О шрифте

Владимир Фаворский был мастером гравированного акцидентного шрифта, который он использовал в сочетании и в неразрывной связи с изображениями на титульных листах и обложках книг и журналов. Его шрифт самобытен и многолик, с помощью чёрного и белого он вместе с изображениями передаёт сложность и многообразие окружающего нас пространства. Подход Фаворского к шрифтовым композициям разительно отличается от подхода его современников, как отечественных (Николай Пискарёв, Алексей Кравченко), так и зарубежных мастеров ксилографии, работавших с гравированным шрифтом (Эрик Гилл, Рейнольдс Стоун). Его работам присуща небывалая свобода в композиции и новаторство в трактовке форм. Зачастую он смешивает разные шрифтовые стили на одном листе, а иногда и в одном слове, предвосхищая поиски дизайнеров постмодернизма. Глава «О шрифте» из статьи «О графике как об основе книжного искусства» позволит читателю познакомиться с небольшой частью теории композиции Фаворского, не имеющей аналогов в зарубежной литературе. В главе он излагает собственную классификацию шрифтов и виды им соответствующих изображений и представляет в неожиданном ракурсе ключевые понятия, которыми мы пользуемся и сегодня в графическом дизайне и типографике.

14 мая 2014

Текст

Владимир Фаворский

аша русская шрифтовая система — одна из европейских систем, идущая отчасти от греческой, — в выражении и оформлении своих функций очень сильно использует вертикаль и горизонталь со всеми их свойствами. Причём можно сказать, что и горизонталь как линия равномерного движения, и вертикаль как ограниченная, остановленная линия, могущая иметь свой определённый внутренний строй и отсюда свой определённый масштаб, выявляют в нашем шрифте все основные свойства.

Горизонталь составляет основу строки, функция движения по тексту, в частности по строке, использует свойства горизонтали, её равномерное движение, и естественно и увлекательно вместе с буквами идёт по ней. С другой стороны, вертикаль столбца даёт нам и цельность этого столбца, когда мы его воспринимаем статически, и, читая строку за строкой, мы спускаемся по ней все ниже и ниже, и, между прочим, это движение вниз по вертикали, идя как бы против течения, идущего снизу, и имея тем самым всё время упор, может быть всегда остановлено. (Это подобно тому, как пароход, положим, на реке Оке, идя против течения, легко останавливается и задерживает ход и ссаживает пассажира, а идя по течению, часто отказывается это сделать.)

Но вертикаль со всеми её свойствами как ограниченной и масштабной линии работает в шрифте главным образом как остановка. И в книге вертикаль титула и вертикаль столбца, и в букве вертикаль штамба буквы работает как остановка.

Оформление этих двух основных моментов в шрифте и составляет главное, и в этом вертикаль и горизонталь играют первостепенную роль.

В. Фаворский. «Шрифт, его типы и связь иллюстрации со шрифтом». Обложка. 1925. Ксилография.

Если взять слова нашего языка, то для всех ясно, что они не безразличны к содержанию своему и являются большею частью живыми словесными изображениями тех вещей, которые они обозначают.

Не являются ли буквы тоже сколько-то подлинным изображением тех голосовых жестов, которыми мы при помощи горла, нёба, зубов и языка произносим нужный нам звук?

В этом отношении можно по-разному расценивать гласные и согласные звуки. Гласные гораздо проще по мускульному жесту; тут участвует главным образом голосовая труба, которая либо сжимается, как в звуке «И», либо берётся открытая в самой своей глубине, как в звуке «А», либо удлиняется ртом в звуке «О», либо удлиняется губами в звуке «У». Поэтому естественно, что в буквах это отражается.

В. Лазарев. «Никодим Павлович Кондаков». Обложка. 1925. Ксилография.

В буквах, обозначающих гласные звуки, изображается как бы голосовой жест — это ясно в «О», ясно в «У», ясно в «И», если бы изображать его однопалочным; несколько менее ясно в букве «А», а в букве «Е», особенно если нарисовать её, как «Э» оборотное, как бы в профиль, изображается весь голосовой аппарат — и рот, и язык.

