё один важный момент в строении этого шрифта — его пропорции. Formular удобен в работе с различными конструкциями: он может быть лёгким во флаговом наборе, а может стать и «кирпичом» в блочной текстуре. Его подчёркнуто чистые по геометрии знаки (стремящиеся к квадрату и кругу) делают строку крепко сбитой, а предельно короткие выносные элементы позволяют мостить абзацы максимально плотно, не теряя воздуха и ритма внутри. Это делает его универсальным инструментом, например, в интерфейсах и на веб-страницах (большим преимуществом гарнитуры является наличие экранной версии). Он решает задачи заголовков, сносок, элементов меню, вводных абзацев, врезов в одинаковой степени убедительно. Один из заметных примеров использования шрифта — свежий образовательный проект Arzamas, где контрапунктом «Формуляру» служит гарнитура Lava. Отметим, что Formular снабжён минускульными и табличными цифрами, знаками препинания для прописных (так называемая «пунктуация, чувствительная к регистру»), дробями, знаками верхнего и нижнего индекса и стилистическими альтернативами для ряда букв.

Gerbera

Новый гро­теск Gerbera на пер­вый взгляд от­сы­ла­ет к работам Эд­вар­да Джон­сто­на, Эри­ка Гил­ла, Па­у­ля Рен­не­ра и Ар­но Дре­ше­ра, к со­вре­мен­ным шрифтам вро­де Euclid (SwissTypefaces) или Brown (Lineto). Срав­ни­вать мож­но дол­го и с увле­че­ни­ем, но нам ви­дит­ся в «Гер­бе­ре» не гео­мет­рия «Фу­ту­ры» и не гиб­кость форм из эпо­хи дви­же­ния ис­кусств и ре­месёл, а тень Ро­же Эк­ско­ффо­на и его гро­те­ска Antique Olive (по­че­му-то се­го­дня не столь по­пу­ляр­но­го, как пе­ре­чис­лен­ные вы­ше шриф­ты). Впро­чем, это мо­жет быть и об­ма­ном зре­ния из-за од­ной лишь тон­кой де­та­ли, а имен­но не­боль­шо­го обрат­но­го кон­трас­та в зна­ках, ко­то­рому «Гер­бе­ра» обязана осо­бым ритмом. И в це­лом в эту гар­ни­ту­ру «Бра­ун­фок­сов» сто­ит вгля­ды­вать­ся вни­ма­тель­но: пре­уве­ли­чен­но раз­но­ши­рин­ные про­пис­ные в на­бо­ре вы­гля­дят тор­же­ствен­но и книж­но, обрат­ный кон­траст решён фи­ли­гран­но, а не­обя­за­тель­ные сти­ли­сти­че­ские за­ме­ны (строчная а, прописная Q) неожиданно ме­ня­ют об­раз на­бран­но­го сло­ва, если вос­поль­зо­вать­ся ими. Правда, хочется спросить, почему в гротеске, явно приближенном к группе гуманистических, нет двучастной g хотя бы на уровне альтернативной формы, но, с другой стороны, такая непоследовательность придаёт «Гербере» определённый шарм.