С согласными дело обстоит гораздо сложнее, и угадать там изобразительный момент труднее. Но мы, во всяком случае, можем воспользоваться различием между гласными знаками и согласными. Первые у нас в шрифте по преимуществу зияющие, а вторые главным образом строятся на штамбах, кроме немногих, как «З» и «С».

«Революционная поэзия современного Запада». Антология. Обложка. 1928. Ксилография.

Между прочим, в древних шрифтах существовало значительное различие между гласными и согласными знаками.

В латинском шрифте, писавшемся на памятниках архитектуры, гласные были более широкими и более зияющими, чем согласные, а в древнем славянском гласные, наоборот, сжимались, предпочтение оказывалось согласным, которые вносили в речь как бы цвет, а модуляции гласных могли рассматриваться как количественные изменения; поэтому гласные знаки сжимались, кроме, может быть, «У», а согласные часто были даже очень широкими, как «М» и другие буквы.

«Слово о полку Игореве». Заглавие для переплёта. 1938. Ксилография.

Для нашего языка характерно открытое звучание гласных, и поэтому естественно обратить внимание на их различие от согласных и в их графическом написании. Если это сделать, то можно понять и начертание слога как чего-то цельного.

Здесь надо заметить, что иногда стремились в шрифте дать по возможности буквы одинаковой ширины, но в древних шрифтах к этому никогда не стремились, и это было бы и не на пользу дела, так как выразительность шрифта при общем единстве масштаба, стиля и элементов, как то: штамбов, дуг и ветвей — основывается на различии букв, на разной их выразительности, и если мы можем не только каждую из них различить друг от друга, то тем более полезно отличить графически гласные от согласных.

Наши согласные знаки вносят в шрифт массу штамбов вертикальных мачт. У нас много букв с одной мачтой, но есть и с двумя, есть даже с тремя — как «Ш» и «Щ»; и даже в гласных мачта занимает некоторое место — как в «И» и в «Ы» и «Е»; и в мягком и твёрдом знаке, и в двугласных — как в «Ю» и «Я».

Тем более для моделировки строки необходимо использовать зияние гласных в контраст с вертикализмом согласных.

Я уже сказал, что в построении шрифта имела бы очень большое значение работа над графической выразительностью слога, а не только отдельной буквы. Если это сделать, то есть возможность ритму данного слова ответить графическим ритмом букв, с их жестами, зияниями, остановками, стремлением дальше, вперёд, сосредоточением штамбов в корнях слов, где встречаются несколько согласных, и разрежением в местах гласных знаков, бóльший воздух в гласных и гласных окончаниях.

Н. Бромлей. «Потомок Гаргантюа». Обложка. 1930. Ксилография.

Если мы возьмём букву «К», то на ней очень ясно можно видеть использование мачты как остановки и идущих от неё вверх и вниз жестов ветвей. Композиционное значение этой конструкции в том, что мы, укрепившись по вертикали, в то же время движемся дальше.

Жесты идут в диагональном направлении вверх и вниз, буква как бы шагает и подымает руку. Жесты подобны жестам дерева или человека, и диагональное их направление сохраняет за буквой цельность, а горизонтальное движение выполняется сложно, а не примитивно. Если мы к этому знаку присоединим знак гласной «О», а после — «У», то это как бы продолжит жест буквы «К». Жест будет идти как бы от того же штамба и тем самым сделает слог единым организмом. То же можно представить себе и с другими согласными. С некоторыми единство слога будет удачно строиться, с некоторыми менее удачно, но тем не менее, достигнув слоговой выразительности начертания слова, можно добиться и графического ритма, соответственного словесному ритму.

«Четвёртая выставка скульптуры ОРС». 1931. Ксилография.

Но перейдём к конструкции шрифта. Шрифт может быть различной конструкции, и, кроме того, буква, составляя собой чёрный силуэт, получает как бы цветовое тело, а та или иная моделировка чёрного, изменяя конструкцию, в то же время ставит букву в определённое отношение к белому, причём, так как буква моделирует чёрное, то тем самым моделирует и белое и чёрное, как бы врастает в белое.

Буква тонет в белом и возникает из белого (буква как бы похожа на муху в молоке). Иначе буква сухо лежала бы на листе в цветовом отношении и как бы могла быть сброшена с листа бумаги.

Марка русско-германского общества «Культура и техника». 1929. Ксилография.

Различные эпохи и различные стили создавали и различные, в смысле конструкции и цвета, шрифты.

Не уходя слишком далеко в историю шрифта, начнем с XVI века. Книга иллюстрацией тогда имела продольную линейную гравюру пли потом медную гравюру, и буква сама часто резалась на дереве или гравировалась на меди. Основой шрифта были штамбы и дуги; штамбы делались с подсечками, что вообще очень существенно в шрифте, так как ограничивает вертикаль, делает её предметной, не позволяет ей тонуть в белом и превращает штамб как бы в колонну. Причём форма подсечек в это время оканчивалась довольно остро. Штамб как бы вдавливался сколько-то в белый цвет. Такие тонко оканчивающиеся подсечки при не очень толстом штамбе делали некоторый контраст цвета, правда, скрадывающийся при печати, когда при вдавливании буквы в бумагу острые края несколько закруглялись.

Шрифт, основанный на таком штамбе, можно назвать объёмным, так как он не дает особенно углубляющегося чёрного цвета, а если подсечки закруглить немного, то и вовсе опредмечивает штамб и придаёт штамбу хотя и моделирующийся, но как бы единый локальный цвет (на рисунке — А).

Мне лично часто, соединяя подобный шрифт с объёмным рисунком, в силу разного решения в иллюстрации, приходилось и в шрифте либо больше, либо меньше закруглять подсечку и тем утяжелять букву или облегчать её в цвете.

Подобный шрифт и дуги строит более или менее правильно, подобно тому как сгибалась бы стальная пружина, и поэтому малые дуги, как, например, в «В» и «Б» и др., займут гораздо меньше места, чем большая дуга «С» или «О».

Моделировка дуг тоже не должна быть очень контрастной, так как тогда, естественно, нарушится единство локального цвета буквы.

Существенно, конечно, где мы прикрепляем дуги или ветки к штамбу. Прикрепляя выше или ниже, мы букве даём определённый масштаб.

Пример «объёмного» шрифта по классификации Фаворского — гарнитура Академическая. Каталог ручных и машинных шрифтов. Изд. «Книга». Москва. 1966.

Где должна быть талия у буквы «В» и др.?

По-видимому, только не на геометрической середине, так как таковой для вертикали зрительно, собственно, не существует. Талия буквы «В» должна быть выше середины, и, следовательно, верхняя дуга будет меньше, чем нижняя. Момент, насколько выше середины штамба даёт, так сказать, талию буквы, решит масштаб буквы, её стройность или приземистость. И если это определено, то во всех буквах, где талия есть, она должна быть дана на той же высоте. Так, в «В», «Б», «З», «Я», «Ъ», «Ь», «X» и, возможно, в перемычке букв «Н» и «Ю», но в «Е», «Р» и «Ч» она может быть ниже середины, так как иначе дуги будут очень малы, а язычок в букве «Е», если он ниже, то выразительнее звучит в конструкции буквы.

Журнал «Искусство». Обложка. 1928. Ксилография.

Всё это единое деление вертикали не должно проводиться механически, некоторые вариации допустимы и даже необходимы. Я, правда, сильно задираю вверх талию у буквы «К» и тем самым, может быть, делаю её слишком стройной, но это ради нижней ветви, которая тогда очень выразительна, а у Дюрера в шрифте буква «К» уж очень головастая.