Glober

Гарнитура Glober на пер­вый взгляд не ка­жет­ся ис­клю­че­ни­ем из ряда открытых узких гротесков, а при­ла­жен­ные к окон­ча­ни­ям штри­хов ра­ди­у­сы скруг­ле­ний ме­ста­ми вы­гля­дят даже немного наигранно. Но по­том в по­ле зре­ния по­па­да­ют ова­лы и по­луова­лы: они вы­пол­не­ны ис­кус­но и формируют характер шрифта — имен­но это ме­ня­ет на­ше впе­чат­ле­ние от об­ли­ка гар­ни­ту­ры. Ова­лы «тё­плые», не ме­ха­ни­че­ские: фор­мы букв о, e най­де­ны точ­но и за­став­ля­ют рав­нять­ся на се­бя все осталь­ные зна­ки, со­зда­вая гам­му пла­сти­че­ских пе­ре­жи­ва­ний в, ка­за­лось бы, ста­тич­ной и бес­хит­рост­ной мо­де­ли шриф­та. Это сба­лан­си­ро­ван­ное шриф­то­вое се­мей­ство при­ме­ча­тель­но 18 на­чер­та­ни­я­ми — от тон­ко­го до сверх­жир­но­го, вклю­чая на­клон­ные. И, что не­ма­ло­важ­но, су­ще­ству­ют экран­ные вер­сии «Гло­бе­ра» — это ещё и уни­вер­саль­ный ин­стру­мент для раз­ра­бот­чи­ка мо­биль­ных при­ло­же­ний и веб-ди­зай­не­ра. Гар­ни­ту­ра — по­бе­ди­тель кон­кур­са «Со­вре­мен­ная ки­рил­ли­ца 2014» в но­ми­на­ции «Тек­сто­вые шриф­ты».

Identitet

Шрифтовые проекты Николы Джурека часто связаны с экспериментом, будь то эксперимент технологический или лингвистический. Identitet обернулся новым смелым исследованием и опытом объединения в одной шрифтовой системе нескольких письменностей, которые исторически использовались (и используются) на Балканах. Это очень высокая планка, поскольку избранные письменности решительно отличаются графическим образом знаков. Глаголица (в трёх начертаниях — от аккуратной исторической реконструкции древнейшей «угловатой» глаголицы до более современной круглой), боснийская кириллица, русская кириллица, arebica (вариант арабского алфавита для боснийского языка) и латиница в семье Identitet обладают единой толщиной штрихов, одинаковой высотой строчных и прописных знаков, и так далее во всех деталях, позволяющих достичь единства внутри системы. Identitet — проект знаковый для современного мира, охваченного глобализацией с возможностью мгновенного доступа к любой информации, которая, в свою очередь, требует перевода и графического отображения на биллионах мобильных устройств. Никола Джурек провёл серьёзную исследовательскую и художественную работу — чего стоит, скажем, создание автором новых графем в версии «круглой» глаголицы для обслуживания звуков в современном сербском языке, которых не существовало в древности.

Input

Шрифтовая семья с гигантским количеством моноширинных начертаний специально для написания программного кода. Возникает резонный вопрос, действительно ли это функционально оправданно, но пусть он остаётся риторическим. Эстетика моноширинных шрифтов эпохи ранних компьютеров и текстовых редакторов давно пользуется успехом у графических дизайнеров. Дэвид Джонатан Росс вдохновлялся процессом создания экранного шрифта Verdana Мэтью Картера и изначально рисовал Input как пиксельный шрифт. Когда базовые пропорции букв были выбраны, Дэвид приступил к отрисовке контуров поверх 11-пиксельной сетки. В результате Input может с успехом работать в типографике кода, в наборе табличных данных, а также в обычных текстах (например, технической документации). Любопытно, что автор шрифта предлагает использовать в коде (помимо синтаксической подсветки) различные начертания — от гротеска до брускового. Input бесплатен для персонального использования, а его сайт — не только промоинструмент, но и прекрасное поле для тестирования и генерирования шрифта с заданными стилистическими особенностями и знаковым составом. Input — победитель конкурса «Современная кириллица 2014» в номинации «Текстовые шрифты». Гаянэ Багдасарян, член жюри конкурса, прокомментировала проект так: «Несмотря на то что некоторые кириллические знаки можно было бы слегка подкорректировать в соответствии с традициями, общая структура текстового набора выделяет Input из многих кириллических шрифтов своим точным попаданием в нерв времени. Моноширинный набор тоже сохраняет своё очарование в кириллице, что само по себе большая редкость».