Альбрехт Дюрер. Схема построения латинской прописной буквы K. Руководство к измерению циркулем и линейкой. 1525.

Надо заметить, что в подобном шрифте, то есть объёмном, возможно выделение горизонталей, как, например, в буквах «Н», «Ю», «А»; они могут составлять как бы середину между толщиной штамба и тонкой линией.

Диагональ подъёма и диагональ падения хорошо различаются по цвету, и естественно, что лёгкость соответствует диагонали подъёма, а диагональ падения загружается цветом.

Поэтому очень неприятно звучит в нашем шрифте буква «И», изображаемая как перевёрнутая латинская буква «N».

В объёмном шрифте, который можно назвать также классическим, вертикаль и горизонталь соизмеримы. Это подчёркивает особенно строение дуг в таких буквах, как «О» или «С». Надо тоже сказать, что «О», стремясь к кругу, строится всё-таки только как широкий овал, а не как круг. И, кроме того, «О» и «С» делаются немного выше других букв, а также «А», если кончается вверху остро.

Г. Шторм. «Труды и дни Михаила Ломоносова». Титульный лист. 1932. Ксилография.

Есть изобразительные поверхности, созданные вертикально и горизонтально, в которых и вертикаль, и горизонталь соизмеримы; горизонталь, это как бы та же поваленная вертикаль, а есть поверхности, в которых такой соизмеримости нет. Мы как бы можем создать изобразительную плоскость, оконтурив её горизонталью и вертикалью, прошив её всю решеткой из этих линий, получив, таким образом, как бы миллиметровку. Но можно представить себе плоскость, созданную движением вертикали определённого масштаба в стороны направо и налево, причём остановка вертикали справа и слева создаёт вертикальные границы, а горизонтальные создаются движением концов вертикали. На такой изобразительной поверхности не будет соизмеримости вертикали и горизонтали, это будет как бы непрерывный ряд вертикалей. Такую изобразительную поверхность мы имеем в византийском и древнерусском искусстве и, например, у Греко и некоторых других. (Возможна плоскость, построенная таким же образом горизонталью.)

Перейдём к шрифту, который строится на подобной вертикальной поверхности. Это шрифт XIX века, называемый иногда романтическим шрифтом.

Шрифт наиболее цветной, его штамб довольно широкий, иногда даже очень, имеет тонкие острые подсечки, иногда прямо идущие к штамбу, иногда округляющиеся.

Цвет штамба и дуг очень сильно контрастирует с подсечками и волосными линиями, и поэтому чёрное, особенно в штамбе, углубляется в бумагу, в белое, и усики подсечек удерживают чёрное на поверхности (на рисунке — Б). Сравнение буквы с мухой, упавшей в молоко, особенно подходит к этому типу шрифта. Надо сказать, что нажим чёрного на белое в этом шрифте вызывает большую активность белого, которое то оказывает себя лёгким и отвлечённым, то кажется очень массивным и всё время имеет взаимоотношение с буквой, само меняясь под влиянием чёрного и меняя в свою очередь чёрное.

Подобную встречу и взаимоотношение чёрного и белого мы видим и в ксилографических иллюстрациях в романтических книгах, в иллюстрациях Гаварни, Домье, Гранвиля. И там первый план часто составляет чёрное, которое облегчается, становится серым и испытывает наступление белого, идущее с заднего плана на неё.

Объёмная буква (А) очень предметна. Не то с романтической буквой (Б): она пространственна, она часто очень сжата; её вертикализм в строении её дуг делает её как бы элементом пространственного ряда, а не самостоятельным предметом.

Дуги и ветви в этом шрифте строятся не по естественному изгибу пружины, а как бы сжимаются и сами по себе рядом с вертикальным штамбом создают некий вертикальный узор, как и «О» и «С». Причём тут буквы могут в разных гарнитурах быть шире и уже, выше и ниже, но в одной гарнитуре они подчиняются одному пространственному строю.

Конечно, и в этом типе шрифта возможно уклонение к более предметному типу, который мы встречаем в шрифте эпохи ампира.

Пример «романтического» шрифта по классификации Фаворского — гарнитура Елизаветинская. Каталог ручных и машинных шрифтов. Изд. «Книга». Москва. 1966.

Есть ещё тип шрифта, используемый часто в XX веке, но и раньше бытовавший наряду с пространственным. Этот тип связан с плакатом, объявлением, с фотографической иллюстрацией и с иллюстрацией фактурной, характерной для плоского кубизма, развившегося в XX веке, и в книге фотомонтажной и детской цветной.

Это шрифт очень цветной, без всяких подсечек, почти не моделирующий чёрного, а следовательно, и белого цвета и дающий только элемент конструкции (В).

Такая буква тоже теряет в предметности, ей не хватает лица, индивидуальности, и она является как бы только куском материала, что подходит к оптической моделировке серого в фотографии или к фактурам цветной иллюстрации.

Возможна и как бы ей противоположна скелетная буква, где уже совсем нет моделировки чёрного и белого, а есть ровные линии, которые чертят схему буквы (Г).

В этих двух типах шрифта дуги часто теряют всякое воспоминание о пружине и часто квадратятся.

Вот, собственно, основные типы шрифта. Возможны какие-то средние между ними, как бы гибридные типы.

Как в архитектуре, так и в шрифте так силён архитектонический и структурный момент, что всякое искание совершенно нового, как бы нетрадиционного, ведет к тому, что появляются такие стили, как стиль модерн в архитектуре и в шрифте. В шрифте это ведёт к тому, что буква искажается, талия её задирается либо невероятно высоко, либо невероятно низко, и буква уродуется. В шрифте, как и в архитектуре, возможно искать новое, только развивая ту классическую основу, которая обусловливает строй шрифта, и искать большей функциональной выразительности в тех же основных качествах шрифтового строя. Уйти от штамба, от дуг, от вертикали и горизонтали в шрифте труднее, чем в архитектуре от колонны, или пилястра, или столба, так что своеобразные ордера живут в шрифте, повторяясь и варьируясь.

Образцы шрифтов типографии Можайского УИКа. Можайск. 1926.

Отсюда может возникнуть вопрос: можно ли соединять разные гарнитуры, как в архитектуре разные ордера? По-видимому, возможно, но родственные.

В этом отношении мне кажется неправильным, когда в гарнитуре классического шрифта мы имеем жирный и полужирный варианты. Объёмный или классический шрифт крайне предметен, имеет ясно выраженную свою горизонталь и вертикаль и свой масштаб, а когда в жирном варианте или в более крупном кегле буква сжимается, то масштаб тем самым нарушается. Поэтому и соединение объёмного шрифта с пространственным невозможно, но соединение, например, объёмного со скелетным шрифтом, повторяющим те же пропорции, возможно вполне, а также возможно и часто встречается соединение в пространственном шрифте шрифтов разного масштаба, разных пропорций и введение в композицию наряду с пространственным фактурного плакатного шрифта. Это часто можно видеть в титульных композициях романтической книги.

Б. Бернсон. «Флорентийские живописцы Возрождения». Обложка. 1923. Ксилография.

Я уже говорил о связи шрифта с иллюстрацией. Можно ещё подробнее остановиться на этом вопросе.

Когда у вас в композиции буква классического типа, которая живёт на листе как существо, жестикулирует, движется, то, рисуя иллюстрацию, даёшь и фигурам жить на этой же поверхности листа, на этом пространстве, вместе с буквой. Непосредственного фона у фигур нет — вся иллюстрация состоит из предметов, одинаковые свойства объединяют и буквы, и фигуры. Фигуры моделируются светом и тенью, так же и шрифт; собственно классический объёмный шрифт даёт в общем светотеневое впечатление в отношении чёрного и белого.