Journal Sans New

«Журнальная рубленая» (её текстовая версия, а ещё существовало начертание для крупнокегельного набора, см. «Каталог ручных и машинных шрифтов», М., 1966) была спроектирована Анатолием Щукиным и его коллегами из Отдела наборных шрифтов Института полиграфического машиностроения в 1940–1956 году. Ревизия первой цифровой версии «Журнальной рубленой», созданной ещё на заре существования фирмы ParaGraph, выявила ряд проблем в контурах, межбуквенном расстоянии, кернинге. Все они усилиями дизайнеров Марии Селезеневой, Александры Корольковой, Олексы Волочая были устранены, но главное не в этом. Известно, что в основе Журнальной рубленой лежит шрифт Erbar-Grotesk (Jakob Erbar, Ludwig & Mayer, 1929) — его пропорции, геометрический склад и состав начертаний схожи. Обновление «Журнальной рубленой» заключается в существенной переработке и уточнении знаков, существовавших в советское время «в металле», многие формы букв упростились, а их первоначальные варианты (например, кж) спрятаны в «альтернативы». Именно эти действия вновь сблизили «Эрбар-гротеск» и «Журнальную рубленую». Кроме того, был расширен состав начертаний: появился настоящий курсив (а не наклонное начертание) и два своеобразных заголовочных начертания. Кажется, «Журнальная рубленая» больше не напоминает о подшивках журнала «Наука и жизнь» за полированной коричневой дверцей шкафа и является полноценным инструментом для работы. А впрочем, если вы всё-таки захотите немного предаться ностальгии, всегда можно воспользваться альтернативными треугольными формами л и д — и набор сменит свой «возраст».

Stem

О кириллическом «Готэме» грезили многие дизайнеры, и Stem можно назвать серьёзной попыткой эту мечту исполнить. Но что существенно отличает этот шрифт, кроме самих пластических особенностей, так это курсив. Если прямое начертание ещё пытается держать осанку, тянуть носок, сохранять определённую жёсткость, то вместе с курсивом образ заметно смягчается и становится приветливее и покладистее. Двенадцать начертаний — от сверхтонкого до жирного, включая курсивы, капитель, различные стилистические наборы для цифр, альтернативные формы знаков (а, кж), и это только первая часть проекта, предназначенная для крупнокегельного акцидентного набора. По сообщениям авторов, ожидается выпуск новых начертаний для текстового набора, в том числе мелкокегельного (caption).

Woodkit

Деревянные литеры для акцидентного набора как эстетический объект обрели новую жизнь в этом проекте Ондрея. По словам автора, работа с «Вудкитом» напоминает игру в кубики. В вашем распоряжении три семейства (Solid, Print и Reprint, визуально отличающиеся эффектами «непропечатки»), в каждом из них по шесть начертаний различной стилистики с орнаментами. При включённых функциях OpenType можно добиваться весёлой вариативности и использовать Woodkit на полную катушку — на все 10 000+ глифов. Этот впечатляющий проект акцидентного шрифта стал одним из победителей конкурса «Современная кириллица 2014». Шрифт был отмечен Юрием Гордоном, членом жюри конкурса: "Woodkit — замечательный по замыслу и блестящий по исполнению шрифтовой проект в жанре новой типографики — набор на грани шрифта и политипажа. Шрифтовая система, состоящая из чрезвычайно разнообразных, но отлично подогнанных друг к другу глифов-кубиков, позволяет выстраивать необыкновенные дома-надписи-картины, где каждая буква задерживает глаз, а простой набор становится готовым постером. Но это ещё и читается! В Woodkit можно играть, как в детский конструктор, собирая то слова, то абстрактные композиции из входящих в систему орнаментов. Для меня этот комплект — привет и из прошлого с деревянными литерами, и из будущего с динамической типографикой, с самоценными типографическими играми, не привязанными, как до сих пор, к утилитарным целям. Возможно, это первый в мире комплект для игры в бисер".

Ремесло
Топ
Кириллица
2014
44190