Иначе с пространственным шрифтом. Там очень трудно непосредственно в белое поле ввести фигуру; обычно в романтическую книгу вводится фигура или фигуры с фоном, и всё изображение не кончается собственно рамой, а пейзаж постепенно сводится на нет и наружу даёт край тонкий и лежащий непосредственно в уровне бумажного листа, так что иллюстрация строится как бы линзообразно: в середине глубина, а к краям она сходит на нет.

А. Пушкин. Собрание сочинений. Шмуцтитул. 1949. Ксилография.

Но возможно и соединение иллюстрации со шрифтом и через раму в собственном смысле. Соединение плакатного шрифта с силуэтным изображением, конечно, тоже законно. И всегда в иллюстрациях важно выдерживать стиль шрифта и изображения.

Инициалы к повести Анатоля Франса «Суждения аббата Жерома Куаньяра». 1918. Ксилография.

Дальше остановимся на шрифтовых композициях.

Прежде всего, как строить отдельное слово? Слово часто в титуле составляет всю строку, а иногда и всё содержание титула. Это обусловливает к нему особый подход. Мы, рисуя слово, можем учесть в нём корень, подъемную гласную или предлог и окончание. И, учитывая всё это, можем отчасти усилить нагрузку цвета и теснее построить буквы, дающие корень слова, а начало и особенно конец разрядить и облегчить в цвете, а иногда развить это так, что слово уже не будет держаться только строки, но жить на всём листе, как жил бы вензель или что-либо подобное.

Такое же отношение может быть к слову и в строке, где оно входит в целую фразу, но более осторожное.

В титуле это может помочь подчеркнуть главную ось, вокруг которой обычно строится титул. Титул может быть простой, одноосный, но можно его усложнить введением новых групп шрифта и новых осей, подчинённых главной оси. Основная ось может как бы двоиться и даже троиться.

В. Шекспир. «Гамлет». 1940. Титульный лист. Ксилография.

Это всё, по-видимому, что могу я вкратце сказать о шрифте, о том, как я его понимаю и как я его практически осуществлял.

В конце мне хотелось коснуться русского древнего шрифта, устава и полуустава.

Наш шрифт сегодняшний строится во многом сходно с западным классическим шрифтом. Но западный шрифт типа antiqua с зияющими гласными, с круглыми дугами, с выносными элементами в строчном тексте даёт очень часто красивое светотеневое впечатление с разнообразно сияющим белым в строках слов. Наш же шрифт во многом исходит из древнего русского шрифта и поэтому не имеет почти выносных элементов и сохраняет массу штамбов у букв, которые в западном шрифте штамбов не имеют. Отсюда в наш шрифт входит цветовой принцип, свойственный древнерусскому уставу, и цветовая тенденция смешивается со светотеневой.

В. Фаворский. Приглашение на вечер памяти П. М. Третьякова. Москва. 1923.

Иногда возникает мысль вернуть шрифт к цветовому принципу, взяв что-то от древнего шрифта, или, наоборот, усилить в нём светотеневой принцип. Но это такой сложный и специальный вопрос, что, продолжая о нём думать, я не решаюсь сейчас на нём подробно останавливаться.

Дополнительное чтение

  1. Юрий Герчук о Владимире Фаворском. Журнал «Шрифт», 12 марта 2014.
  2. Фаворский В. А. Литературно-теоретическое наследие. — М.: Советский художник, 1988.

  3. Книжная графика В. А. Фаворского. / Сост. Л. Чертков. — М.: Контакт-культура, 2012.

То же, что основ­ной штрих — до­ми­ни­ру­ю­щий вер­ти­каль­ный или на­клон­ный штрих в осно­ве зна­ка. В округ­лых зна­ках основ­ной штрих на­зы­ва­ет­ся на­плыв (мак­си­маль­ное утол­ще­ние штри­ха). — Прим. ред.

В. А. Фа­вор­ский так на­зы­ва­ет за­сеч­ки. — Прим. ред.

История
Фаворский
Теория
21975